Фото: Надя Боковикова

По дюмоновским местам 0

14/08/2017
Надя Боковикова

Однажды ты сидишь дома, смотришь новое кино, которое тебе очень нравится. Вероятно, оно не слишком нашумевшее, и пейзажи там не самые сказочные, но в голове проносится мысль «я хотела бы побывать в этих местах». Фильм заканчивается, и ты забываешь ту свою мысль. А спустя два или два с половиной года, сидя в рижском кафе, вдруг говоришь себе «пора» и несёшься домой покупать билет в те края.

Вдохновляющий Ла-Манш

Французы в большинстве своем не знают режиссёра Брюно Дюмона, который родом с севера Франции и снимает фильмы в этих местах. Даже северные французы не знают. В Латвии он тоже не известен широко, но всё же среди людей, увлекающихся авторским кино, это личность культовая – если и есть такие, кто не является его поклонником, они тем не менее признают, что Дюмон – настоящий художник.

Примерно два с половиной года назад я смотрела мини-сериал «Малыш Кенкен» (P'tit Quinquin, 2014) уже полюбившегося мне режиссёра, и на последних минутах предпоследней серии я подумала: «Хочу оказаться в том ресторане с красивым видом на Ла-Манш. И на противоположный берег Англии, потому что в одной из серий шла речь о том, что в ясную погоду его действительно можно увидеть».

Что ж, подумала и подумала. А с тех пор посмотрела ещё несколько фильмов Брюно Дюмона, и некоторые из них были тоже сняты на побережье Ла-Манша. Например, будоражащая сердце и тут же его успокаивающая «Человечность» (L' Humanité, 1999) или нашумевшая чёрная комедия «В тихом омуте» (Ma Loute, 2016). Также в тех краях снимался совсем новый мюзикл «Детство Жанны д'Арк» (Jeannette, 2017), но его большинство читателей увидит, скорее всего, не раньше следующего года.

Алхимик от искусства

Несколько слов о самом режиссёре. Философ по образованию, Брюно Дюмон ловко использует этот опыт в работе над своими кинополотнами. Он известен и тем, что задействует в фильмах непрофессиональных актёров. И его умение работать с ними, превращать людей, порой совсем далёких от искусства, в выразительнейших артистов – просто удивительно. Для меня это какое-то волшебство, да я, собственно, и называю Дюмона хитрым волшебником. Философ и большой художник не просто дополняют в нём друг друга – они настолько органично сливаются в одно целое, что следовало бы придумать для этого синтеза особенный термин.

Думаю, теперь вы сможете понять мое полуразумное «пора» и не осудите за внезапность. Я прибегаю домой, сажусь за компьютер, покупаю билеты на самолёт на 28 июня 2017 года и через неделю обратно, а в оставшееся до путешествия время пересматриваю три вышеперечисленных фильма, долго ищу на карте точки, в которых они были сняты, составляю предстоящий маршрут по Опаловому берегу Франции – северному региону Нор-па-де-Кале.

Деревня Одрессель и малыш Кенкен

Фрррррррр… Это вы слышите звук перемотки видеоплёнки о моём путешествии – там запечатлены почти трёхчасовой перелет, час в автомобиле, ночь в хостеле, час на поезде, растерянность и рассеянность в городе Булонь, поиск велосипеда для моих передвижений вдоль Опалового побережья – всё это немного скучное кино. Остановимся на путешествии по первому фильму, точнее – мини-сериалу Брюно Дюмона «Малыш Кенкен». Этот абсурдистский детектив в духе чёрной комедии снимался в основном в рыбацкой деревеньке Одрессель. Уже на въезде в деревню я обнаружила здание из фильма и тут же ларёк фастфуда на колесах.

Честно говоря, я думала, что ларёк поставили сюда специально для фильма, но нет – и спустя четыре года после съёмок он стоит здесь, на том же самом месте, разве что продавец в нём – не округлый темнокожий мужчина, а молодая женщина. Для дальнейшего путешествия по местам, задействованным в фильме, я составила подробный маршрут. И ближайшая от ларька точка – это груда наваленных друг на друга бетонных плит на пляже.

