Patrizia Sandretto Re Rebaudengo.Фото: Alessandro Albert, Marieclaire.it

Когда искусство становится частью жизни 0

17/03/2014
Беседовала Агнесе Чивле, www.anothertravelguide.com

Идеальный макияж, одежда классического покроя, неизменно украшенная изящной американской костюмной бижутерией из её собственной коллекции, которая насчитывает более пятисот украшений от Trifari, Marcel Boucher, Coro, De Rosa, Eisenberg и Kenneth J. Lane, изготовленных в период с 1930-х по сегодняшний день.

Непреходящая юность, бурлящая энергия и обезоруживающая искренность... Она чем-то напоминает мне легендарную принцессу Уэльскую. Но это – Патриция Сандретто Ре Ребауденго из Италии, коллекционер и покровительница искусств. Её часто видят в компании одного или двух красивых молодых мужчин. Это её сыновья. Так было и в тот день, когда мы встретились на Венской художественной ярмарке. Нерушимый семейный кодекс итальянцев!

Художественная коллекция Сандретто Ре Ребауденго находится в Турине – городе на северо-западе Италии. Она начала собирать коллекцию современного искусства в начале 1990-х, и сегодня в ней – более тысячи работ, созданных в период с 1970-го по сей день. Пол Маккарти, Томас Руфф, Фишли и Вайс, Аниш Капур, Дэмьен Хёрст, Синди Шерман, Маурицио Каттелан – это лишь некоторые из великих имён, представленных в её коллекции.

Лучшие образцы художественной коллекции Сандретто Ре Ребауденго регулярно демонстрируются в музеях и выставочных залах всего мира, в том числе в таких престижных, как лондонская галерея Tate и нью-йоркский музей современного искусства MoMA. В 2013 году части коллекции были выставлены в лондонской галерее Whitechapel, в австрийском городе Кремс и польской Торуни.

При поддержке фонда Fondazione Sandretto Re Rebaudengo в Венеции был организован четырёхчасовой перформанс исландского художника Рагнара Кьяртанссона. Перформанс на борту лодки S.S. Hangover можно было наблюдать с набережной около верфи Арсенал во время 55-й Венецианской биеннале. Бесприбыльный фонд Fondazione Sandretto Re Rebaudengo был основан в 1995 году, и под руководством его нынешнего художественного директора, известного итальянского куратора и историка Франческо Бонами, организация поддерживает разнообразные арт-проекты, а также начинающих художников, критиков и кураторов.

 Как вам удаётся держать руку на пульсе современного искусства уже более двадцати лет?

Современное искусство – это именно то, чему мы можем быть свидетелями. Мы можем наблюдать, как оно создаётся, и это позволяет нам выстраивать личные отношения с художниками и прогнозировать их дальнейшее развитие. Это уникальный аспект коллекционирования современного искусства!

Какая работа в вашей коллекции была куплена самой первой? Вы помните свои эмоции в тот момент?

В 1992 году я купила четыре работы итальянских художников. Карла Аккарди, Тано Феста, Марио Мерц и Сальваторе Скарпитта. Это были современные работы, созданные в конце 1950-х – начале 1960-х годов. Мне понравилась идея начать формирование коллекции с вещей, созданных в то время, когда я родилась. Я помню, как с интересом разглядывала эти картины на стене, и они словно разговаривали со мной. Я сразу почувствовала, что они – мои. С тех пор мои вкусы существенно расширились. Но мой изначальный подход к коллекционированию современного искусства был именно таким.

А до этого вы увлекались коллекционированием? Может быть, в детстве вы собирали марки или футляры от губной помады?

Я уверена в том, что коллекционирование является частью моей ДНК. В детстве я собирала старинные коробочки от таблеток, пронумеровывала их, заносила в список в тетрадке. С 1980-х я собираю костюмную бижутерию. Я была очарована элегантным дизайном и простыми материалами, из которых изготавливаются эти украшения. Но по-настоящему я этим увлеклась, только когда начала читать материалы по истории костюмной бижутерии.

Расскажите поподробнее о вашей коллекции костюмной бижутерии. Какую историю она может нам поведать?

Мне нравится то, что сегодня можно найти очень красивые, богато выглядящие украшения, сделанные из весьма скромных материалов. Мой интерес к костюмной бижутерии пробудила одна моя хорошая подруга. Она приколола брошку к моему жакету – и с тех пор это стало моей страстью. Мне нравится современная мининималистская мода, и часто единственный цветной акцент в моём наряде – это брошка или ожерелье из моей коллекции бижутерии. Каждое утро я первым делом выбираю украшение и только потом – одежду на день. Костюмная бижутерия – очень важная, постоянно эволюционирующая часть моей повседневной жизни.


