Фото: Сергей Хачатуров

Анархия в порядке 0

17/06/2013
Сергей Хачатуров

Художник Эдвард Мунк – самый известный и любимый в Норвегии. В нынешнем году мир отмечает его 150-летие (годы жизни Мунка: 1863–1944). Подготовка столицы Норвегии, Осло, к юбилейному событию может быть признана эталонной. Все уровни культурного сотрудничества между обществом и личностью так или иначе отмечены темой «Искусство Мунка».

Начнём прямо с аэропорта, где в коридоре зала прилетов висит импровизированная выставка постеров знаменитых картин Мунка. Попав в центр города, вы незамедлительно будете атакованы мелькающими то тут, то там имиджами знаменитых мунковских полотен. Репродукции накатаны на рекламах, общественном транспорте, газетных ящиках, стенах домов – повсюду. В любой гостинице вам выдадут карту, или журнал Munch 150 с указанием главных адресов, связанных с жизнью и творчеством Мунка в Осло. Адресов более десяти, включая дома, где художник жил, где работал, а также храмы, фабрики, музеи, кафе, кладбище, где Мунк похоронен. Из сулящих неожиданные открытия пространств Мунка в Осло имеет смысл вспомнить Шоколадную фабрику Фрейа, для которой в 1922 году Мунк сделал живописный цикл – монументальный фриз на тему отдыха рабочих в великих пейзажах Норвегии. Другой незнакомый многим туристам адрес Мунка в Осло – украшающая стены зала ассамблей, Аулу, Университета Осло великолепная живопись с солнцем-окулюсом и фризом «История». Работы были созданы в 1914–1916 годах. Ещё один нехрестоматийный адрес – зимняя студия в районе Экели, которую Мунк купил в 1916 году и где работал до конца жизни. Экели – великолепный образец мастерской эпохи раннего модернизма. Напоенное светом и воздухом пространство роднит студию со светоносным образом собственного дома-мастерской Константина Мельникова.

Если вы приехали с детьми, то темой «Искусство Мунка» вам удастся их увлечь легко и ненавязчиво. Рядом с муниципальным Музеем Мунка устроена площадка фестиваля в честь художника, где музицируют и играют спектакли. Поскольку юное поколение предпочитает туры в реальность виртуальную, для него сделали новый цифровой воркшоп (образовательную программу), где с искусством Мунка можно пообщаться через iPad. Выпущен цифровой аудиогид. Запущены интерактивные игры «Мунк для всех» на популярном школьном вебсайте Salaby.

В музеях города проходят выставки-сателлиты двух частей главной экспозиции творчества великого норвежца, что развёрнута в Национальной галерее и Музее Мунка. В Стенерсен-музее, названном так в честь известного арт-дилера и коллекционера времени Мунка Рольфа Стенерсена, с конца прошлой недели открыта экспозиция «Мунк 2013». В согласии с заветами Стенерсена, желавшего видеть творчество Мунка в контексте современного ему европейского модернизма, куратор Ларс Тольф-Эриксен собрал опусы молодых художников Норвегии, мыслящих себя в диалоге с наследием главного живописца страны.

Созданные при участии институций Норвегии выставочные программы о Мунке «в контекстах» заявлены в разных городах страны и мира, от Берлина до Нью-Йорка.

Во многих музеях и книжных магазинах Осло посетителей ждёт целая библиотека новых изданий о Мунке: от просветительских до узкопрофильных, в которых рассказывается, например, об особенностях пигментов его живописи. Армия сувениров яростно бросается на кошельки и кредитные карточки любителей прекрасного с разнообразно репродуцированными воплями из знаменитой картины «Крик».

Анонсированы и новые фильмы о Мунке, один из которых посвящён диалогу с музыкой. Выбрана пара Мунк – Григ. Второй фильм «Услышать „Крик”» – на тему страсти как основы творчества Мунка – создал индийский режиссёр с болливудским бэкграундом Дхирай Аколкар (Dheeraj Akolkar). Он выйдет осенью.

