Фото: Сергей Тимофеев

Мода здесь и там, вчера и сегодня 0

17/06/2012
Arterritory.com 

Александр Васильев – это в некотором смысле человек-жанр. Пожалуй, мало найдётся в мире людей столь активных в коллекционировании и пропаганде моды, в организации выставок, чтении лекций и написании книг, посвящённых этой сфере. В его коллекцию входит более 10 000 предметов одежды, подборки из которых он параллельно выставляет в самых разных странах от Балтии до Японии. На этой неделе в Риге в Музее декоративного искусства и дизайна открылась его выставка «Мода югендстиля», а 22 июня в Петербурге открывается выставка, с успехом уже прошедшая в Москве.

Перед началом рижской пресс-конференции мы попросили Александра Васильева рассказать в двух словах о том, что ждёт жителей города на Неве. «„Мода за железным занавесом” – это проект, который стартовал в Музее Царицыно в Москве и имел колоссальный успех. Число посетителей перевалило за стотысячный рубеж. Там было представлено более тысячи экспонатов из гардероба звёзд советской эпохи от 1917 до 1991 года. Среди них платья, которые принадлежали Галине Улановой, Майе Плисецкой, Лидии Смирновой, Кларе Лучко, Людмиле Гурченко и многим другим знаменитостям. И экспозиция очень тронула публику. Может быть, потому что до сих пор в России нет музея моды, даже в перспективе он пока не вырисовывается. И вот теперь выставка перемещается в северную столицу России, в Петербург, в Шереметьевский дворец». 

Но тут пора уже было начинать рассказывать о югендстиле. Несколько десятков представителей прессы вооружились диктофонами, микрофонами и видеокамерами, конечно, большинство из них были женщины. Они влюблёнными глазами смотрели на Васильева, а он называл их «душечка», «кошечка» и был как-то реактивно информативен и элегантен. 

В Риге интерес к югендстилю, безусловно, традиционен, во многом благодаря самой городской архитектуре. Кстати, в местном Музее югендстиля также до 28 октября будут представлены несколько платьев из коллекции Васильева. Но Васильев, конечно, видит то время под своим углом. «Эта эпоха продлилась с 1890 по 1914 год, когда началась Первая мировая война и югендстиль пошёл к упадку, а после окончания всемирной схватки уступил своё место art deco. Этот стиль находился в огромной зависимости от японского искусства. Именно японизм дал толчок к его рождению: интерес к ассиметрии, к природе, к плавным линиям пришёл в Европу с Дальнего Востока. А затем уже интерес к национальной культуре, к национальному романтизму, к средним векам и даже к элементам так называемого третьего рококо довершил эту уникальную художественную культуру, которая проявилась сразу в нескольких странах. Этот стиль стал, пожалуй, первым действительно международным явлением и ознаменовал переход от викторианской эпохи к ХХ веку. Особенно ярко он проявился в женской моде, потому что то, что женщина из обеспеченных слоёв не работала, позволяло ей уделять своей внешности огромное время. Для того, чтобы надеть на манекен каждое из представленных здесь платьев, требуется не менее 20 минут. Потому что крючков и кнопок настолько много, что это сложный и занимающий немало времени процесс. А если учесть, что женщины переодевались по 6 раз в день, можно представить, сколько времени они проводили, только меняя наряды. Не учитывая сложной причёски из длинных волос, которые доходили до талии, больших шляп, которые крепились на причёске, непростой обуви и очень тонкого белья. Шёлковые чулки, подвязки, панталоны, корсеты…» 

Васильев видит и демографические причины, повлиявшие на эпоху и её стиль. «Платья по тем временем стояли баснословно дорого, на их изготовление уходили месяцы упорной работы мастериц. Мужчины в эту эпоху боготоворили женщин, потому что в Европе того времени население состояло из 45% женщин и 55% мужчин. Гонка за женщинами в эту пору была просто невероятная. Женщин сравнивали с нимфами и ангелами, они были предметом вожделённого интереса. Главным показателем женской красоты того времени был объём талии. Например, Клео де Меро, бельгийская балерина, блиставшая в Париже, считалась обладательницей талии в 48 см. А более доступным идеалом были талии в 50–55 см». 

С модой было связано и множество любопытных подробностей, причём даже криминального характера. «В то время существовали шляпные булавки длиной в 22–25 см из тончайшей стали. Ведь шляпы по сути не надевали, их водружали, крепили булавкой на причёске, чтобы шляпа не улетела от ветра. Эти шляпы были настоящими конструкциями, а булавки могли послужить средством защиты против мужчин и даже орудием расплаты за измену. Я читал в криминальной хронике, что были случаи убийств такими булавками на почве ревности, когда находили мужчин с пронзённым во время сна сердцем и запиской: „Тебе, неверный”». 

На этой драматической ноте рижская пресс-конференция и завершилась. А выставка в Музее декоративного искусства и дизайна, поддержанная AB.LV Bank, продлится до конца октября. Причём её организаторы планируют и целый ряд лекций, посвящённых моде, интерьерам и ювелирному искусству югендстиля, многие из которых пройдут в сентябре, после летних каникул.

 Фото: Сергей Тимофеев