Мария Обухова и Роман Мокров

Дела семейные 0

24/07/2013
Елизавета Бровикова

15 июля в Московском музее современного искусства в Ермолаевском переулке состоялось открытие выставки работ молодых художников «Мастерская 20’13», которую можно будет посмотреть до 18 августа. Читатели Arterritory.com уже знакомы с одной из участниц выставки, Марией Сафроновой, и с куратором проекта, Дарьей Камышниковой. Продолжая эту серию интервью, мы встретились с Романом Мокровым и Марией Обуховой, супружеской парой молодых художников, чтобы выяснить, как могут различаться взгляды на проблемы современного искусства в рамках одной семьи.

О своём формировании

Роман: С самого раннего детства я, как и все дети, занимался поделками, лепкой, рисованием. Мама возила меня по музеям, я долгое время, класса до седьмого, занимался в изостудии при ГМИИ им. Пушкина. Всё время что-то делал, даже рисовал комиксы. В институте забросил это, учился на психолога, защитил диплом «Снятие тревожности средствами светозвукорезонансной живописи». Дело в том, что я живу в Подмосковье, у меня совершенно не было связей с художественным миром. Мне нравилось современное искусство, но я не знал, как и где этому можно научиться. Поэтому я сделал много ненужных шагов, например, вступил в Союз художников. Я сидел там со взрослыми мужиками, которые рассуждали о том, что настоящая фотография – это плёночная черно-белая, а цифровая – грех. Там я и познакомился с художником Тимом Градовым, он разрабатывал систему арт-терапии, которой и был посвящён мой диплом. В Союзе художников я получил определённый опыт, просто потом стал двигаться в другом направлении. Я понял, что мне нравится фотографировать, со временем стал снимать видео и делать разные объекты. Фотографию и видео я глубоко не изучал. Просто со временем насмотрелся, начал снимать. Я и до сих пор не умею нормально фотографировать. Технически мне довольно трудно, хотел бы подтянуть матчасть. Свадебная фотосъёмка идет неплохо, но я собой недоволен.

Мария: В детстве я мечтала, что когда вырасту, стану художником, буду рисовать картины. А учиться пошла на дизайнера среды в Московский художественно-промышленный институт, думала, что так окажусь ближе к детской мечте. Довольно быстро поняла, что мне нравится делать концептуальные проекты, продумывать идею, для меня это было важнее функциональности. Искусством я, конечно, это не считала. Параллельно я рисовала «для себя», придумывала персонажей и была довольно далека от современного искусства. У меня было жгучее желание развиваться, но я никак не могла подумать, что все мои стремления к выработке идей и концепций, любовь к текстам и смыслам могут быть поддержаны, и что этому даже где-то учат. Спустя некоторое время после окончания института я узнала о существовании ИПСИ, загорелась идеей туда поступить и поступила. Для меня учеба там очень много значила. Когда я попала в ИПСИ, всё было так удивительно, интересно, столько всего нового. Мои знания уплотнялись и систематизировались, хотя не всё и не всегда было понятно с первого раза. Больше всего мне нравились лекции Стаса Шурипы. После ИПСИ я поступила в «Свободные мастерские», где ходила только на занятия Антонио Джеузы по видеоарту. Сейчас я учусь в Открытой школе МедиаАртЛаб, где тоже по большей части занимаюсь видео. Я поняла, что это мне действительно нравится. Для меня сейчас видео и кино являются очень важной частью творческой жизни, я на все смотрю через некую призму видео, вдохновляюсь всем, что вокруг, в голове очень много идей. Некоторое время назад я поняла, что разочаровалась в живописи. Я чувствую, что хочу воплощать идеи через систему движущихся образов.


Видеоинсталляция «Наша свадьба» Марии Обуховой и Романа Мокрова.

