Публика на одном из концертов фестиваля

Послезвучие. «Sound around Kaliningrad» 0

Саунд-арт – одно из наиболее активно развивающихся направлений в современном искусстве. В конце мая в Калининграде прошёл международный фестиваль «Sound around Kaliningrad», посвящённый как раз таки представлению этого формата городской аудитории. Мы хотим предложить вашему вниманию разговор калининградской журналистки Евгении Романовой с художественным директором ГЦСИ (российского Государственного центра современного искусства) Леонидом Бажановым, состоявшийся после дискуссии, посвященной экспонированию саунд-арта в музейном пространстве. И дополнить его впечатлениями Елены Глазовой, рижской участницы фестиваля. Но начнём с разговора. 

На дискуссии вы говорили о том, насколько сложно представлять саунд-арт в музейных пространствах, и что ГЦСИ при создании музея современного искусства столкнулся с этой проблемой. 

Да, это серьезная профессиональная фундаментальная проблема, которой около пятидесяти лет и которую, конечно, мы здесь сегодня не решим. Проблема не только для саунд-арта, но и для видеоарта, для перформативных искусств – они все опираются на свой временной масштаб, временную дистанцию. На концерт мы входим в зал с третьим звонком – и это тоже фундаментальное качество музыкального произведения. Видеоарт полностью вошел в пространство визуального искусства, но в последние годы даже он сталкивается с проблемой экспонирования, поскольку видеоарт всё больше сопрягается с кино – это уже не короткий метр, а полнометражные фильмы. Мы рассчитываем, что в нашем музее будут произведения саунд-арта, и уже сейчас пытаемся решить, каким образом предлагать их публике. Поддерживать ли зрительский снобизм представлением незащищенных произведений саунд-арта и видеоарта, когда зритель может войти и выйти в любую секунду показа и звучания и при этом считать, что он познакомился с произведением? Зритель может, в принципе, похвалиться в любой беседе, что он слышал Тарасова, Кейджа и Штокхаузена, хотя он вошел и тут же вышел на 58-й минуте – само же произведение длилось 50 минут. Или организаторы подобного музея должны защитить произведение? Или создатель произведения саунд-арта должен выстроить свою работу в соответствии с базовыми качествами визуального произведения? Это проблема, и я не знаю пока, что мы будем с этим делать. Практика, которая существует на крупных международных форумах, когда объявляются сеансы, не удовлетворительна. 


Hanna Hartmann в Калининграде

Конечно, представление публике не может изменить специфику и качество самих произведений, но это не значит, что художник должен приспособиться и завернуть свою работу в упаковку, которая нравится публике. Однако произведение искусства, несмотря на весь герметизм и субъективизм современного искусства – если оно субъективно, потому что чаще, наоборот, оно демократично и открыто – всё-таки обращено к зрителю, слушателю, читателю… реципиенту, грубо говоря. И проблема будет решаться, тем более, в рамках того позитивного процесса, в котором мы участвуем, – это строительство всей инфраструктуры современного искусства здесь, в России. Такая инфраструктура отсутствует, мы делаем всё возможное, чтобы создать музеи, выстроить систему образования, систему работы со зрителем, институт критики, механизмы защиты авторских прав на арт-рынке и т.д. Пока живы, будем над этим работать.  

 В рамках этого позитивного процесса как вы оцениваете опыт Балтийского филиала ГЦСИ? 

Я очень горжусь тем, что у нас есть Балтийский филиал. Именно здесь работа с саунд-артом наиболее развита и продвинута, хотя и другие филиалы работают с этим. И Москва устраивает хорошие выставки, конференции, прослушивания, концерты – недавно, например, у нас была большая выставка саунд-арта из Рима в рамках взаимного года России и Италии, а мы отвозили туда свою выставку. Но именно Балтийский филиал накопил наиболее адекватный и точный опыт работы с этим видом искусства. Здесь есть замечательные энтузиасты с хорошим образованием – причем, не формальным, а настоящим. Думаю, у саунд-арта в Калининграде большие перспективы. И мы стараемся делегировать Балтийскому филиалу ГЦСИ работу в этой области. 

В Калининграде есть Данил Акимов – и во многом поэтому Балтийский филиал стал лидером среди филиалов ГЦСИ в сфере работы с саунд-артом. У других филиалов приоритетные направления деятельности складывались таким же естественным путем – или были какие-то решения и рекомендации сверху? 

При создании сети мы исходили не из какой-то абстрактной геополитической идеи, что филиалы должны быть во всех региональных культурных центрах России. Мы изначально базировались на наличии людей, которые занимаются современным искусством. Таких людей было очень мало, никто их не готовил в специальных учебных заведениях, мы опирались на личности, в том числе здесь – на Данила Акимова, на Дмитрия Булатова и т.д. И если даже сейчас ситуация немного изменилась и нам навстречу идут в том числе и региональные власти, которые дают нам здания для музеев и нашей деятельности, это не отменяет работу отдельных личностей-энтузиастов. Мы везде ищем людей, которые хотят делать что-либо конкретное. В Екатеринбурге, например, приоритетные направления – развитие культурной журналистики и образование. Вместе с Уральским университетом мы открыли Академию современного искусства. Мы стараемся на местах развивать то, что произрастает там само по себе. 


Леонид Бажанов с коллегами во время дискуссии на «Sound around Kaliningrad»

Калининград представляет какой-то особый интерес в плане продвижения современного искусства вообще – не только саунд-арта? 

Историческая ипостась этого анклава влияет на работу. Здесь чувствуется невыдуманная, сущностная, корневая принадлежность к Европе. При этом город обращен не только к Германии, но и к Скандинавии, странам Балтии. Плюс – всевозможные исторические комплексы этой территории. Но важно понимать, что здесь комплекс – не беда, а стимул для интеллектуальной работы. 

Пара вопросов Елене Глазовой, художнице, поэтессе и нойз-музыканту, принимавшей участие в фестивале саунд-арта «Sound around Kaliningrad». 

Самое большое впечатление фестиваля? 

Подборка выступающих поразила своей консеквентностью, потому концерты воспринимались монолитно. В этом заслуга главного организатора – Данила Акимова, который и сам отлично выступил в один из вечеров. Еще раз хочу высказать благодарность за организационный уровень. В принципе, понравились фактически все выступления, которые удалось увидеть – динамический нойзовый Матс Линдстрём со световыми сенсорами, Яна Виндерен с глубинным дроном из записанных природных звуков, Kiwa с междисциплинарным перформансом «Я верю в нойз» (удивил органичным сочетанием постмодернистской коллажевости с буддистскими концепциями небытия), далее могу перечислить всех участников, т.к. у всех очень высокий уровень и все выступления были сильными.


Эстонский медиахудожник и музыкант Kiwa на  «Sound around Kaliningrad»

Расширилось ли твоё представление о саунд-арте? 

Я ехала на фестиваль как участник, надеюсь, что мне удалось расширить чьё-то представление о саунд-арте. 


Елена Глазова на своём выступлении

Насколько сам город соотносится с фестивалем? Как звучит Калининград? Насколько он внимателен к своим и чужим звукам?

Калининград звучит отлично! Особенно остров им. Канта. Город с фестивалем соотносится великолепно, т.к. являет собой наслоение не до конца перекрещивающихся культурных слоев. Можно сказать – предельно внимателен!


Отрывок из выступления ещё одного рижанина  – Максима Шентелева