Mиссис Пекала. Фото: Катрина Гелзе

Дипломатия искусства 0

Элина Зузане
16/07/2013 

Фото: Катрина Гелзе 

Пятьдесят лет назад президент США Джон Кеннеди дал официальный старт программе Art in Embassies (Искусство в посольствах), которая с тех пор содействует организации выставок американского искусства во всём мире – главным образом путём демонстрации произведений искусства в дипломатических миссиях Госдепартамента США (включая посольства и резиденции американских послов). Программа была разработана сотрудниками Музея современного искусства в 1953 году, и с тех пор она играет ведущую роль в публичной дипломатии США.

Сегодня программа представляет из себя государственно-частное партнёрство, в котором задействованы более 20 тысяч участников (в том числе художники, музеи, университеты и частные коллекционеры) и более 200 помещений в 189 странах. Профессиональные кураторы и сотрудники архивов подбирают работы и организуют их доставку, в год формируется около 60 коллекций. С 2003 года в дипломатических представительствах США во всем мире размещаются более 58 постоянных коллекций.

Команда Arterritory.com посетила резиденцию посла США в Латвии, чтобы познакомиться с программой Art in Embassies и коллекцией произведений искусства, которые в течение следующих трех лет будут размещены в доме мистера и миссис Пекала.


Arterritory.com в резиденции посла США в Латвии 

Вы не могли бы рассказать поподробнее о программе Art in Embassies (AIE)? Каким образом вы в ней задействованы? 

Программа была создана правительством США 50 лет назад как способ показать Соединённые Штаты другим странам. Музеи, частные коллекционеры и фонды предоставляют Государственному департаменту художественные работы, которые затем отсылаются в посольства и резиденции послов. Это один из самых приятных моментов этой должности – ты прибываешь в другую страну и сам выбираешь, какие произведения искусства будут украшать твою резиденцию.

Как вы отбираете работы? Советуетесь ли вы с кураторами?

Да, в Госдепартаменте есть кураторы, которые помогают нам понять, что мы можем получить, исходя из наших интересов. Разные люди подходят к этому по-разному, но мы хотели, чтобы программа Art in Embassies демонстрировала многообразие США. Мы работали с куратором, который помог нам осознать, что, формируя эту подборку, мы должны отталкиваться от происхождения художников и от того, как они видят мир вокруг них. То есть – как они изображают США и жизнь в этой стране.

У нас есть работы таких художников, как Макс Фергюсон. Он из Нью-Йорка, его работа автобиографична и показывает его видение этого города. Также у нас есть Реджинальд Марш, который делает зарисовки из жизни мегаполиса. Но в тоже время у нас есть и другие художники, например Фил Эпп, который рисует прерию. В коллекции также представлены два очень значительных афроамериканских художника, которые дают представление о жизни афроамериканцев. И ещё, конечно же, у нас есть фотографии Эдварда Кёртиса.

Нам пришлось поразмышлять о том, что мы ходим сделать в рамках этой программы. Это хорошая возможность. Нас поддерживает Госдепартамент, который обращается в музеи и к частным коллекционерам с просьбой сдать в аренду великие произведения искусства. Так что нам пришлось хорошо подумать – что мы хотим от этого? Что нам нравится? С чем мы будем жить? Ведь это ещё и наш дом, поэтому со всем этим надо еще и ужиться.


Марута Раценис. Вечернее небо (Evening Sky). Холст, масло. Работа предоставлена автором. Ричмонд, Виргиния


Марута Раценис. Оранжевый пейзаж (Orange Landscape). Холст, масло. Работа предоставлена автором. Ричмонд, Виргиния


Макс Фергюсон. Парикмахерская III (Barbershop lll), 2003. Карандаш, бумага. Работа предоставлена автором. Нью-Йорк.


Макс Фергюсон. Весенняя улица (Spring Street), 1985, офорт. Работа предоставлена автором и галереей Henoch. Нью-Йорк


Эдвард Кёртис. Вожди сиу (Sioux Chiefs), 1905. Современная цифровая фотография, платиновая печать. Работа предоставлена программой ART in EMBASSIES, Вашингтон, Отдел печати и фотографий Библиотеки Конгресса, коллекция Эдварда Кёртиса; LC-USZC4-8920cph 3g12466 

Как вы отбирали эти конкретные работы? 

