Кадр из фильма «Конец пути»

Фильм о хозяйке Джорджа Буша 0

6/03/2015
Сергей Тимофеев

В конце прошлой недели в рижском кинотеатре Splendid Palace прошла латвийская премьера фильма «Конец пути», снятого шведским режиссёром-документалистом Мод Никандер. Это история женщины, воспитавшей двух детей, которые теперь ушли в «большой мир». На момент съёмок сын жил в Норвегии, дочка – вышла замуж в Италии. И вот она одна обитала в доме, в котором прежде была счастлива, в латвийской сельской глуши, без электричества, телевидения и прочих привычных благ цивилизации. Сама колола дрова зимой, сама ходила за водой, кормила своих коз, бурёнок и пса, которому дала кличку Джордж Буш. Эту женщину зовут Дайна Таваре и она запечатлена на многих фотографиях Инты Руки, которую можно смело назвать одним из самых известных в мире латвийских фотографов. Её тема – люди, люди сельские и люди городские, но живущие не в центре, а где-нибудь на окраине в 2–3-этажных домиках, где жизнь на улице плавно перетекает в жизнь квартирную. Впрочем, прежде всего её интересуют всё-таки люди села, а вернее – хуторов, отдельных маленьких крепостей человеческого среди большого мира лесов и полей. Фотографии Инты Руки стали важной частью фильма «Конец пути», придав ему новое измерение – времени. В то же время фильм – не первый плод сотрудничества Мод Никандер и Инты Руки. В 2009-м Мод сняла фильм об Инте, фотографе и женщине, не один год проработавшей уборщицей в шведском посольстве. Ей самой посол разрешил тогда официально один рабочий день в неделю посвящать именно фотографии.


Дайна и её дети, когда они были маленькими. Фото: Инта Рука

Мод сама начинала как фотограф, но постепенно обратилась к документальному кино, получила не один приз за свои работы, в том числе в 2007-м Prix Italia в разделе «Best documentary» за свой  фильм о молодой монахине The Nun. На латвийской премьере снятого в 2013-м «Конца пути» присутствовали и сама героиня Дайна и её сын, который вернулся из Норвегии в Латвию, помог маме перебраться в дом с гораздо большими удобствами и теперь взял на себя немалую часть забот по хозяйству, так что дрова зимой – для неё уже не проблема. Об этом аудитории рассказала Инта Рука и это был настоящий премьерный хэппи-энд. На волне общего послепоказного подъёма публика не расходилась ещё около часа. И для небольшого разговора мы похитили Мод Никандер прямо с премьеры, отошли с ней в один из коридоров Splendid Palace, уселись на диванчике и включили диктофон.

Почему вы решили сделать этот фильм? Вам кажется, что латвийская «глубинка» – это что-то особенное, что может заинтересовать шведского зрителя?

Сначала я сделала фильм об Инте Руке, и во время съёмок она познакомила меня с Дайной. А Инта была уже знакома с Дайной 35 лет и давно стала её фотографировать. Я снимала Инту, когда она заехала к Дайне в гости, и я была так впечатлена ею. Тем, как она справляется с жизнью посреди леса и делает это без электричества, без современной канализации и т.д. И потом, когда я вернулась в Швецию, я продолжала думать о ней всю зиму – как она там, когда за окном -20°С. И когда я потом вернулась в Латвию, мы решили съездить к Дайне, проведать её. И я спросила её, что она делает там вечерами, без телевидения и тому подобного, вечером, когда становится темно. И она сказала прекрасную вещь – «я предаюсь воспоминаниям».


Здесь и далее – кадры из фильма «Конец пути»

И я подумала, что это то же самое, что делали зимними вечерами поколения, жившие до нас, они предавались воспоминаниям. Для меня встреча с Дайной – это что-то вроде машины времени, можно познакомиться с тем образом жизни, каким жили мои прадедушка и прабабушка. Они тоже были фермерами. Все шведы так или иначе происходят из крестьянских семей. В моём поколении у большинства дедушки и бабушки были именно такими.

