Владимир Овчаренко

«Я всегда готов продавать» 0

Интервью взяла Элина Зузане
03/08/2012 

Российский художественный рынок нельзя назвать скромным. При этом всего несколько российских арт-галерей последовательно работают с зарубежными художниками, участвуя во всемирно признанных выставках и международных художественных ярмарках. Одна из таких галерей – галерея «Риджина», основанная в 1990 году Владимиром и Региной Овчаренко в Москве. 

Преодолев проблемы, связанные с представлением художественного пространства в экономически и политически нестабильной среде, галерея «Риджина» стала пионером на московской художественной сцене с момента своего открытия, и с тех пор играет важнейшую роль в продвижении современного русского искусства. Работая в тесном сотрудничестве с известными и признанными мастерами (Олег Кулик, Иван Чуйков, Андрей Монастырский, Сергей Братков), художниками с серьёзными перспективами (Павел Пепперштейн, Олег Голосий) и значительными зарубежными талантами (Клэр Фонтейн, Джонатан Меезе, Майк Келли, Габриэль Ороско), галерея позиционировала себя как одно из ведущих современных художественных пространств на своей родине, и ее постоянно приглашали приниять участие в важнейших биеннале искусств (Documenta, биеннале искусства в Сан-Паулу, Венецианская биеннале) и художественных ярмарках (Art Basel, Frieze, The Armory Show). Однако в 2010 году галерея «Риджина» решила расширить свои горизонты и открыла первое выставочное пространство за пределами России, в Лондоне, расположив его в здании бывшего торгового склада в художественном районе Фитцровия. 

Aretrritory.com побеседовал с Владимиром Овчаренко, директором галереи «Риджина» и уважаемой фигурой на российской арт-сцене, чтобы узнать больше о новом отделении галереи. 

Может быть, вы начнёте с того, что расскажете мне, как бы вы охарактеризовали галерею «Риджина»?

Не знаю. Мы поддерживаем художников, которые нам нравятся. У нас множество художников со всего мира и интернациональная база коллекционеров. Мы продвигаем талантливых художников и стараемся найти для них хороших коллекционеров. Так же, как любая галерея. Сложно описать, в чём разница между их списком художников и нашим. Может быть, те, кто не связан напрямую с галереей, могли бы увидеть разницу. 

Как вы решили открыть вашу первую галерею? 

Галерея впервые открылась в 1990 году, но я не знаю, как я пришел к такому решению. Было очень интересно войти в мир искусства. Но в 1990-е рынок в России был неидеальным. Мы делали выставки, но не слишком много продавали. Так я воспринимаю это теперь, оглядываясь назад, но тогда это было очень интересно. Это стало частью жизни – делать выставки и поддерживать художников в надежде, что однажды ты сможешь продать и вернуть свои деньги. 

А как появилась идея создать отделение в Лондоне?

Это было следующим шагом. Многие русские коллекционеры ездят в Лондон. Это также было возможностью для нашей галереи и художников показать себя в каком-то другом месте. Это интересно для наших художников и интересно для нас. Если наши художники счастливы, они делают выставки и создают больше работ, которые мы можем продать и в Лондоне, и в Москве. Всегда остается мысль – если художник хорош, а я не представляю его достаточно хорошо, это сделает кто-то другой. Зачем же уступать возможность кому-то другому? Это относится ко всем перспективным художникам. 

Как вашу галерею восприняли в Лондоне? 

Конечно, некоторые выставки более интересны, чем другие. Например, мы сделали выставку Клэр Фонтейн и получили хорошие отзывы в СМИ. Эта выставка оказалась на 3-м месте в Top 5 художественных выставок журнала Time Out. Наши выставки русских художников, наверное, меньше рекламируются. Это новые имена для британской аудитории. Мы делаем свою работу очень честно, но никогда нельзя знать, какой будет отклик.

Влияет ли расположение галереи на то, какая она?

Не думаю. Это два разных пространства, но программа довольно похожая. (Пауза.) Иностранным художникам несколько проблематично выставляться в Лондоне, потому что обычно они уже имеют там дилеров. В Лондоне мы поддерживаем русских художников, а в России мы делаем микс международных авторов – из Германии, Великобритании, Штатов и России. У нас много возможностей.

Некоторые международные галереи, как, например, White Cube, разделяют мнение, что для иностранца почти невозможно открыть галерею в России. Вы видите в этом преимущество?

Да, но знаете, White Cube имеет три площадки в Лондоне. Они хороши в том, что они делают, и люди знают их программу. В настоящий момент российский художественный рынок не в очень хорошей форме. Может быть, причина в этом. Но он поднимется, и когда это произойдёт, мы увидим всех этих великих конкурентов в центре Москвы.  

Сложно ли это было – приехать в другой регион?

У нас огромный опыт ведения дел с различными галереями и иностранными коллекционерами, но это всегда сложно – находиться в двух разных местах одновременно. Но невозможно делать это в одиночку. 

Не только я делаю продажи – у нас команда людей в Лондоне и в Москве. На самом деле нам требуется больше дилеров. Если есть кто-то, кто умеет продавать, мы всегда в нём заинтересованы. 

В одном из своих прежних интервью вы сказали, что у вас нет намерения превратить новую галерею в «русское гетто». Отличается ли ваша лондонская клиентская база от московской? 

Коллекционеры везде одинаковые – американцы начинают с коллекционирования американского искусства, немцы – немецкого, а русские всегда будут начинать с русского искусства, но затем люди проявляют интерес и к международному искусству. 

Сегодня ключ – в коммуникации. Мы можем посылать электронные письма в Африку, Лондон или Ригу, и не имеет значения, где находится коллекционер. За секунды информация передается в любую страну. Если у вас есть телефон или доступ к интернету, вы можете поддерживать связь с кем угодно. Мы можем связаться с нашими клиентами с Исткастл стрит в Лондоне, из нашего офиса в Москве или из номера отеля. 

Я знаю, что пару лет назад люди очень интенсивно покупали современное русское искусство и инвестировали в него. Какова ситуация сейчас?

После наступления финансового кризиса люди принимают решения медленно. Политическая ситуация в России тоже не способствует интересу к искусству. Посмотрим. Взлеты и падения происходят всё время. Русские люди образованы и постоянно смотрят на Европу, где современное искусство что-то значит. Однажды мы увидим бум современного искусства даже больший, чем пять лет назад. 

В целом дела российского художественного рынка неплохи. Множество новых художников появляется каждый год. Не так быстро, как всем бы хотелось, но он движется в правильном направлении – медленно, но растёт. 

А вы коллекционируете искусство? 

Я никогда не говорю, что я коллекционер, потому что в моем случае я бы создавал конкуренцию между коллекционерами галереи и самим собой. Может быть, я могу попросить о специальной цене для лучших вещей, но я всегда готов продавать. 

Планируете ли вы открывать ещё галереи в ближайшем будущем?

Не сейчас. Мы всегда ищем новые возможности, но сейчас в этот поиск не входит открытие новой галереи. Открыть новую галерею – это всегда инвестиция, и вы должны сделать значительные продажи, чтобы быть прибыльными. Если мы найдём новую возможность, мы это сделаем, но не прямо сейчас. Не вижу, чтобы это могло быть прибыльным.  

www.reginagallery.com