Петра Петилета и Иварс Гравлейс

В России была очень популярна шутка про то, как хипстера родители послали за луком, а он снял свой look… А вот про акцию Rīga-Piča, когда Иварс переделал огромную объёмную надпись с названием города, встречающую тех, кто въезжает в Ригу с Юрмальского шоссе, я хотел расспросить подробнее. Как всё тогда завершилось? Вмешалась полиция?

Это был прекрасный день. Мы собирались это осуществить уже несколько недель. Я делал это «č», которым надо было заменить «g», три дня дома из коробки для плазменного телевизора, которую мы нашли на улице. И вот я завернул «č» в чёрный пластик и потом мы отправились – на троллейбусе, потом на электричке, прошли через лес. И сделали это. А потом  поехали на пару часов в Юрмалу, а когда вернулись, мы увидели каких-то людей в униформе рабочих, которые уже возвращали надписи первоначальный вид.
 

П.: Мы вообще давно хотели изменить это огромное объёмное название Rīga на что-то другое. И самое простое было превратить его в Piča. По-чешски это значит cunt. И это, конечно, абсурдно для чешского глаза, что на таком заметном месте на въезде в город стоит огромная конкретная скульптура с подобным смыслом.

И.: Но это не было понятно ни местным латышам, ни местным русским. Что тоже было в нашей концепции – создать работу, которая не воспринимается в локальном контексте. И это, мне кажется, одна из самых сильных работ, которые мы сделали. 

П.: Может быть, ещё Life is Life

 

И.: Но там контекст вполне универсальный и общепонятный. И у неё более успешная судьба. Надпись всё ещё украшает пустой рекламный щит по соседству с Рижским пассажирским портом.

Я видел её на фотографии в чьём-то Фейсбуке.

И.: И замечательно то, что примерно через год кто-то пририсовал чёрной краской na-na na-na-na.

А в чём здесь для вас message?

П.: Это универсальная мантра. Это песня с таким обнадёживающим, воодушевляющим настроем. Как бы послание местным от иностранцев, поэтому на английском. Ведь я здесь иностранка. Я видела тут много пустых билбордов, и мы выбрали такой, который стоит на самом оживлённом месте. Мы взяли краску для пола, этот «советский коричневый» цвет. И мы просто нарисовали эту надпись. Но это не провокация.

И.: Некоторые решили, что это начало какой-то рекламной кампании.

П.: Рекламной кампании жизни.

Да, это универсальный message. A Rose is a rose, life is life

П.: И вы можете воспринимать это очень по-разному, в зависимости от того, в каком настроении находитесь. Как невесёлое сожаление, наподобие «да, такова жизнь», или как жизнеутверждающую песню.

Мы рисовали это рано утром. Был первый день весны. Светило солнце… Нарисовали где-то за 10 минут.

Вас когда-нибудь останавливала полиция?

И.: Нет, ни разу. Пока что в Риге мы реализовали две эти идеи, хотя задумок, конечно, было больше. Я всё ещё хочу сделать какие-то супрематические граффити с квадратами и треугольниками на одном из билбордов. Использовать его как настоящий холст.

 
Иварс и Петра на открытии выставки. Фото: www.artspace.riga.lv 

Какая модель современного искусства вам близка?

П.: Мне больше нравится искусство, которое как-то по-своему экспрессивно. Меня это больше интересует, чем чисто коцептуальные вещи. Я устала от всего этого overintelluctualised stuff. Там не должно быть множества отсылок и референций. Да, что-то аутентичное и без прямых отсылок к уже существующему искусству.

И.: Я в этом смысле больше думаю о спонтанности. Я могу сказать скорее, что мне не нравится. Мне не нравится политическое искусство, потому что теперь оно просто стало трендом. И чем больше я его вижу, тем яснее понимаю, что это просто маркетинг. Стоит использовать какую-то «бунтарскую» идею, связанную с экономической или политической ситуацией, и ты в топе. Но это настоящий продукт, продуманный и выверенный ход по своему продвижению, не более того. Быть радикальным во всём – вот что важно.

Но многие думают, что быть радикальным – это и значит быть политичным.

И.: Не всегда. Конечно, всё, что ты делаешь, в какой-то степени политично. Но не обязательно всё время решать какие-то политические или социальные проблемы. В политическом искусстве меня отталкивает то, что очень часто художники, которые им занимаются, являются вполне успешными членами либерального общества, хотя претендуют на некоторую «левизну».

Что касается таких арт-групп, как «Война» или Pussy Riot, мне нравятся некоторые их акции, но когда я вижу, что стоит за этим… Или когда я узнаю о многих других акциях, которые не были так популярны в СМИ, но их авторы действительно преследуются властями, а не раскручивают собственные PR-show… Слишком много спекуляций, слишком мало искусства.

Радикальным стоит быть не только в политическом смысле. Надо просто идти против правил и против потока. Иначе ты не можешь создавать ничего, даже если у тебя самого есть какие-то правила, ты должен прорваться за них. Хотя, может, через 10 лет я буду об этом говорить иначе.

П.: Да, всё – в процессе.

И.: Но для меня креативность – это разрушение и передел. Иначе непонятно зачем. Я абсолютно не понимаю тех, кто находит «свой стиль» и делает одно и то же всю свою жизнь.

 
Фото: latvian-animal.livejournal.com

Тут просыпается ребёнок. И это ставит логичную точку в нашем разговоре.

Улица Кунгу, 3 (под Ратушной площадью)
Рига, Латвия
www.artspace.riga.lv