Павильон, спроектированный немецким скульптором Томасом Шульце для размещения коллекции его работ. Photo: WESTART Magazin | WDR

Наиболее впечатлившая в 2016-м архитектура 0

Третья часть «Итогов года»

31/12/2016
Arterritory.com 

Хорошая архитектура – это всегда надежда. Надежда на то, что мир будет развиваться в светлую сторону и что здания заселят люди, которые будут уверенно смотреть в будущее. В последний день 2016-го мы хотим поговорить о том, что запомнилось нашим экспертам из новых архитектурных проектов по всему миру.

Если говорить о музеях и культурных учреждениях в контексте их архитектуры, то уже на протяжении какого-то времени главным туристическим пунктом назначения в Гамбурге можно смело считать новое здание городской филармонии – концертный зал Элбфилармони (Elbphilharmonie), разработанный швейцарским архитектурным бюро Herzog & de Meuron, несмотря на то, что он не был даже ещё официально открыт. Herzog & de Meuron также осуществляло проект по расширению лондонской галереи Tate Modern, после которой её размеры увеличились на 60%. Помимо Гамбурга, другим европейским городом, вышедшим в этом году на новый архитектурный уровень, стал Антверпен. Новое городское здание порта, спроектированное легендарной Захой Хадид (увы, ушедшей от нас в этом году), выглядит как нечто среднее между стеклянным метеоритом и носовой частью грузового судна.

Конечно, в этом году новые смелые архитектурные проекты росли и открывались не только в мировых мегаполисах. Например, Эстония пережила открытие самого большого и современного культурного комплекса в Балтийском регионе – здания Эстонского Национального музея (Eesti Rahvas Muuseum) в Тарту. Эта внушительная и смелая по замыслу постройка не раз упоминается в нашем опросе…

 
Чердак здания Латвийского Национального художественного музея после реконструкции и реставрации. Фото: Кристине Мадьяре, Arterritory.com 

Майя Рудовска, историк искусства, куратор (Латвия)

Я не очень пристально следила за событиями мировой архитектуры в 2016 году, чтобы суметь что-то осознанно выделить. Но значительным событием местного масштаба определённо можно считать завершение реконструкции главного здания Латвийского Национального художественного музея (ЛНХМ). Это, по-моему, самое значительное приобретение архитектуры Латвии в этом году. Возможно, в качестве второго события можно упомянуть архитектуру нашего будущего Музея современного искусства – проект, созданный тандемом в составе Adjaye Associates и их латвийского партнёра AB3D. Лично я не то чтобы в восхищении от него, однако определённо здание будет поражать воображение во многих аспектах.

В АРХИВЕ: Фоторепортаж: Художественный музей возвращается домой!         
В АРХИВЕ: Проект Латвийского музея современного искусства. ПОБЕДИТЕЛЬ 

 


Новое здание Эстонского Национального музея в Тарту. Фото: 1. Postimees/Scanpix. 2. Такуй Шиммура

Бригита Райнер, искусствовед, критик (Эстония)

Архитектурный объект, завершения которого ждали с большим волнением, это, конечно, Эстонского Национального музея в Тарту. Он был разработан архитектурным бюро из Парижа – Dorell Ghotmeh Tane (Дэн Дорелл, Лина Готмэ, Цуёши Тане). Музей площадью 34 000 квадратных метров стал крупнейшим в странах Балтии. Размещённый на той же оси, что и бывшая взлётная полоса советского военного аэродрома, музей буквально вырастает из неё. Весь проект, это, пожалуй, самый современный, грандиозный и амбициозный концепт, каких в Эстонии никогда прежде не было. Это сильное и ясное пространственное решение. Музей стал отличным символом национальной истории; а минималистичный дизайн также поддерживает, и вполне успешно, национальный и культурный образ Эстонии как одной из Северных стран.


