Петербургские «Новые тупые» в московском «Культпроекте»

Петербургская «Невидимая граница» в Москве 0

30/01/2013
Беседовал Павел Герасименко 

Так получилось, что последние несколько лет известный петербургский художник Пётр Белый много занят кураторскими проектами – сначала это была галерея «Люда», небольшой artist space на Моховой улице в Петербурге, где за год её существования сумели выставиться многие значимые художники. В отсутствие работающих культурных институций Белый фактически создаёт собственную альтернативную версию петербургского искусства. Начиная с сентября в небольшой московской галерее «Культпроект», расположенной на Остоженке, проходит фестиваль петербургского искусства под названием «Невидимая граница». Количество выставок перевалило за половину, уже состоялись пять из запланированных девяти. Сейчас в галерее проходит выставка «Найдено в Петербурге», посвящённая двадцати годам деятельности галереи «Навикула артис»: на ней собраны более сорока художников, в разное время выставлявшихся в галерее. Каково это – пытаться объяснить Москве, что происходит в петербургском искусстве последних десятилетий, – было интересно выяснить у Петра Белого.   


Пётр Белый в «Культпроекте»

Как ты познакомился с галереей «Культпроект»? Как вообще возникла идея делать фестиваль петербургского искусства? 

Галерея «Культпроект» существует в Москве три года. Их основной профиль – это «книга художника» и всё вокруг неё, московские художники-нонконформисты разных поколений, от Дмитрия Краснопевцева до Петра Перевезенцева и Сергея Якунина – левый МОСХ, фактура. Года два назад они позвонили мне и предложили сделать персональный проект. Я несколько раз отказывался, но они всё равно приехали в Петербург и уговорили меня сделать инсталляцию «Комната Отверженного» в параллельной программе Московской биеннале. Ещё через год они появились снова с идеей сделать фестиваль петербургского искусства в Москве. После сложных переговоров я согласился посвятить этому год жизни. Они очень милые интеллигентные люди, у них есть свои представления об искусстве, поэтому всё, что происходит в галерее сейчас, видимо, вызывает у них удивление. Галерея не испытывает финансовых проблем, что в значительной степени облегчает ситуацию. То, что происходит сейчас, – это годичный сезонный эксперимент. Количество выставок уже перевалило за половину. При всех сложностях от фестиваля «Невидимая граница» есть польза и в Москве, и в Петербурге – происходит возгонка, в результате которой раствор петербургского искусства набирает градус. У нас ведь нет никакой работающей институции, которая бы занималась промоушеном петербургской культуры вне Петербурга. Единственная история, которая была, организована Гельманом в Перми, и всё – больше никаких событий, посвящённых Петербургу, не было. 


Кирилл Хрусталёв

Как выбирались темы выставок

Абсолютно чёткой программы «мы сделаем так и так» нет. Лично для меня это живое размышление о двадцати годах петербургского постперестроечного искусства. Надо посмотреть, что мы сделали и каковы результаты – а они есть. Проект построен по хронологическому принципу, вначале прошли архивные выставки с желанием показать бэкграунд, вторая половина года посвящена актуальным движениям. Поскольку в Москве отсутствует в целом представление о петербургском искусстве, то эти блоки являются отправной точкой для понимания москвичами нынешней ситуации. Выставочные блоки, которые формируются, тем или иным способом объединяют художников в группы и движения, возможно, ещё не до конца осознанные, как с выставкой «Ретромутанты». Здешнее арт-сообщество не структурировано, и какие-то хорошие вещи остаются не замеченными, что очень обидно. Стратегически я опирался на уже существующие проеты. Если вспомнить первую выставку «Шизореволюция. Архив ПАиБНИ» (Петербургский Архив и Библиотека Независимого Искусства), есть архив и его идеолог Андрей Хлобыстин, моей задачей была подать всё это в определённой форме. Пристального внимания достойно такое явление, как «Новые тупые», – по большому счету, неплохо было бы издать про них отдельную монографию, и выставка в этом проекте стала первым пробным камнем. Для «Навикулы артис» это тоже была первая выездная выставка. В середине года планируется второй выход на сцену тех же людей, уже в Петербурге, с более отточенными проектами, опробованными в Москве. 


Иван Плющ

Что будет дальше? Какие ощущения от происходящего? 

Планируется, что весь фестиваль подытожит мощная книга, галеристы хотят издать увесистый альбом. Ради этого и идёт сейчас вся работа. В рамках петербургской камерной истории важно дать знать миру, что мы здесь и что здесь была какая-то своя жизнь. Из этой книги любому человеку в арт-сообществе, не только москвичу, должно быть понятно, что есть такая важная точка на земле, где происходят следующие явления. У нас есть возможность не следовать моде, несколько расслабиться, и в этой расслабленности производится самое необычное искусство, которое нужно только отыскать. Если открывать какие-то местные месторождения, то вдумчивый куратор-селекционер может многое найти. Естественно, что всё это дички, которые ещё нужно окультуривать, систематизировать, делать доступными.


Олег Хвостов

Я сталкивался со многим западными кураторами, в том числе несколько раз встречался с Кэтрин де Зегер, которая курирует следующую Московскую биеннале. Она сама спрашивала, что происходит в Петербурге, и если бы у меня в руках была книга, то я бы предложил ей самой посмотреть, что здесь происходит. Но увы, такой книги пока что нет.


Юрий Селиванов

Можно говорить о процессе самоидентификации петербургского искусства благодаря московской галерее «Культпроект». По большому счёту это хорошо. Сейчас никакой «петербургской реальности» нет, надо выходить на новый уровень. Скажем так: Москва это не конец, а начало пути для русского художника. Но до Москвы нам ещё ехать и ехать. 


Иван Химин

www.kultproekt.ru