Дэмьен Хёрст. Love is Great («Любовь – это здорово»), 1994. Эмаль, бабочки

Как изменилась практика коллекционирования искусства с тех пор, как вы начали этим заниматься? 

Когда я начала заниматься коллекционированием в начале 1990-х, мир искусства был меньше, и многие художники и страны не имели возможности участвовать в крупных выставках. Сегодня мир искусства стал поистине глобальным, и нашему вниманию предлагаются великолепные работы со всего света. Для нас всех наступила новая восхитительная эпоха.

Как вы учились отличать хорошее искусство от плохого искусства? Полагаю, что в самом начале это было непросто?

Чем больше искусства ты видишь, тем любознательнее становишься и тем больше понимаешь, что нравится лично тебе. Я всегда говорю, что надо тренировать свои глаза – видеть как можно больше, читать как можно больше и, что самое главное, доверять своему внутреннему чутью.

Моя настоящая связь с искусством началась с поездки в Лондон в начале 1990-х. Тогда я посетила студии художников, и знакомство с миром творчества изменило мою жизнь. Я всегда буду помнить беседы с художниками (в то время они были молодыми и начинающими) – такими, как Аниш Капур, Дэмьен Хёрст и Джулиан Опи. Мне удалось увидеть их работы их глазами. Этот важный опыт во многом сформировал мой подход к искусству. Тогда я поняла, что знакомство и беседы с художниками об их работах вносят фундаментальный вклад в развитие вашего собственного вкуса.

Как бы вы прокомментировали тему «женщины в коллекционировании искусства»? Отличаются ли коллекции, собранные мужчинами и женщинами?

Я всегда восхищалась женщинами-художницами. Женщины всегда играли важную роль в искусстве и делают это до сих пор. Когда я только начинала коллекционировать работы, моя коллекция была разделена на темы, и одной из тем было женское искусство. И хотя мои интересы расширились, женщины-художницы до сих пор для меня очень важны. В моей коллекции есть работы Синди Шерман, Ширин Нешат, Кэтрин Опи, Розмари Трокель, а также работы более молодых художниц, таких, как Гошка Макуга, Паола Пиви, Микола Ассаэль и Линетт Ядом-Боакье.

Мой фонд также посвятил целый год теме женщин в искусстве и организовал выставку работ художниц. Во время выставки мы проводили исследование, и обнаружился интересный факт: в коллекциях, собранных женщинами, действительно содержится больше работ художниц, чем в коллекциях мужчин.


Маурицио Каттелан. Bidibidobidiboo, 1996. Чучело белки, керамика, пластик Formica, дерево, краска, сталь

Какие работы могут считаться самыми ценными в вашей коллекции? Какие из них наиболее важны для вас?

В моей коллекции много ценных работ и много работ, которые важны лично для меня. Для меня важность представляет всё, что входит в мою коллекцию, однако некоторым художникам уделено более пристальное внимание, особенно это относится к началу их карьеры. Это такие художники, как Маурицио Каттелан, Дуг Айткен, а с недавних пор и Рагнар Кьяртанссон. Мне принадлежат многие их работы, в том числе крупномасштабные. Я также финансировала создание работ для международных выставок, например, для Венецианской биеннале. Особую ценность представляют также работы Дэмьена Хёрста, Чарльза Рэя, Томаса Хиршхорна, Петра Уклански, Павела Альтхамера, Ганса-Петера Фельдмана и Томаса Деманда – и это только часть тех, кого я могу отметить.

Какая работа пополнила вашу коллекцию последней по счёту?

В числе последних пополнений – видеоработа Лори Провост Wantee, за которую она была удостоена Премии Тёрнера. Ещё одно недавнее приобретение – серия из пяти картин Якуба Юлиана Зиолковски (100 Eyes, 100 FingersEmmamah; Genesis; Nocturn, или The Sleep of ReasonFears, 2013), которая была представлена на Венецианской биеннале 2013 года.

Знаете ли вы какие-нибудь галереи в странах Балтии?

Я пока ещё не была в странах Балтии, но обязательно побываю. Насколько мне известно, в этом регионе много центров современного искусства и много хороших художников.

Именно поэтому я высоко ценю такие ярмарки, как VIENNAFAIR, на которых делается акцент на страны Восточной Европы. Это даёт шанс наконец увидеть, что ещё там есть помимо больших галерей, которые всегда представлены на всех крупных ярмарках.