Горные домики Skåpet в Соддатьёрн. KOKO architects

Двумя удивительными открытиями для меня стали таллинский Arsenal Center и проект арихитектурного бюро Koko в Соддатьёрне (Норвегия). Первый состоит из трёх кирпичных зданий царских времен, в которых ранее располагался завод военной техники. Здания были отремонтированы и превращены в торговый центр площадью 15 000 квадратных метров. Перестройка была спланирована архитекторами группы PIN (Ниим Тиимус, Яан Порт, Катрин Каеватс, Маркус Нимик), которые стремились как можно больше интегрировать центр с общественным пространством. Идея состояла в том, чтобы сохранить промышленную ауру зданий, так что в проекте щедро использовался голый бетон. Я думаю, что, используя достаточно простые и недорогие решения, они достигли отличных результатов. Во втором «кейсе» архитекторы Koko создали современные, защищённые от неблагоприятных погодных условий домики на пешей туристической тропе. Эти современные дома с панорамным видом очень просты в обслуживании, они задают отличную взаимосвязь с окружающей природной средой.

 


Москва. Денежный переулок, д. 5, Дом Берга — резиденция посла Италии. Фото: updk.ru

 Сергей Хачатуров, арт-критик, куратор (Россия)

Реставрация и реконструкция Особняка Берга в Денежном переулке Москвы. Это здание имеет интересную историю. Оно появилось в начале XX века и принадлежало инженеру и золотопромышленнику Сергею Бергу. В нём роскошные интерьеры в необарочном, ампирном и неоготическом стилях. С 1924 году в особняке расположилось посольство Италии. Сегодня в здании завершилась реставрация парадной части и проведена тончайшая работа по реконструкции других технических и деловых апартаментов. Это пример, как деликатно можно обходиться с наследием сегодня. Увы, очень редкий для Москвы.

 


Интерьер нового торгового пассажа в Роттердаме (Нидерланды). Фото: Arno & Iris

 Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia (Россия)

Меня восхитил новый проект голландской группы Arno & Iris (Арно Коэнен и Ирис Роскам) под названием Amsterdam Oersoap («Амстердамское происхождение жизни») – заново оформленный торговый пассаж в Амстердаме. Эти художники дают новую жизнь старым техникам и формам монументального публичного искусства и такому понятию, как «синтетическое произведение искусства», добавляя чувство юмора и новейшие технологии в заведомо «пафосные» архитектурные жанры.

Кроме того, меня впечатлил парк Хай-лайн в Нью-Йорке, разбитый на бывшей железной дороге. Я много слышала об этом проекте, но впервые увидела его своими глазами в этом году. И это было прекрасно!


Музей русского импрессионизма. Фото: themoscowtimes.com

И из патриотических соображений не могу не назвать новый частный музей в Москве – это Музей русского импрессионизма, открытый Борисом Минцем на территории бывшей фабрики «Большевик». Британское архитектурное бюро John McAslan + Partners, которое провело реновацию всего комплекса фабрики конца XIX века, сделало эффектный футуристичный современный музей из «никакого», по сути, хранилища муки 1960-х годов. Это редкий для Москвы случай такого рода музейной архитектуры.

 

 
Здание начальной школы в Буркина Фасо, построенное по проекту Фрэнсиса Кере 

Эрвин Вурм художник (Австрия)

Проект Фрэнсиса Кере (Francis Kéré) – временный передвижной театр по заказу будущего директора берлинского театра Фольксбюне Криса Деркона. Он ещё не построен. Кере трансформирует старый самолётный ангар в аэропорту Темпельхоф в Берлине. Проекты, которые он делал до того в Африке, также очень интересны. Он придумывал очень простые, базовые дома с огромными крышами, уменьшающими жару, – это африканская архитектура в очень современном стиле.

 

Мадли Эхасалу, куратор (Эстония)

Объекты, подходящие для скейтбординга на площади Пельгулинна в Таллине, – это совместный проект Ристо Козэра, Сильвера Лииберга и латвийских архитекторов из группы MANUAL. Эстетически приятные миниатюрные бетонные препятствия, оживляющие общественный центр.

 
Архитектура Фредди Мамани в Боливии. Фото: Альфредо Зебаллос

 Дэвид Кеннеди-Катлер, художник (США)

Здания Фредди Мамани, построенные в Боливии. Вопреки здравому смыслу, несколько лет назад я посмотрел фильм «Трансформеры 3», и, как ни странно, мне показалось, что это кино – почти авангард, из-за его визуальной какофонии и отсутствия какого-либо связного повествования. Попросту говоря, там уничтожена любая привязка к классическим понятиям линейности повествования. И когда я увидел архитектуру Мамани, то подумал, что он очень точно уловил дух этого фильма.