Главным образом по соответствию теме. Нам пришлось просмотреть огромный каталог, в который были включены самые разные работы. Мы его листали и руководствовались интуицией. Конечно, нам хотелось получить что-то относящееся к Марку Ротко, потому что он великий художник и к тому же родом из Латвии. Но поскольку нам не удалось раздобыть его работ, мы хотели включить в коллекцию что-то похожее. С помощью куратора мы выбрали работы Роберта Мазервелла и Фила Эппа – они размещены на лестнице. Фил Эпп – современный художник. Глядя на его картины, вы никогда не скажете, что они имеют что-то общее с Марком Ротко. Но он черпал вдохновение в цветных блоках Ротко. Он рисует Канзас и Небраску, откуда он родом, но влияние можно заметить.

А в целом нужно просто любить искусство. Надо его увидеть и подумать: «Да, я смогу смотреть на это каждый день». 

Произведения искусства довольно сложно адекватно оценить на распечатке или на экране компьютера. Насколько трудно было отбирать работы из каталога? 

Я помню, что когда эти работы доставили, здесь была Агнесе Барановска (заведующая отделом латвийского декоративного искусства и дизайна Латвийского национального художественного музея). Она разворачивала огромную картину. Мы даже не знали, что это такое, и были очень удивлены. Было очень интересно. Мы вроде бы ничего такого большого не выбирали. (Смеётся.) Оказалось очень много неизвестных мне картин, и куда же их девать? Но потом мы разместили всё по стенам, и мне очень понравилось.

У вас есть работы латвийских авторов?

Есть работы американской латышки Маруты Раценис. Она родилась в Риге, но живёт в США. Интересно то, что когда мы развернули её работы и повесили на стену, они выглядели в точности, как Юрмала. Это место напоминает мне о пляже.

У вас есть любимые картины?

Очень сложно сказать. Мне нравится Мазервелл. Это прекрасно. Мне также нравится Реджинальд Марш. Я думаю, что всё зависит от настроения. Когда-то я жила в Нью-Йорке, поэтому мне нравится метро Марка Фергюсона. Для меня Нью-Йорк – именно такой, каким я его запомнила со студенческих времен в этом городе. Он шероховатый, шумный, там полно народа... но я его люблю. Ведь это – Нью-Йорк. 

Вы были как-то связаны с артистическими кругами Нью-Йорка?

Я была бедной студенткой. (Смеётся.) Это было в конце 1980-х. В Нью-Йорке тогда очень многое происходило – в музыке, в искусстве, на выставках, многие искали нестандартные пути... Я помню, что студенты могли получать хорошие билеты в оперу. Просто фантастика.

Но в том, что касается искусства, я не эксперт, не знаток. Мне просто оно нравится. Я хожу на выставки. Мне нравится быть в курсе того, что происходит. И мне нравится, когда мне говорят, какую выставку надо посетить. Но я не первой о них узнаю. (Смеётся.)

 
Цинтия Иннис. Триггер (Trigger), 2008. Смешанная техника, атлас


Иветт Молина. Соблазн соснового сока (Pine Sap Lure), 2008. Масло, алюминий.


Илзе Авикс. Книга часов: перфекционизм (Book Of Hours: Perfectionism), 2005. Пигмент, краска, льняная/хлопковая ткань, хлопковые нити; роспись, резерв, обесцвечивание, ручная вышивка


Андрис Эглитис, По пути I (On the Way I), 2008. Холст, масло


Дайга Крузе. Настоящая Маккой (The Real McCoy), 2008. Холст, смешанная техника


Лукас Рейнер. На авеню Ла-Брейя #4 (On La Brea Avenue #4), 2007. Холст, масло

Вы посещали выставки в Латвии? 