И вот, наверное, это был первый толчок. А потом… каждый человек обладает своей собственной историей жизни, своим рассказом в общем хоре. И вот это, наверное, история об очень сильной женщине, которой довелось прожить непростую жизнь. Ей надо было искать решения для разнообразных проблем, с которыми она сталкивалась. И это ещё история о семье, и о любви, о взаимоотношениях поколений.


А какую роль в нём играют фотографии Инты Руки?

Я думаю, этот фильм не получился бы без фотографий Инты. Благодаря им мы можем перемещаться во времени личного сюжета Дайны, смотреть на неё, например, в те времена, когда она была молодой мамой с двумя маленькими детьми. Она была молода, прекрасна, у неё и теперь фантастическое и очень выразительное лицо. И вот время идёт, дети растут, изменения происходят и с Дайной. Фотографии добавляют в фильм экзистенциональный уровень. Если бы мы показывали Дайну только «сегодняшнюю», это было бы более плоское кино.

Как вы познакомились с Интой и почему решили снять о ней фильм?

У меня была выставка в Латвийском музее фотографии где-то в 1995-м, я встретилась с Интой в Риге и познакомилась. Потом мы виделись уже в Стокгольме и подружились. Я тоже тогда занималась фотографией, а потом стала делать фильмы. И у меня появилась идея сделать фильм об Инте.

Кажется, вас интересуют сильные женские характеры. У вас ведь был ещё фильм о молодой монахине The Nun?

Все эти три женщины очень интересны. Они принимают решения, которые меняют их судьбу. Но с другой стороны, происходит и что-то такое, что нарушает их планы. Конечно, я снимала не только о таких женщинах, но отчасти вы, видимо, правы. Для женщины, особенно в прошлые времена, выделиться из толпы и распоряжаться своей судьбой было непросто.

Есть ли в этом что-то схожее – жизнь монахини и жизнь одинокой женщины посреди леса?

Моя героиня-монахиня живёт в монастыре кармелиток в Швеции и это монастырь молчальниц. В течение дня ты можешь общаться 40 минут после завтрака и 40 минут после обеда. Это сравнительно короткое время. Остальное время там все молчат. Т.е. тебе необходимо проводить большинство времени с самим собой и своим внутренним миром. И это похоже на то, как живёт Дайна, которая тоже большую часть времени проводит сама с собой.

Дайна очень органично вписалась в фильм. Да и на рижской премьере выступила очень достойно и, кажется, абсолютно не волнуясь.

У неё прекрасный образный строй речи, отличное чувство юмора – представляете, назвать свою дворовую собаку, большого, обожающего хозяйку пса, Джорджем Бушем! Вам может показаться, что она живёт там и не слышит, что в мире происходит. Ничего подобного!

Я думаю, для меня было бы нереально остаться там зимой одной с животными. Я бы с ума сошла. Она очень сильная. Она должна кормить животных, делать еду для себя, топить – это очень непросто. И у неё был шанс переселиться в другой дом с электричеством и телевидением, но она не хотела делать это, пока старый дом почти не обрушился ей на голову.

Фильм ведь о том, какие выборы ты делаешь в жизни. И о месте, где ты живёшь и которое врастает в тебя. Молодые люди не думают об этом, но пожилые знают об этом больше. И вот это местечко под Балви, где живёт Дайна, там много комаров летом, там глухой лес, там нет высоких холмов, фантастических озёр и прекрасных рек, но ей нравятся эти места, потому что с ними связаны её воспоминания, потому что это земля, которой она посвятила свой труд. И это очень по-человечески.

Что вы думаете о фотографиях Инты Руки? Почему они так популярны, что в них находят люди?

У Инты уникальный талант в коммуникации и отношениях с людьми. Ей так интересны люди, которых она встречает. И она сама из этих мест, она там жила каждое лето, её мама родом оттуда. Она проводит столько часов, просто разговаривая с местными людьми, и ей это действительно нравится. В общем, речь идёт о таланте в выстраивании отношений с людьми, наведении мостов.

И у неё отличный «глаз», фотовидение. И вот всё это вместе – превосходная комбинация. В Швеции у нас есть фотограф Суне Юнссон, очень важный для страны, потому что он задокументировал такие вещи и такой образ жизни, который больше не существует в наши дни. И это примерно то же самое, что Инта делает в Латвии. 


Мод Никандер. Пресс-фото