Центральную юбилейную экспозицию искусства Мунка на двух площадках, в главных залах Национальной галереи и Музея Мунка, подготовили государственные и муниципальные институции. Она беспрецедентна для России, например. Представьте, что ради выставки Серова переместили бы на время в запасники всю постоянную экспозицию Третьяковки в Лаврушинском и на Крымском валу. И всё освободившееся пространство отдали исключительно великому портретисту рубежа веков. Помыслить невозможно? То-то. А в Осло такой ход закономерно венчает всю тщательно выстроенную конструкцию юбилейной программы. Экспозиция в двух музеях разделена на множество частей, которые имею хронологическую логику, но не замыкаются на ней. Каждая часть посвящёна некоему тематическому блоку. Эти блоки, по мысли четырёх кураторов (два куратора из государственной Национальной галереи, два – из муниципального Музея Мунка), таковы: «Визуальная риторика Эдварда Мунка», «Автопортреты и саморепрезентация», «Пейзажи и места Мунка», «Живописные серии» (включая универсальный «Фриз Жизни»), «Маэстрия Мунка. Взгляд на дистанции (с птичьего полёта)», «Мунк и публика». Такая свободная формулировка тем и очень пространственная логика размещения материала, для которого в залах сделаны идеальные условия экспонирования, помогают понять и почувствовать все нюансы творчества мэтра. Удивительное дело: от экспозиции, размахнувшейся аж на два больших музея, не устаёшь. Не устаёшь от экспозиции в первую очередь, конечно, потому, что Мунк – художник потрясающе разнообразный и щедрый на визуальные приёмы. В том-то и секрет Мунка: тематический репертуар его искусства не то чтобы очень разнообразен. Он любил возвращаться к одному и тому же мотиву на протяжении всей жизни. Одни только «Крики», «Мадонны» и пейзажи с лунной дорожкой способны сформировать достойную экспозицию целого музея. И в то же время каждый нюанс интерпретации терзающей Мунка темы необычайно интересен как часть процесса живой жизни души.


В мастерской Мунка

Можно сказать, наверное, что в жизни и в творчестве Мунк был близок к философии анархизма, совершенно не терпел чьего-либо давления, власти над собой, был необычайно чуток к идее индивидуализма и эмансипации (во всех их драматических, трагических версиях, включая сюжеты социального дна и экзистенциального одиночества). В живописи он тоже взламывал правильную догматичную традицию ради своего, отчаянно авторского синтеза. Истоки его стиля в разных методах и школах: от реализма, импрессионизма до фовизма, метафизической живописи, экспрессионизма (даже абстрактного). На выставке очевидно, что все методы он тщательно изучал и в тоже время преодолел их власть над собой, достиг свободы в обращении к ним, иногда взаимоисключающем с позиций «правильного» языка живописи.

В массовом сознании этот анархизм Мунка легко укладывается в формулу картины «Крик» и нескольких других его наивных и простодушных «ужастиков». Потому эти простодушные ужастики и делают трендом и брендом «Мунк». Такая потребительская профанация смыслов искусства Мунка – часть репрессивного механизма капиталистического общества. Для освобождения общения людей с искусством художника требовалось сломать консюмеристские стереотипы и догмы в отношении к его искусству, показать Мунка максимально полно и сложно. На новой выставке в Осло это достигнуто благодаря демонстрации огромного потока визуального материала (в выставке участвуют практически все музеи мира, где имеются работы Мунка). Одновременно композиция материала подчинена строгой логике, дисциплине, порядку. Каждый раздел имеет свою режиссуру общения со зрителем, начиная от света, ритма, масштабных соответствий, цвета стен в зале, заканчивая присутствием неожиданных артефактов, как то, например, чемодана-мастерской Мунка – универсального объекта для передвижения художника и его инструментария.

Именно порядок многообразия предохраняет от волюнтаризма, диктата одной концепции. Тот же порядок не позволяет быстро устать и стать бесчувственным. Такую дисциплину работы с априори вроде бы недисциплинированным материалом следовало бы взять на вооружение нашим музейщикам. Ведь судя по юбилейной программе Мунка, афоризм «анархия – мать порядка» очень действенен.