Др. Симона Макселиене

Детектив на рынке искусства 0

Интервьюировала Анна Илтнере
10/08/2011

Др. Симона Макселиене (Makselienė) – художественный критик, а также основатель и директор Вильнюсского аукционного дома «Агентство рынка искусства». Во время арт-ярмарки ARTVILNIUS’11 она не только принимала участие со своим стендом, но и выступила с лекцией «Пульс вторичного рынка искусства». С рвением детектива она в своей лекции исследовала политику ценообразования на мировых арт-аукционах, а также резкие колебания цен на вторичном рынке искусства, освещая закономерности этих процессов и обрисовывая контекст.

В течение одного часа доктор искусствоведения представила аудитории столь богатый набор шедевров мирового рынка искусства, столь головокружительные результаты аукционов, а также рассказала о личностях столь известных коллекционеров, что, я допускаю, каждый второй посетитель лекции вечером стал виртуально перелистывать архивы мировых аукционов, словно по-настоящему интригующее чтение.  У Arterritory.com была возможность встретиться непосредственно с Симоной Макселиене в Вильнюсе и расспросить её о ситуации на рынке искусства в Литве и в более обширном контексте.

Как у Вас родилась идея открыть аукционный дом, когда в Литве – в 2007 году – ничего подобного ещё не было?

Это была абсолютно свободная ниша. Идея созревала уже многие годы. Ещё когда я училась в Академии художеств, преподаватели часто говорили нам, что Литве не хватает аукционного дома, что он просто необходим. Цивилизованному рынку искусства нужна своя художественная ярмарка, национальная галерея и аукционный дом. В то время ничего из перечисленного у нас ещё не было. Однако ситуация изменилась. Вот уже работает аукционный дом, в 2009 году впервые была проведена  художественная ярмарка ARTVILNIUS, и в том же самом году открылась Вильнюсская Национальная художественная галерея. Но рынок искусства, по сравнению с другими странами, здесь всё ещё, так или иначе, очень молод.

Что изменилось за эти четыре года с момента открытия?

Изменилась концепция нашей деятельности. На первом аукционе, который состоялся 14 сентября 2007 года, акцент был сделан на современное искусство. Но мы быстро поняли, что это был слишком стремительный ход, и надо двигаться понемногу, шаг за шагом. Современное искусство не относится к самым продаваемым сегментам. Сейчас работаем, главным образом, с искусством межвоенного периода. Это весьма неожиданно, насколько востребованы сейчас художники того времени. Однако современное искусство мы постоянно «держим в уме». Думаю, что спрос на него – вопрос времени.

Связано ли то, что коллекционеры воздерживаются от приобретения современного искусства и как формат признают, в основном, только картины, с отсутствием у них знаний и опыта? Может ли это со временем измениться?

Да, коллекционеры в Литве отдают предпочтение картинам, в том числе именно живописи маслом. Даже рисунки, которые по цене могут быть доступнее и чьё качество совершенно не отстаёт от работ на холсте, не особенно ценятся. Думаю, со временем это определенно изменится, т.к. я уже отмечаю улучшение ситуации. Люди начали активнее путешествовать, больше видят, посещают художественные биеннале, международные ярмарки, расширяют свой кругозор, и это не может не повлиять на их вкусы.

Однако назревает другая проблема. Лучшие представители современного искусства Литвы переселились на жизнь за границей – в США, Францию и др., где работают и делают карьеру. Художники эмигрируют, и их работы в других странах приобретают совсем другую цену, слишком высокую для литовского рынка.

Отличается ли рынок искусства Литвы от рынка Латвии и Эстонии? Или относительно общемировой ситуации вся Балтия – примерно на одном уровне? Во вчерашней лекции вы сравнивали литовский рынок искусства с уникальным заповедником…

В сущности, рынок искусства повсюду работает по одним и тем же законам. Однако у всех трех балтийских стран есть общий характерный признак – коллекционеры с узким кругом интересов. Их интересуют только местные художники. Литовские коллекционеры ищут литовских авторов, латвийские коллекционеры – латышских, эстонские – эстонских. Они как бы замкнулись на национальной художественной сцене. В других странах мир кажется более открытым и одновременно более компактным, там нет ничего необычного в том, чтобы приобрести, скажем, работы какого-то китайского художника.

Вы упомянули Китай. Интерес к Востоку сегодня очень чётко выражен – не только в искусстве, но и в других областях. Почему, по-вашему, так происходит именно сейчас? Отражает ли это поиск чего-то нового и «иного»?

Ответ мог бы быть или очень мудрёным (sophisticated), или же очень лаконичным – деньги. В восточном регионе много миллионеров. В арабских странах, в Индии и т.д.. И они хотят получить некое «экстра качество» своей жизни и вложить деньги в искусство и культуру, став коллекционерами.  Поэтому первый ответ должен был бы быть – деньги. Второй ответ – на Востоке живёт чрезвычайно многочисленное население, поэтому ясно, что пропорционально там очень много талантливых художников, что и приманивает искателей. Однако это – вторичная причина.