Акцент на искусстве какой-то определённой части мира для меня очень важен, так как я коллекционирую современное искусство, создаваемое новыми поколениями. VIENNAFAIR даёт возможность познакомиться с галереями и художниками, которых они представляют, чтобы потом можно было отслеживать их из первоисточника.

Моё внимание привлёк латвийский художник Янис Авотиньш. В моей коллекции уже есть две его работы, и я собираюсь приобрести третью. Я узнала о нём от своего сына, который только что начал свой путь в мире искусства. Мой сын заметил работы Авотиньша в лондонской галерее Ibid Projects. Там я купила его первую работу, а вторая была приобретена на Туринской художественной ярмарке Artissima.

Что именно в его работах вас привлекло?

В работах Авотиньша ощущается настоящая мощь. За творчеством этого художника стоит следить! Я не покупаю работы только лишь из-за громкого имени, мне важно выбрать «правильную» работу – такую, которая демонстрирует подход и способ самовыражения автора и вписывается в мою коллекцию.


Томас Хиршхорн. Camo family («Семья Камо»), 2006. Мультимедийная инсталляция

Каким коллекционером вы себя считаете – рациональным или эмоциональным? Каким вообще должен быть коллекционер?

Я никогда не покупала художественные работы для декора и никогда не принимала в расчёт размеры работы. Многие объекты, которые мне принадлежат, я бы никогда не поместила в свой дом. Можно сказать, что я эмоциональна, поскольку считаю себя спонтанным коллекционером. Я знаю, что мне нравится. Для меня произведение искусства должно иметь крепкую связь с временем, в котором оно создавалось. Оно должно говорить что-то о настоящем – будь то общественное или политическое, – которое понесёт его дальше, в будущее.

Покупали ли вы искусство в качестве только лишь инвестиции? Что вы думаете о коллекционерах, которые скупают работы в этих целях?

У всех коллекционеров есть свои причины для того, чтобы начать собирать коллекцию, есть свой подход к искусству и понимание того, что они от этого хотят. Я не продаю работы, не считаю свою коллекцию финасовой инвестицией, меня не интересует рынок искусства.

Вы можете приблизительно оценить стоимость вашей коллекции?

Я бы не смогла это сделать, поскольку коллекционирование для меня не имеет ничего общего с рынком. У меня нет выделенного бюджета для приобретений, меня не интересуют спекуляции. Я не продаю работы из коллекции, я не оцениваю работы с финансовой точки зрения. Моя коллекция для меня – это глубоко личная инвестиция.

У вас были ошибки в формировании коллекции – такие, о которых вы часто думаете?

Моя коллекция – это не список имён, а список работ. И все они важны – до единой. Важно приобретать работы, которые говорят о каком-то конкретном моменте времени и указывают направление в будущее.

Бывало и так, что я не замечала работу какого-то хорошего художника. Да, такое случается. Но потом мои сыновья, моё новое поколение коллекционеров, начинают протестовать и напоминать мне. Но купить всё просто невозможно!


Синди Шерман. Untitled Film Still # 24 («Безымянный кадр из фильма # 24»), 1978. Желатиновая галогено-серебряная печать

Почему вы предпочитаете скульптуру и фотографию? Что вас привлекает в этих выразительных средствах?

Как я уже говорила, в самом начале моя коллекция была разделена на темы. Они были такими: итальянское искусство, британское искусство (YBA, или Молодые британские художники), искусство Лос-Анджелеса, женщины-художницы и фотография. Это правда, что я всегда проявляла повышенный интерес к фотографии, и это единственная часть моей коллекции, которая не является полностью современной. В коллекции есть дополнительный отдел исторической фотографии, отслеживающий историю итальянского пейзажа. Мне думается, что в какой-то степени коллекция является отображением меня самой и развития моих вкусов во многих областях, не только в фотографии и скульптуре. Коллекция до сих пор постоянно эволюционирует и пополняется произведениями искусства, созданными всемирно известными и начинающими художниками самых разных направлений и методов. В последние годы меня заинтересовало видеоискусство, и сегодня ему посвящена часть моей коллекции. Сегодня в современном искусстве мы видим возврат к живописи, и это побудило меня обратить более пристальное внимание на живопись. Скоро в фонде Fondazione Sandretto Re Rebaudengo в Турине состоится соответствующая тематическая выставка.

 

Не могли бы вы рассказать поподробнее о направлениях деятельности фонда Fondazione Sandretto Re Rebaudengo?

Развивая свою частную коллекцию, я почувствовала, что мне хочется сделать что-то более значимое для современных художников. В дополнение к этому мне хотелось, чтобы моя коллекция была более доступна для широкой публики, я хотела ею делиться, а не прятать от людей.

