Фрагмент фотографии Игоря Мухина из серии «Молодые люди в больших городах»

Цены в порядке 0

23/05/2013
Анна Арутюнова 

Предаукционная выставка Sothebys в этом году переехала из погруженного в полутьму зала Исторического Музея в светлый и просторный Новый Манеж, где дому удалось развернуться во всей красе. У экспозиций лотов с грядущих торгов цель всегда одна – продемонстрировать самые лакомые кусочки коллекций, собранных экспертами для аукционов. И название – размашистое Masterpieces (или «Шедевры») – легко объясняет, почему под одной крышей оказались Кранах, Кустодиев и Игорь Мухин. 

Самым дорогостоящим на выставке оказался раздел с работами импрессионистов и модернистов, аукцион которых состоится в Париже 6 июня. Здесь непременный женский портрет кисти Пабло Пикассо. Холст в не столь привычных для Пикассо мрачных серых тонах оценен в 2,5–3,5 млн. евро. Пьер Сулаж, наоборот, представлен своей «яркой» работой – к насыщенному чёрному добавлен синий, один из немногих цветов помимо чёрного, который художник допускал на свои холсты. Работа с лаконичным названием «Картина» 2003 года оценена в 180–250 тысяч евро. На выставке показали и работу Василия Кандинского «Синий круг № 2» с непростой историей. В коллекцию нынешнего владельца она попала с «легендарного» (как написано в каталоге) аукциона 1990 года. Тогда в Париже дом Drouot распродавал собрание престарелой супружеской пары, бывших галеристов Бурдон. Но легендарным этот аукцион можно назвать с оговоркой. Конечно, он принёс невиданные по тем временам 49 миллионов фунтов, но десять лет спустя стал причиной одного из самых громких скандалов. Ги Лудмер, дилер, которому Бурдоны доверили управление коллекцией и её продажу, придумал сложную мошенническую схему – организовал арт-фонд семейства Бурдон, стал его главой, установил огромный процент за свои услуги и в ходе многолетнего процесса продажи коллекции присвоил немалую сумму денег. В начале 2000-го он оказался в тюрьме. Впрочем, детективная история никак не влияет на качество самой работы, а она относится к периоду, когда Кандинский был преподавателем Баухауза в Дессау и активно экспериментировал с геометрией, в частности, с кругом, который для него был «чувственным символом совершенной формы». Написанный в один год с программной работой «Синее-красное-жёлтое» (сейчас в собрании центра Помпиду), «Синий круг» оценен в 1–1,5 млн. евро. 


Фрагмент «Весенней нимфы» Лукаса Кранаха Младшего. Фото: echo.msk.ru/blog/tatiana_pelipeiko

Пальму первенства в битве эстимейтов с импрессионистами и модернистами делит раздел выставки, посвящённый старым мастерам. Топ-лот – холст Эль Греко, нечасто появляющегося на рынке с эстимейтом 3–5 млн. фунтов. Работа с изображением святого Доминика по размерам камерная, но зловещие тучи за спиной святого, его контрастное чёрно-белое одеяние и покорное выражение лица создают не менее драматичную атмосферу, чем грандиозные росписи художника в испанских церквях. О суммах, которые Sotheby's рассчитывает получить от продажи двух холстов Лукаса Кранаха Младшего, можно только догадываться. Следуя все более распространяющейся практике продаж по частному соглашению (когда аукционный дом фактически выступает в качестве коммерческой галереи, только имея в своём распоряжении всю огромную маркетинговую махину крупной корпорации), Sotheby's не разглашает эстимейт лотов. Делая тем самым и без того непрозрачный рынок ещё более тёмным. 


Эль Греко. «Молитва святого Доминика».  Фото: echo.msk.ru/blog/tatiana_pelipeiko

Самая объёмная часть выставки была посвящена русскому искусству, торги которого состоятся в Лондоне 3 июня. Топ-лот аукциона – работа Натальи Гончаровой «Кубистическая женщина» (эстимейт 600–800 тысяч фунтов). Фигура похожа на тщательно сконструированный, замысловатый механизм с чередованием острых и округлых форм, прямых линий и завитков. Вероятно, об одной из таких вещей Марина Цветаева думала, когда говорила о «женщинах-соборах» Гончаровой. Эксперты Sotheby's справедливо вписывают работу в контекст исследований западными художниками пространства, балансирующего на грани между примитивным искусством и кубизмом, и вспоминают о работах Фернана Леже, которые тот сделал под воздействием искусства Берега Слоновой Кости и Конго. Следом за Гончаровой с эстимейтом в 500–700 тысяч фунтов идёт крайне популярный у коллекционеров Николай Фешин. «Портрет жены и дочери» был написан через два года после того, как он с семьёй оказался в нью-йоркской эмиграции. Плодовитый автор, он быстро освоился в новой среде – начал преподавать, выставляться и продаваться. И хотя в «американский период» ему приходилось писать много портретов (и на заказ, и по собственному желанию), подобных выставленному на торги парных семейных портретов известно около пяти. На выставку привезли и пейзажи Айвазовского, и обнажённую Серебряковой, неожиданно готический и зловещий эскиз декорации Пименова к постановке «Под чужим небом», проникновенные рисунок с обезьянкой и акварельный осенний пейзаж Кустодиева. 

Этим, казалось бы, можно было и ограничиться, но Sotheby’s всегда отличался смелостью по части русского искусства. Провёл первый аукцион в перестроечной Москве в 1988 году, спустя двадцать лет – уже в Лондоне – устроил первые специализированные торги современного русского искусства с работами Кабакова, Дубосарского и Виноградова и АЕС+Ф. К очередной русской неделе в Лондоне Sotheby’s подготовил ещё одно нововведение – торги фотографии. Для каталога выбрали ключевые имена. Среди топ-лотов – снимки из ироничной серии «Наша Москва глазами Микки» Комара и Меламеда (эстимейт 10–12 тысяч фунтов), «Парад» из серии «Соц-арт» Бориса Михайлова (5–7 тысяч фунтов), искусствоведческие экзерсисы Андрея Чежина, который конструирует изображение с помощью канцелярских кнопок и фотоналожений, имитируя авторский стиль то Родченко, то Уорхола, то Лихтенштейна (эстимейт 5–7 тысяч фунтов). Здесь же визуальные эксперименты со светом, тенью и формой Татьяны Либерман – на фотографии «Без названия» нога будто маскируется под чёрно-белую сетку. 



Комар и Меламед.«Наша Москва глазами Микки» 

Фотография уже давно и прочно заняла своё место в структуре арт-рынка, впрочем, аукционов, посвящённых исключительно работам советских и российских авторов, ещё не было. И хотя главное свойство фотографии, тиражность, по-прежнему вызывает массу споров при определении стоимости, тот факт, что за дело взялся Sotheby’s, вероятно, означает, что и здесь вскоре наступит «ценовой» порядок.