Тот самый Eirrmann Table

Стройная идея стола 0

28/10/2013
Беседовал Сергей Тимофеев 

Рихард Ламперт (Richard Lampert) – не дизайнер. Скорее, человек с очень развитым чувством вкуса. В 1993 году он открыл собственное мебельное производство, где повторяет некоторые выдающиеся образцы мебели 50-х и в то же время выпускает и разработанные для него абсолютные новые модели, которые, как он уверен, станут завтрашней классикой. Его продукции, безусловно, свойственен некоторый лаконизм, некоторая отточенная европейскость, хотя при этом он может использовать, скажем, такой экзотический для Европы материал, как ротанг, но результат всё равно окажется не слишком «этническим». К тому же большинство вещей полностью производится в Германии. В ассортименте его компании представлено всего понемногу. Есть даже коллекция детской мебели или настенные часы. Но, пожалуй, наибольшую известность компании принесли именно переиздания: скажем, кресло Герберта Хирша (ученика Миса ван дер Роэ) образца 1953 года, которое было доработано с применением новейших материалов и технологий. Или стол, тоже 1953 года, который, правда, тогда был произведён в 1 экземпляре. Его сделал для себя, для своего бюро выдающийся немецкий архитектор Эгон Айерман. Конструкция стола базируется на расположенной диагонально крестовине. Кажется, здесь убрано всё лишнее, это та самая «идея стола», наподобие «идей-прототипов», о которых говорил Платон.


Рихард Ламперт. Фото: designboom.com

Мы идём после лекции Рихарда Ламперта через поздневечернюю осеннюю Ригу и её парки в дизайнерское бюро 1 PLUS 1, где должна пройти вечеринка в честь выхода второго номера журнала «Modernists». «Я учился в Германии, и в нашей студии стояли именно эти "столы Айермана" производства Richard Lampert, – рассказывает архитектор и дизайнер Мартиньш Пиленс, который стал инициатором приглашения Ламперта в Ригу. – Казалось бы, ничего особенного, просто стол. Но когда мы окончили учёбу и я вернулся в Латвию работать, то понял, что мне его не хватает. Это такие вещи, которые не бросаются в глаза, но постепенно становятся частью тебя самого, твоего ощущения, как всё должно быть».

В Риге Рихард Ламперт выступал в Институте Гёте перед аудиторией из дизайнеров, журналистов и студентов. Он рассказывал о том, как после многих лет в мебельном бизнесе, где он работал на крупные компании, в его голове стала выкристаллизовываться идея своей линии, своего производства. О том, как это непросто – предложить миру, особенно посткризисному современному миру что-то новое в сфере мебели и её дизайна. После лекции мы присели с ним прямо в зале, где всё происходило, и немного поговорили.

Я хотел бы начать с несколько прямолинейного вопроса. Когда вы заходите в какое-то новое для вас помещение, на что вы в первую очередь обращаете внимание – на людей или мебель?

Ну, это совсем не такой уж прямолинейный вопрос, с которого можно начать. Когда я куда-то захожу, я вижу сразу много вещей, а не что-то одно. Конечно, если там есть прекрасная леди, скорее всего я посмотрю на неё. Но если комната или зал пусты, я брошу на это пространство такой общий взгляд. Вообще для меня первостепенное значение имеет архитектура. Хорошее ощущение даёт или не даёт само пространство, то, что на немецком мы называем «кубатура», и свет, который его освещает. После этого я, скорее всего, обращу внимание на вещи, которые там стоят, – относятся ли они к какому-то определённому стилю? Индивидуальны ли они, эмоциональны ли они? Или они нечто такое, что вы видите всюду. Иногда люди подчёркивают своё место в обществе своим стилем. Они показывают то, что сами считают настоящим шиком. При этом в каждой стране есть свои нюансы, связанные с её собственной культурой. И очень часто это какие-то антикварные вещи. Но некоторые выбирают современную мебель. И, конечно, я бы обратил внимание на то, какие работы художников, предметы искусства там присутствуют.

Лаунж-кресло Tie Brek. Дизайнер: Bertjan Pot. Год: 2011

Но я бы не старался сразу составить конкретное представление. Судить по первым впечатлениям – это рискованно. К тому же это ещё вопрос образования. И как мне кажется, ни в одной стране мира обучение эстетике не развито на таком уровне, на каком следовало бы.

Да, это так. Мне кажется, что и для того, чтобы получить удовольствие от вашей мебели, оценить её по достоинству, надо обладать тем же бэкграундом, который может помочь получить визуальный кайф и при посещении выставки какого-то актуального художника…

У нас у всех есть в голове что-то, что настраивает нас на то, чтобы хорошо чувствовать себя в определённом пространстве. И это что-то – это некая картинка у нас в голове. Может быть, она связана с тем, какой мебелью была обставлена квартира ваших родителей. Или с тем, как обошлись со своим пространством ваши друзья. Потом мы читаем журналы. И это какой-то настоящий микс впечатлений, который вырабатывает эту картинку в нашей голове. Тут ещё и вопрос денег, конечно. Многие идут в IKEA так же как за одеждой они отправляются в H&M просто потому, что у них не хватает средств на что-то другое. И в этом, конечно, нет ничего плохого, как и в самих IKEA и H&M. Но это другой способ, как смотреть на вещи и их смысл.