Это место несколько раз фигурировало в сериале в сценах с детьми. За четыре года груда немного изменилась – бывшие яркими граффити потеряли свой былой цвет и теперь почти не видны. Пляж в этой части побережья усыпан галькой, что несколько раз использовал Брюно Дюмон, обращая наше внимание на комичность походки, когда ступаешь босиком по неуютным камешкам.

С этого же места на берегу виден красивый дом-башня, в котором по фильму жил темнокожий паренек Мохаммед. Он и его друг постоянно враждовали с бандой Кенкена, в результате чего Мохаммед плохо кончил. Очень много действий в фильме происходит вокруг этого дома. Я даже думаю, что в реальности в нём живёт некая важная персона, заботящаяся о собственной приватности, потому что на снимках улиц в Google Maps этот дом смазан, как делается с номерами автомобилей и лицами людей, и его нельзя рассмотреть. Или, может, его даже окутывает другая тайна, менее банальная и более мистическая?

 

Одна из моих любимых сцен в фильме – когда Кенкен с приятелями бросились догонять Мохаммеда и его друга. Они пробежали небольшую часть деревни, и мне очень понравился этот маршрут. Надо сказать, что я неравнодушна к очень узким проходам между домами, которые когда-то давно встречала на испанских и хорватских побережьях. Такие коридоры часто вели прямо к морю. И вот в фильме встречается похожий, дети пробегают сквозь него с улицы к морю, спускаются по старинной лестнице на пляж, несутся по нему, выбивая из гальки шуршащие звуки, и оттуда снова сворачивают на деревенские улицы.

Еще одна яркая «декорация» в сериале – это церковь Святого Иоанна Крестителя, вокруг которой расположено множество могил. Здесь тоже были сняты несколько сцен, одна из которых довольно сюрреалистична – это отпевание погибшей жены фермера Леблё. Сцена настолько далека от реальности, что странного вида распятие, висящее над алтарём, выглядит, как специально созданная для такого рода фильмов художественная работа. Но всё же это распятие было здесь раньше и находится в церкви и сейчас. Оно мне напоминает персонажей из старых мультфильмов Николая Серебрякова, мрачноватых, медитативных и по-доброму грустных.

 

Наверное, один из самых трепетных пунктов в моём путешествии по сериалу «Малыш Кенкен» – дом семьи Кенкена. Он находится в километре от церкви, за пределами деревни Одрессель. К нему пришлось крутить педали немного в гору. Возле дома меня встретили несколько кудахтающих куриц – прямо как в фильме. Я не стала заходить во двор, чтобы не беспокоить реальных жильцов дома, и пофотографировала со стороны. Интересно, заметил ли меня кто-нибудь и понял ли он, для чего я забрела в эту глушь? Обратно в деревню я покатилась на велосипеде вниз на немалой скорости, ощущая себя малышом Кенкеном, потому что он гонял в фильме точно так же.

В Одресселе я уже изучила все места, задействованные в сериале, и могла бы двигаться дальше, но вернулась в деревню, чтобы подкрепиться после долгих приключений. Села в один из маленьких ресторанов на открытом воздухе, заказала мидий, которых собирают тут же, на берегу моря. И в какой-то момент увидела прямо возле ресторана юношу. Он мне показался очень похожим на Алена Делайе – мальчика, который играл роль малыша Кенкена, но я не была уверена, что это он, хотя бы потому, что в сериале он снимался в двенадцать лет, а сейчас передо мной стоял высокий парень лет шестнадцати. Но внешность у него неординарная, и поэтому, когда я увидела его анфас, была практически убеждена, что это он. Ален стоял с друзьями, и, кажется, они не могли решить, в какую сторону им пойти. Я вскоре воспользовалась их замешательством и подошла с вопросом, действительно ли он тот самый актёр. Ребята ответили, что да, и мы немного пообщались.