Немного. Не так много, как хотелось бы. Мы приехали сюда восемь месяцев назад, и я надеюсь, что мы ещё наверстаем. Я также хотела бы познакомиться с более широким кругом художников. У нас был обед, на который мы пригласили художников, чьи работы выставлены в посольстве. Для меня это было радостное событие. Я восхищаюсь теми, кто умеет это делать. Моя невестка – художница, её работы представлены здесь. От неё я знаю, что быть художником нелегко. Ты долго работаешь, и тебя не замечают, а ты вкладываешь душу в свои картины... Я действительно восхищаюсь этими людьми. А себя я не считаю особо творческим человеком. (Смеётся.

Если бы вы решили поменять экспозицию, вы бы смогли это сделать? 

Это довольно сложно. Обычно ты вселяешься, выбираешь картины и оставляешь их до конца своего срока. Мы будем жить здесь три года, и столько же здесь будут висеть эти картины. До самого нашего отъезда. Когда приедет следующий посол, он выберет то, что ему нравится.

Расскажите, пожалуйста, о постоянной коллекции в здании посольства США в Риге.

Постоянная коллекция была размещена в посольстве в 2011 году. Она также была собрана в рамках программы Art in Embassies. Они взаимосвязаны, но коллекцией в посольстве заведует другой куратор. Это долговременная и постоянная коллекция, предназначенная исключительно для этого помещения. Там представлены латвийские, латвийско-американские и американские художники. Это уникальная и, по-моему, замечательная коллекция. Мы очень рады, что в коллекцию включены принты Вии Целминьш. Мы получаем о них очень много позитивных комментариев.


Зане Берзиня. Коснись меня (Touch Me, Mural Painting), 2010–2011. Термохромная краска. Интерактивная живопись реагирует на прикосновение 

Вы заказываете ли вы работы для здания посольства и для пополнения коллекции?

В этом случае – да. Здание стоит в березовой роще. Мы заказали скульптуру березовой рощи и кувшины для сбора березового сока (у Мары Скуиниеце). Глаз движется от скульптурной березовой рощи наружу – к естественной. Мы просто счастливы видеть это каждый день. Сбор березового сока – это то, что очень характерно для Латвии. Мы всегда рассказываем об этом нашим американским визитёрам.

Насколько это вписывается в общую коллекцию посольств США? Кто-то занимается исключительно этим регионом?

В Вашингтоне есть куратор, который занимается исследованиями. Когда строится новое посольство, она перед этим несколько лет проводит исследования, налаживает контакты с музеями и художниками, выбирает лучшее.


Гундега Страутмане. Без названия. Из серии «Брайль». Булавки, нити

Насколько открыта эта коллекция для широкой публики?

Она открыта для публики в том смысле, что если кто-то хочет увидеть эти работы, он может позвонить нам и попросить устроить визит. Мы всегда говорим «да», но нам нужно спланировать время, чтобы показать работы. Мы очень гордимся нашей коллекцией, и если нам предоставляется шанс её показать, мы его не упускаем. 

Вы проводите открытые дни? 

Пока мы этого не делали, но у нас довольно часто проводятся приёмы. Мы также принимает группы латвийских студентов. Эти работы предназначены для украшения помещения, но они также создают возможность встречаться, беседовать, дискутировать. Одна из функций официальной резиденции – принимать людей, проводить встречи и общественные мероприятия, и мы всё это делаем по максимуму. У нас тут произведения искусства, поэтому резиденция просто не может быть абсолютно личным пространством. Искусство создают для того, чтобы его видели, в этом вся суть программы Art in Embassies, мы таким образом представляем США другим странам. Мы стараемся сделать коллекцию настолько открытой, насколько это возможно. 

У вас есть личная коллекция произведений искусства?

Да, есть. Где бы мы ни жили, куда бы ни ехали, мы везде приобретаем работы местных художников. В нашем доме в Вашингтоне есть много вещей, которые напоминают нам о местах, где мы жили, и о людях, с которыми встречались. 

А работы латвийских художников у вас есть? 

Пока ещё нет. Но мы ведь только что приехали. (Смеётся.)


Мара Скуиниеце. Берёза (Betula), 2010–2011. Керамика, дерево


Пэт Бадт. 18 синих звуков. Масло, картон. Звуковое сопровождение: Скотт Шерк


Винета Каулаца. Мой глаз путешествует (My Eye Travels), холст, масло (инсталляция из 10–15 небольших картин)

 art.state.gov