О художественных институциях

Роман: Я учился в «Свободных мастерских» и в ИПСИ. В целом до всего можно дойти самому, у нас ведь не обучают технике, нет студий, частично этому учат разве что в школе Родченко. Образование правильно настраивает голову. По крайней мере, тебе дают список книжек, которые нужно прочитать, объясняют, что хорошо, а что плохо, начинаешь понимать контекст. Все московские образовательные институции в области современного искусства требуют развития, я бы даже сказал мощной государственной заинтересованности. Но я нисколько не жалею, что учился там.

Если бы у меня была возможность съездить поучиться за границу, я бы, конечно, поехал в Берлин или Лондон. Не знаю, куда именно, я не особенно изучал этот вопрос, так как плохо владею английским языком.

У нас не хватает полноценного большого музея и так далее. В мае я был в Берлине, и мне там очень понравилось. В Милане тоже прекрасно. Я надеюсь, что московский Манеж скоро станет полноценным музеем современного искусства. Я люблю ходить в ММСИ, Гараж, МедиАартЛаб, Дом фотокарточки, галерею «Триумф».


Роман Мокров. Из серии «Немосква»

Мария: Любому человеку нужно высшее образование, оно систематизирует знания и опыт. А чтобы обучиться искусству, необязательно поступать в какие-то специальные институции. И совершенно не обязательно, что человек, учившийся в ИПСИ, выйдет оттуда стопроцентным художником, полученные знания на это не влияют. Любая школа может только помочь , направить чуть-чуть, но до всего нужно доходить самому. Просто не все люди могут себя организовать, поэтому им нужен пинок. Мне, например, он был нужен, потому что я не знала, с какой стороны подступиться к современному искусству. Я не представляла, что можно соединить искусство и философию, а в ИПСИ мне показали, как это делается.

Образовательные институции дают много полезных и интересных связей. Очень важно оказаться в той среде, которая будет влиять плодотворно на дальнейшее развитие, ведь как известно, среда тоже может формировать и делает довольно нехилый вклад со своей стороны. В ИПСИ со мной училось много интересных ребят, с которыми я продолжаю общаться. С Ромой я тоже познакомилась там.


Мария Обухова. «Пустое веселье». Инсталляция, 2012.

О других художниках

Роман: У меня есть ежедневник-подсказка, куда я записываю понравившихся художников, мои мысли по поводу искусства, идеи, ходы. Сзади у меня записано, когда я по графику снимаю свадьбы, а спереди я делаю заметки по искусству. Меня часто сравнивают с молодым Братковым, и это сравнение меня не особенно радует. Вот Юрген Теллер: настолько просто снимать и продать свое видение так дорого – это не каждый сможет. Мне нравится, как выглядят его снимки, рекламная фотосъемка. Я очень вдохновляюсь работами Сантьяго Сьерра, Мартина Парра, Анри Сала, Мартина Киппенбергера, Ричарда, Биллингема. Из моих знакомых мне нравится, что делает Маша Харитонова, супруги Сафроновы, Потапов, Венков, Радя. Мне было бы интересно побольше узнать про петербургский трэш, про Вилкина, например. 


Роман Мокров. Из серии «Немосква»

Мария: Трудно поименно перечислять, плохо запоминаю имена. Очень понравилась видеоинсталляция Филиппа Паррено в «Гараже», эффектная, технологичная и эмоциональная. Ещё очень понравилась прошедшая недавно выставка «Расширенное кино-3. Мокьюментари: Реальности недостаточно», все работы очень хорошие, кураторская работа на высоте. Меня вдохновляют альбомы и каталоги, у нас с Ромой целая коллекция, которую мы пополняем. Недавно мы купили альбом фотографа Вольфганга Тильманса, у него очень живые, фактурные снимки. Ещё хочу альбом Дианы Арбус, её таинственные портреты очень притягивают. Из видеохудожников нравятся Анри Сала, Нам Джун Пайк, Билл Виола, Сантьяго Сьерра и много кто еще. Из российских художников нравится Провмыза, у них очень красивые созерцательные работы.