Я рассказала, что приехала в эти края из Латвии специально, чтобы посетить места из фильмов Брюно Дюмона. Ален очень удивился, что сериал смотрят где-то ещё, кроме Франции. А надо сказать, жители региона Нор-па-де-Кале не любят Дюмона, потому что считают, что он в своих фильмах их высмеивает и показывает с уродливой стороны. Конечно же, всё это не так, и зритель как раз проникается к ним симпатией, потому что Дюмон, сам будучи уроженцем этих мест, показывает с любовью и окружающую природу, и местных жителей. Также Ален рассказал, что живёт он в 50 км от этой деревни, но приехал сюда сегодня по заданию Дюмона, чтобы осмотреть местность перед съёмками второго сезона сериала «Малыш Кенкен». Так я узнала, что съёмки начнутся вот-вот, через пару недель, но меня во Франции уже не будет, и я не смогу познакомиться со своим любимым режиссёром. Жаль, что не догадалась спросить у Алена телефон Дюмона, ведь, скорее всего, тот тоже в это время бродил где-то недалеко, готовился к предстоящей работе.

 

Тот самый ресторан

В итоге «Кенкен» с друзьями сели в том же ресторане, где до того обедала я, а мне было пора отправляться дальше, за три километра от деревни Одрессель, – к бункеру, оставшемуся со времен Второй мировой войны, который сыграл большую роль в сериале. В нём и вокруг него развернулись одни из самых ярких сцен, да и сам он вида внушительного и захватывающего, поэтому мои рижские друзья – в шутку или нет – просили меня привезти им по кусочку этого памятника. Тропинка к бункеру была огорожена забором. Вероятно, слишком много желающих изучить это историческое место. Но их забор не останавливает, и поэтому он уже несколько накренился от человеческого веса и неуклюжести. Я тоже перепрыгнула через него. Добралась по тропинке до бункера, забралась на него, что оказалось, кстати, непростым занятием, сфотографировала себя маленькую на его величавом фоне, нашла в его трещинах несколько отколовшихся кусочков, которые взяла с собой и впоследствии раздарила друзьям.

Затем я отправилась дальше на север, к мысу Гри-Не. Попасть сюда было одной из важнейших задач моего путешествия, потому что здесь находится ресторан La Sirène, в котором снималась одна из сцен сериала и из которого открывается прекрасный вид на Ла-Манш, а иногда, в очень ясную погоду, и на берег Англии. Я планировала не только посмотреть на ресторан со стороны, но и поужинать в нём, и вот приехала – в воскресенье вечером. Но оказалось, что по воскресеньям он открывается только на обед, в понедельник и вовсе закрыт, а в остальные дни работает лишь два раза в день по полтора часа – в обед и ужин. Конечно, я очень расстроилась. Но то, что ресторан не работает и в понедельник, я узнала не сразу, и поэтому решила приехать сюда на следующий день. А надо сказать, что для того, чтобы оказаться в этом месте, мне пришлось бы проделать на велосипеде путь в 10 км по деревенским дорогам вверх-вниз, потому что моё место для ночлега было давно забронировано совершенно в другой деревне. Это немало, учитывая то, что в воскресенье я каталась весь день, а до этого долгое время не испытывала такого рода физической нагрузки, и я очень боялась, что моё тело разболится так, что я и вовсе уже не смогу никуда двинуться.

Навигатор повёл меня к той деревне не автомобильными дорогами, а какими-то сельскими, тракторными, будто бы более подходящими для велосипедистов. Несомненно, вокруг меня раскрывались потрясающие пейзажи, но я пока не представляла, как этим же путём поеду завтра назад. Но уже в гостинице решила перепроверить, будет ли работать ресторан в понедельник, и, получив ответ на свой запрос, поняла, что теперь точно никогда не окажусь в La Sirène, потому что моя следующая ночь пройдёт уже в 20 км от него. Мне посчастливилось – в понедельник тело почти не болело, и в голову закралась сумасшедшая мысль отправиться на мыс Гри-Не во вторник с самого утра, чтобы успеть к обеденному времени в 12:30. В результате в La Sirène я всё-таки пообедала, правда, не удалось, как мечтала, сесть за столик, за которым в сериале сидел комиссар Ван дер Вейден, – ресторан оказался забит посетителями, несмотря на расположение в очень маленьком населённом пункте. Как в итоге оказалось, он отмечен гидом Мишлен в 2016 году, и всё здесь на довольно высоком уровне. А Дюмон умудрился показать его лишь чуть более красивым и уютным, чем простая столовая, так что я была приятно удивлена и совсем не пожалела о нелёгком пути сюда. Заказала какое-то экзотичное для меня блюдо из разнообразных морепродуктов и два бокала белого вина. А потом, слегка опьяневшая, покинула сериал «Малыш Кенкен» и отправилась в не менее захватывающее путешествие по другому фильму волшебника Брюно Дюмона.

