(Фрагмент) Paul Mccarthy. Tomato Head (Green). Из частной коллекции Питера Нортона

Нортона всегда привлекала возможность активизировать публичную доступность искусства.  В 1988 году он организовал Christmas Project – пригласив художников создавать работы, которые позже рассылались обычным людям в качестве подарков на Рождество. Так своих зрителей самым прямым образом обрели свыше 5000 предметов искусства, которые ныне как участники интересной акции привлекают внимание многих коллекционеров. В свою очередь, в 2001 году под руководством Томаса Соломона значительная часть коллекции Нортона была передана в дар музеям США. Перед этим Соломон в течение года путешествовал по Америке, исследуя, каким художественным музеям конкретно какие работы из коллекции были бы необходимее всего. Питер Нортон основал также систему грантов, предусматривающую, что художникам надо будет вернуть пособие только тогда, когда они уже поднялись по ступеням карьерной лестницы и с помощью своего искусства достигли определённого финансового благополучия.

У подхода in-depth collecting всё же имеется «недостаток»: при покупке многих работ сразу коллекция возрастает до необъятных размеров. Во владении Питера Нортона в настоящий момент находится около 4000 работ современного искусства – цифра, которая ещё больше впечатляет, если принять во внимание, что конёк Нортона – трёхмерные объекты. В том числе и настолько большие, что в своём особняке он отвёл для отдельных инсталляций специально построенные комнаты. Год назад Нортон обратился к Томасу Соломону с предложением продать 60 работ из коллекции на благотворительном аукционе – это и будет сделано 8 и 9 ноября на аукционе в Московском филиале Christie’s.


Московский филиал Christie's в рамках ART MOSCOW 2011 организовал дискуссию «Что для частного коллекционера означает ответственность перед обществом?»

Отношения российского искусства и коллекционеров

Питер Нортон, несомненно, является одним из наиболее ярких примеров поддержки  общественных коллекций частными коллекционерами. В дискуссии приняли участие деятели российского арт-рынка искусства России – и коллекционеры, и представители публичных выставочных пространств, и художники.

На вопрос, находится ли ответственность перед обществом в кодексе этики каждого коллекционера искусства и какова ситуация с сотрудничеством между частным и общественным секторами в российском мире искусства, прозвучал целый ряд разнообразных высказываний, но всё же можно выделить два главных пункта, к которым выступавшие возвращались многократно: система поддержки и сотрудничества, а также качество частных коллекций.

В выступлениях в качестве главной проблемы сегодняшней России было обозначено отсутствие продуманной системы. Т.е. излишне обособленно и самодостаточно работают в настоящий момент музеи, развиваются частные коллекции и реализуются художники. Также и поддержка со стороны коллекционеров оказывается без стратегического подхода, а скорее на уровне «нравится / не нравится». Острота проблемы раскрылась и в выступлениях самих коллекционеров. В отношении даров музеям и центрам искусства филантроп и французский банкир Пьер Броше (Pierre Broche), живущий в Москве, открыто признал, что у него нет никакой мотивации что-то дарить, пока над всем открыто властвует PR культурных институций, а его самого часто даже не приглашают на открытие новых выставок. Броше – регулярный участник дискуссий Art Moscow. Например, в прошлом году он участвовал в разговоре о новых коллекционерах искусства, высказав утверждение, что для рынка искусства в России характерно то, что именно коллекционеры «поднимают художников на свет» – ещё прежде, чем интерес проявят руководители галерей. В свою очередь, предприниматель Андрей Гринёв, подтверждая  отсутствие единой системы, указал, что её упорядочение в секторе развития местного искусства обязательно придало бы ему новый стимул развития. Сам он лично финансово поддерживал многих художников, а также выставки и издание их каталогов, однако всё ещё отсутствует централизованная организация, которой можно было бы жертвовать деньги, чтобы она их продуманно разделяла в виде регулярных грантов.

В качестве второй главной проблемы в России, которая, возможно, вытекает из того, что частные коллекции современного искусства в стране появились сравнительно недавно, был назван недостаточный багаж знаний самих коллекционеров. Уже упомянутое in-depth collecting здесь – редкий случай.  Основатель группы AES+F и художник Лев Евзович в разговоре отметил, что коллекционерам стоило бы следовать за ростом художников, приобретая образцы разных периодов творчества, а не только одну представляющую автора художественную работу, как это происходит обычно в России. В то же время коллекционеры, которые обращаются к творческому развитию художника на разных его этапах, могут высказать о соответствующем авторе уже значительно более профессиональное мнение. В свою очередь, на вопрос, как развивать «глаз» коллекционера, следует само собой разумеющийся, но из-за этого не менее разумный ответ – необходимо набираться опыта, надо посещать выставки, музеи, мастерские художников, как можно больше разузнавать. Вот и Питеру Нортону принадлежит фраза, что он «учится, рассматривая искусство изо дня в день», чему, конечно, способствует и интерьер его дома, где он просыпается, окружённый образцами современного искусства, и с ними же «в изголовье» погружается в сон.

www.christies.com