О кураторах

Роман: Мне нравится работать с Дарьей Камышниковой, Ольгой Шишко, Евгенией Кикодзе. Иногда я прихожу к ним советоваться и обсуждать свои мысли. С Дарьей мы будем делать выставку про свадебные традиции в ММСИ в следующем году, а с Ольгой про пруды и болота в этом году, если всё сложится, но это пока, чур, секрет. Я люблю сотворчество. К примеру, я заказывал в мастерской гранитную табличку «Этот объект является произведением современного искусства. Роман Мокров», а её сделали совсем не так, как я хотел. Но мне это понравилось, потому что суть работы изменилась независимо от меня. А вообще я хотел бы, чтобы куратором какой-нибудь моей выставки выступил Иосиф Маркович Бакштейн. Жаль, что он редко делает выставочные проекты как куратор.

 
Роман Мокров. Из серии «Немосква»

Мария: Не сказала бы, что я много общаюсь с кураторами. Рома говорит, что нужно советоваться по поводу проектов, а я стесняюсь. Я сама хотела бы попробовать себя в кураторстве. У нас с художницей Ольгой Карякиной есть проект, мы хотим сделать выставку, посвящённую женскому искусству. И по этому вопросу мы советовались с Дарьей Камышниковой из «Свободных мастерских». Она нас поддерживает.

Можно быть одновременно художником и куратором, это хорошая практика. Обычно художник просто отдает работы на выставку, не задумываясь о её концепции, или подгоняет работы под формат экспозиции.

О современных технологиях в искусстве

Роман: Я снимаю на цифровую камеру, поэтому обрабатываю снимки и видео. Я не хотел бы специально учиться компьютерной графике или сложному монтажу, если бы я решил получать специализированное образование, то делал бы упор на системность мышления. Дорисовать всегда помогут. А так я – профессиональный дилетант.

Мария: Я по большей части занимаюсь видео, пытаюсь фотографировать, но пока у меня не очень-то получается. Мне трудно работать рядом с мастером, у меня выходит не так здорово, как у Ромы. Но он мне во всём помогает. Я пока не опробовала более сложные компьютерные технологии в искусстве, хотя и думала об этом. Хочу сделать что-нибудь в 3D MAX, какую-нибудь анимацию. Я пока не настолько хорошо знаю эту программу, но в этом направлении можно развиваться. С видео я пока тоже в процессе становления, только учусь монтажу, мне в этом помогает наш общий друг. Пока я только придумываю, как всё должно выглядеть в результате, и смотрю на процесс монтажа, чтобы в дальнейшем делать всё самой. Думаю, очень многое зависит от владения художника той или иной технологией, это развязывает руки и даёт больший простор для творчества.


Мария Обухова. Деперсонализация

О художественном рынке

Роман: А какой у нас рынок? Объёмы продаж очень маленькие. Здорово, что они вообще существуют, но на это жить нельзя. Мой основной источник дохода – свадебная фотосъёмка, которую я от всей души люблю. В это я могу вкладывать деньги.

Мария: Думаю, что на видео нельзя заработать. Не знаю, кто его покупает. Наверное, только музеи, и то только если это что-то супергениальное. Искусство по большей части покупают богатые люди, которым нечего повесить на стену. Поэтому они покупают эффектные вещи. Иногда покупают работы за громкие имена их авторов, уже сформировавшихся художников, имеющих вес на арт-сцене. Не знаю, кто кроме музеев покупает молодых художников.


Роман Мокров. Из серии «Немосква»

О политике в искусстве

Роман: Боже упаси касаться таких тем. Вся эта игра в красных и с белыми ленточками театральна и смешна. Мой друг сейчас работает в партии зеленых, снимает для них видео, и это просто цирк какой-то. Мне это неинтересно, а делать работы на тему, которая не откликается, нечестно. Что вижу – о том и пою.

Мария: Не представляю, как можно смешивать искусство и политику. В этом нет души, есть очень много скрытых мотивов и грязи. В таком контексте можно иметь дело только с историей, и то всей правды никто никогда не узнает. Для меня важны личные переживания в искусстве, а политика меня никак не трогает, я никак не могу в этом раскрыться.


Мария Обухова. Наблюдатель #2.