В то время в Италии было не так уж много организаций, занимавшихся современным искусством, и мы решили основать бесприбыльную организациюFondazione Sandretto Re Rebaudengo.

Фонд организует примерно три крупных временных выставки в год, основной акцент делается на новые поколения итальянских художников и художников из других стран. Работы из моей коллекции редко выставляются на мероприятиях фонда, но их могут включать, если они соответствуют концепции кураторов выставок. Итак, мы организуем выставки, приглашаем художников представлять свои проекты, поддерживаем создание новых работ, то есть – поощряем сотворение искусства. Также фонд поддерживает художников, финансируя создание работ для международных выставок, таких, как Венецианская биеннале, DocumentaManifesta и других.

В дополнение к этому фонд участвует в образовательных процессах, способствующих развитию понимания современного искусства. Каждый год отдел образования фонда в Турине организует экскурсии и мастерские для 15 тысяч детей и молодых людей. Были разработаны также программы для взрослых с привлечением профессоров в области истории искусств – они делятся своими познаниями и принимают участие в дискуссиях.

Была разработана специальная программа для молодых кураторов. Каждый год мы приглашаем трёх молодых кураторов из лучших высших учебных заведений мира. Они проводят в Италии несколько месяцев, встречаются с художниками – повсюду, от Рима до Венеции, посещают и исследуют галереи и музеи. После экскурсий они возвращаются в Турин и используют полученный опыт и контакты для организации и курирования выставок при полной поддержке наших сотрудников. Таким образом мы находим начинающих итальянских художников, а кроме этого выявляем потенциальных звёзд – кураторов, заведующих галереями, и даже директоров музеев.


Фонд Sandretto Re Rebaudengo Foundation в Турине

Помимо развития художественных коллекций какую ещё деятельность стоит упомянуть в контексте других итальянских коллекционеров?

Для Италии это, возможно, не лучшие времена, но в нашей стране очень много коллекционеров – повсюду, от севера до юга. Есть организации, работа которых похожа на деятельность моего фонда. Ряды давних авторитетных коллекционеров пополняют энтузиасты из молодого поколения. Мы ждём от них новшеств. Например, мой сын Эугенио недавно основал новаторскую онлайн-платформу Artuner

Эугенио Ре Ребауденго: Для покупки через интернет Artuner предлагает выбрать живопись или фотоработы, проверенные экспертами. В отличие от модели, принятой, например, на amazon.comArtuner функционирует как консультант и для тех, кто интересуется миром искусства, и для тех, кто хочет собрать качественную коллекцию. Artuner – это не просто сайт, который продаёт художественные работы, он также предоставляет образовательный контент – информацию о работах, интервью и т.д. На сайте выставляются работы как признанных художников, так и новичков, и нам интересны как начинающие, так и опытные коллекционеры.

В вашем доме выставлены произведения искусства? Если да, то приглашаете ли вы гостей для того, чтобы они могли увидеть вашу коллекцию?

Да, часть коллекции выставлена в доме, и экпозиция постоянно меняется – кроме нескольких специфических объектов. Мой дом открыт для гостей из мира искусства, приезжающих в Турин на выставки, ярмарки, или для групп представителей музеев, которые сами являются коллекционерами и проявляют интерес. Всегда есть комнаты, в которых выставляется итальянское искусство, и я не упускаю возможности познакомить с ним посетителей. Работы в моём доме часто чередуются, потому что их арендуют музеи со всего света, иногда работы также участвуют во временных выставках фондаFondazione Sandretto Re Rebaudengo.

Вы можете описать ощущения, которые вы испытываете, добавив в коллекцию произведение искусства, которое вы давно искали?

Это невозможно описать! Это фантастическое ощущение! В моём доме есть фотография Томаса Руффа с голубыми небесами, и когда я просыпаюсь утром и вижу эти голубые небеса – это чудесно! Это фото стало частью моей жизни. Когда вы начинаете коллекционировать искусство – обратной дороги нет, остановиться невозможно! Коллекционирование изменило меня – я стала более открытой, более терпимой, я учусь понимать, что хочет сказать художник своей работой. Я не могу представить свою жизнь без моих сыновей и моих произведений искусства!

Какой совет вы могли бы дать молодым коллекционерам?

Мой совет молодым коллекционерам: постараться увидеть как можно больше произведений искусства, как можно больше читать, давать волю своей любознательности, следовать своим инстинктам! И ещё – обсуждать с художниками их работы, это очень поможет вам в вашем увлекательном путешествии в мир современного искусства.

www.fsrr.org