 


Новое здание Эстонского Национального музея в Тарту. Фото: Такуй Шиммура

Франсиско Мартинес, антрополог (Испания/Эстония)

Помимо практических и функциональных достижений нового «дома» Эстонского Национального музея в Тарту, разработанного Dorell Ghotmeh Tane / Architects (DGT), я считаю символически значимым саму его концепцию «Поля памяти», поскольку она признаёт неоднородное (множественное) понимание прошлого страны.

 

Лииса Кальюла, куратор (Эстония)

Музей Эстонии в Тарту. Я всё ещё пытаюсь выяснить, действительно ли это здание является памятником будущему национального государства. Поскольку ведь и национальное государство может когда-нибудь стать любопытной вещью из прошлого, которая сама по себе подлежит хранению в музее. Однако здесь, в Балтии, мы всё ещё, напрягая все силы, воображаем, каким могло бы быть будущее национального государства. А искусство и архитектура – это хорошее поле для игры воображения.

 

 
Павильон, спроектированный немецким скульптором Томасом Шульце для размещения коллекции его работ. Фото: RKW Architekten

Бо Нильсон, арт-директор Artipelag (Швеция)

Новый павильон Томаса Шутте для Museum Insel Hombroich

 
Открытие мечети им. Аймани Кадыровой в Чечне в 2014 году. © Муса Садулаев, ЮГА.ру

Ростан Тавасиев, художник (Россия)

Мечеть имени Аймани Кадыровой. 

 
Фрагмент дизайна, придуманного Уэсом Андерсоном для кафе в Fondazione Prada 

Зане Онцкуле, основательница центра современного искусства kim? (Латвия)

Комплекс Fondazione Prada в Милане, в том числе придуманный Wes Anderson дизайн кафе.

 
Schwarzescafé  Хеймо Зобернига 

Лаура Руткуте, креативный директор вильнюсской галереи Vartai

Я была очень впечатлена проектом Хеймо Зоберинга: архитектурной интеграцией Schwarzescafé с LUMA Westbau, реализованной как часть Манифесты 11. Быть может, на моё впечатление повлияло то, что Хеймо Зоберниг с Юлией Галлер в то же время выставлялся в нашей галерее? Возможно – ведь это тоже была одна из моих любимых экспозиций года. 
 


Балтийский павильон на Венецианской биеннале архитектуры

Каспарс Грошевс, художник, галерист (Латвия)

Если высунуться в окно, то такого рода новые здания по-прежнему мне не видны, однако павильон стран Балтии на Венецианской биеннале архитектуры был великолепным доказательством того, что архитекторы ещё на что-то способны.

 

 
Музей искусства Speed. wHY architecture. Кентукки, США. Фото: Рафаэль Гамо

Джулиан Робсон, куратор (Австрия/США)

Я провёл первые годы нового тысячелетия, работая в художественном музее Speed в Луисвилле, штат Кентукки, и я участвовал в начале процесса расширения этого учреждения. Восемь лет прошло с момента моего отъезда из музея, и процесс расширения наконец осуществился: в 2016 году состоялось повторное открытие музея. То, что этот среднего размера музей отмечен как один из «Самых красивых музеев мира» по версии «Travel + Leisure», отдаёт должное видению архитектора Кулапата Янтрасаста и wHY architecture. Новый Северный павильон, где современное искусство наконец находит правильное пространство в музее, представляет из себя элегантное, наполненное светом строение с фасадом из фриттованного стекла и гофрированной металлической панели, которая изменяет свой оттенок с движением солнца. Также был добавлен новый Южный павильон, где расположился театр, а окружающему музей парку суждено стать садом скульптур. И это ещё не всё. Архитекторы также взяли на себя задачу интеграции оригинального здания Музея изящных искусств, построенного в 1927 году, и деликатные изменения, осуществлённые ими в интерьере, полностью обновили это здание, создав органичную циркуляцию через все три структурных подразделения элемента. Здесь архитектура отнюдь не отодвигает искусство на задний план; видение команды wHY является прекрасным примером того, как свет, продуманная структура и пространственная ясность могут на ином уровне сконцентрировать наше внимание на коллекциях и выставках. Это настоящее сокровище.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Первая часть опроса. Выставка года и проект года. 2016

Вторая часть опроса. Сюрприз. Разочарование. Прогноз. 2016