Лаунж-кресло Герберта Хирша 1953 года, которое вернул к жизни Рихард Ламперт

Конечно, если вы любознательны и хотите узнать о дизайне больше, это вам поможет определиться с тем, чем стоит украсить ваше пространство. Хотя это вовсе не обязательный пункт. И, как я уже сказал, я думаю, что в тёмном пространстве без окон вам так или иначе будет сложно находиться продолжительное время. Может быть, настоящая роскошь – это прекрасный вид из окна, вид на природу.

А потом уже идут вещи. Какой-нибудь бабушкин комод, перекрашенный в зелёный цвет. И что-то, что вы просто нашли на улице. А рядом с этим – дизайнерская вещь. Конечно, это разные установки – скажем, питаться, чтобы насытиться, и есть, наслаждаясь нюансами – тем, как это пахнет, выглядит… делать это медленно.

Вы в вашей компании обращаетесь к наследию модернистов, дизайнеров 40–50-х. Может быть, это связано с тенденцией, когда люди устают от постмодернистского смешения и хотят каких-то чистых форм, чистого модернизма?

Мир – это очень разноплановая штука. Трудно выделить одну-единственную тенденцию. Есть очень много разных способов достичь счастья. И это ведь и есть ключевая вещь – что делает вас счастливым. И вы должны следовать этому внутреннему ощущению. Если вы хотите выкинуть всё из комнаты и жить в пустоте – сделайте это. Или, наоборот, вам нравится заполненное вещами пространство, пусть это какая-то полная ерунда, trash, но если вы так решили – почему бы нет. Чувствовать себя хорошо в своём пространстве – это может быть достигнуто очень разными способами. Мой – это, безусловно, немецкий подход. Ведь история Германии – это моя история. То, как это сделано, как это выглядит, как это может вам какой-то деталью напомнить Bauhaus или ранний модернизм… Но в то же время всё это не «слишком немецкое». Эти вещи обладают и каким-то вполне интернациональным шармом. И это то, что нужно молодому поколению. Они столько путешествуют, они столько видят, на них влияют столько вещей… Но чтобы по-настоящему понять всё это, выделить и сформулировать своё, нужно образование, общее понимание, куда шло и куда пришло человечество. И я принадлежу к тем, кто по-прежнему считает, что образование может изменить мир к лучшему.

Кресло H 57, разработанное Гербертом Хиршем в 1957, дополненное моделью Fat Tom (Александр Зигфрид. 2012)

Как вы выбираете новые модели, новые вещи от молодых дизайнеров для своего производства? Что ведёт вас к решению?

Инстинкт. Инстинкт и опыт. Есть две стороны. Если вы взглянете на очень известные дизайнерские компании и спросите их, что они продают больше всего, возможно, вы удивитесь: «Это то, что пользуется наибольшей популярностью? Но ведь это абсолютно нормальный диван, ничего такого…» С другой стороны, мы все пытаемся найти то самое идеальное кресло, идеальный диван, при взгляде на которые тебя охватывает энтузиазм: «Вот оно!»


Детская коллекция

Какого сорта «новинки» ожидает теперь публика?

Покупатели любопытны. Они идут по воскресеньям по магазинам и вдруг удивляются каким-то новым джинсам. А джинсы ведь продаются уже лет сто. Конечно, в мебели это не так явно, как в моде. Но там действует тоже любопытство.

Насчёт ожиданий… Моя мебель продаётся, например, в Санкт-Петербурге, и мне кажется, что люди, которые занимаются ею там, сталкиваются с непростой задачей. Объяснить, что шикарные вещи не обязательно броские. Что роскошь может быть и такой. Сдержанной, строгой по форме. На некоторых рынках зачастую люди ждут, чтобы мебель «выглядела дорого». Моя выглядит иначе – как будто вполне «нормально».


Часы, чей облик придумал в 1979 году Jochen Gros, в 2012 обрели новое цветовое воплощение

Могли бы вы описать тех людей, которые покупают вашу мебель?

Я не знаю их. Но до того, чтобы открыть свою компанию, я немало лет проработал, просто общаясь с клиентами. Я слушал, что нужно людям. И воспринимал их реакции. И я очень много видел того, что предлагается в магазинах. Я знаю, с чем конкурирую.

Я продаю свои вещи магазинам, а не тем, кто обставляет ими свои личные пространства. 200 магазинов в мире. И они тоже дают мне обратную реакцию. Это как огромный пазл, который постоянно складывается в общую картину, в чём-то меняющуюся и в чём-то неизменную.

Я думаю, в основном это те, кого можно было бы назвать «креативные люди». Чья жизнь в какой-то степени пересекается с эстетикой. А не только с деньгами… или с выживанием как таковым.


Стенд Richard Lampert на одной из мебельных ярмарок

Мне кажется, что в наше время очень важна роль эксперта. Вот и вы не придумываете мебель, а скорее, очень тщательно отбираете из множества идей и концепций… И в то же время все эти предметы имеют что-то общее, хорошо смотрятся вместе. Ощущаете ли вы сами себя таким экспертом?

Я предпочитаю смотреть на вещи философски и осознавать, насколько наши знания ещё нуждаются в дополнении и уточнении. Но, да, у меня есть многолетний опыт в этой сфере. Довольно большая дорога пройдена. Наверное, можно сказать, что это делает тебя экспертом в том, чем ты занимаешься. Пусть будет так.