 

В тихом омуте местечка Амблетёз

Я зашла сейчас в Google Maps, чтобы проверить, как правильно пишется по-русски название деревни, где Дюмон снимал свой знаменитый фильм «В тихом омуте», и понимаю, что уже соскучилась по местам своего путешествия.

Деревня Амблетёз находится совсем рядом с Одресселем – буквально в пяти минутах езды на велосипеде – и тоже располагается на побережье.

Прежде чем рассказывать про фильм «В тихом омуте», я упомяну, что в этом же населённом пункте Дюмон снимал одну из своих ранних работ – «Человечность», точнее, только её часть, действие которой происходит возле моря. Главные герои фильма, кроме того, чтобы просто пройтись по променаду в очень ветреную и хмурую погоду, посетили и местную достопримечательность – форт, построенный в конце XVII века. Конечно, я тоже в нём оказалась и сделала несколько кадров с ракурсами из «Человечности». Форт – не только интересный архитектурный объект, но также музей, который хранит в себе историю деревни Амблетёз. Здесь-то я и узнала прекрасную тайну фильма «В тихом омуте», действие которого разворачивается в 1910 году, и начала своё собственное исследование по этому поводу.

В музее хранятся старинные фотографии, и некоторые из них напоминают кадры из фильма. При помощи другого поклонника творчества Дюмона я обнаружила целый ряд ретроснимков, которые чуть ли не в точности повторяют кинокадры. Получается, что режиссёр внимательно изучил архивы Амблетёза, собрал некоторое количество понравившихся ему фотографий и, использовав изображения на них, а также связав их с историями и, возможно, мифами деревни, создал свою абсурдисткую, сюрреалистичную чёрную комедию. То есть это не просто художественная работа, но и в немалой степени документальная. 

Вот самое начало фильма, в котором семейство бедняков Брефоров собирает мидий. Пока ничего удивительного – в этих местах мидий собирают испокон веков и по сей день.

В какой-то момент мы узнаём, что старшие мужчины семейства зарабатывают на хлеб ещё и переправкой прогуливающихся буржуа через речку Слак, впадающую в море. То на лодке, то на руках – зависит от уровня воды в речке. Вот как место переправы выглядит в кино и как оно же выглядит сейчас.

Хитрый Дюмон отретушировал весь современный вид на деревню, оставив лишь один домик и верхушку церкви вдали. Надо сказать, что туристы и сейчас любят праздно пройтись вдоль моря, но теперь их некому переправить – приходится либо дожидаться полного отлива, либо подниматься вдоль реки до моста.

А это удивительный старинный кадр «семейства Брефор». На нём мы видим и отца, и главного героя – паренька со странным именем Малют, и трёх его младших братишек, а справа на берегу не мать ли стоит? Чуть позже в фильме мы узнаём, что вся семья – каннибалы, они оглушают веслом своих клиентов-аристократов, если неожиданно заурчало в животе, и тащат домой на обед. Учитывая то, что Дюмон вдохновлялся архивами, не удивлюсь, если и правда в деревне ходила легенда про людоедов.

В какой-то момент появляется полная противоположность Брефорам – буржуазная семейка ван Петегем. Они приезжают сюда на каникулы и живут на своей прекрасной вилле Тифониум, построенной в неоегипетском стиле в конце XIX века.

Тифониум мог бы быть ещё одной достопримечательностью Амблетёза, но, оказывается, в реальности он находится в 11 км от деревни, в городке Виссан. Естественно, я проделала этот путь, и мне даже посчастливилось прогуляться возле Тифониума, потому что это частная и закрытая территория, на которую обычно не пускают туристов. Хозяйка дома открыла мне ворота и провела небольшую экскурсию только потому, что я приехала издалека и именно из-за Дюмона, а не для того, чтобы посмотреть на здание как на культурный объект. Таких посетителей у них хоть отбавляй, а ведь это жилой дом – в нём живёт она с мужем, внуком французского художника Адриана Демона, который и построил Тифониум для себя и своей семьи. Дом был спроектирован с учётом нужд этих людей. Например, окно мастерской специально сделано огромным и выходит к морю, ведь художнику необходимо много света.

В связи с тем, что убранство дома слишком современно, и дабы не нарушать личное пространство жильцов, интерьеры Тифониума снимались совсем в другом месте – в замке Ардело в местечке под названием Кондет.

Здание, которое предстаёт перед нами сегодня, было полностью отстроено заново в начале XX века. От первоначальной постройки остался лишь фундамент первой половины XIII века. Замок открыт для туристов, и мне удалось прогуляться по комнатам, в которых снималась моя любимая Жюльет Бинош и другие замечательные актёры.

 

Провожающий Ла-Манш

Но вернёмся к старинным фотографиям. Вот, скажем, снимок, на котором мы видим, как спасатели с помощью лошадей вывозят лодку к воде. Море здесь буйное, и спасение рыбаков, думаю, было обычной практикой. У Дюмона в фильме есть кадр, один в один совпадающий с фотографией, – это момент, когда спасатели отправляются искать заблудившихся в море Малюта и его подружку Билли.

Или снимок с застрявшим на суше судном. Режиссёр по какой-то причине не стал повторять его положение на берегу, а просто дал понять, что такое судно в начале XX века здесь стояло какой-то период времени.

Одна из сцен в фильме посвящена катанию на старинной версии блокарта – парусной колеснице, приходящей в движение при помощи ветра. В наше время такие колесницы всё еще очень популярны, разве что смотрятся и оснащены более современно и имеют три колеса вместо четырёх.

Было непросто найти одно место из фильма – пруд, на котором в начале ХХ века стояло устричное кафе.

На карте я видела, что этот пруд существует и теперь, но в реальности он отгорожен со всех сторон высокой речной растительностью, и я ни с одной тропинки не могла его увидеть. Полагаю, что он хорошо заметен из одного дома на берегу реки, но это была частная территория, и я не рискнула на неё зайти. В итоге я нашла какую-то узкую и заросшую тропинку, с которой смогла сделать снимок пруда, правда, совсем с другого ракурса, чем хотелось. Дюмон на время съёмок построил здесь декорацию, напоминающую то старинное кафе. Правда, одна местная жительница уверяла меня, что такого пруда у них нет и снимали эту сцену где-то в другом месте. Неудивительно, что она так думает, ведь попробуй ещё найди этот водоём.

Наверное, одна из самых живописных сцен – в конце фильма, когда раздувшийся инспектор Машан улетел в небо и целая толпа людей бежала вдоль берега в попытках его поймать. Никуда не бежал лишь Малют со своей новой подружкой. Они сидели на покрытом илом камне, а за их спинами возвышался огромный, красивый белый обрыв, нависающий над пляжем и гладким морем. Это место находится в деревне Эскаль, в 17 км от Амблетёза, и летом оно полно туристов. Оно столь величаво, что достойно того, чтобы именно им закончить рассказ о моём киновояже.

 

Подводя итоги, скажу, что сейчас, спустя некоторое время по возвращении домой, я очень тоскую по Опаловому побережью. В некоторые места я возвращалась раз шесть. С одной стороны, потому, что они мне приятны и мне хотелось там бывать, а с другой – я до последнего надеялась встретить режиссёра Брюно Дюмона, и, признаюсь, мне как-то даже досадно, что этого не произошло. Я избалована тем, что когда упорно чего-то хочу, то это в конце концов обязательно сбывается. Поэтому и осталось какое-то вязкое ощущение незавершённости. То ли мне снова когда-нибудь возвратиться на север Франции, то ли Дюмон прилетит на один из кинофестивалей в Ригу, но я обязательно встречу его однажды и расскажу о своих приключениях. А может, он уже и сам о них частично в курсе – от своего актёра Алена Делайе, повзрослевшего «малыша Кенкена».

 

ЧИТАЙТЕ В АРХИВЕ:
Корова на пляже. «Малыш Кенкен» Брюно Дюмона meets Дэмьен Хёрст