Тони Оурслер. template/variant/friend/stranger. 2014 (фрагмент). Lisson Gallery (Лондон). Фото: Элина Чивле Юйе

Олимпийские игры искусства 0

Репортаж с Art Basel 2016

21/06/2016
Элина Чивле Юйе
Фото: Элина Чивле Юйе

Это замечательно – снова очутиться на самом престижном в Европе слёте современного искусства; но здесь, как и каждый год, ты чувствуешь себя, как будто оказался на Art Basel впервые… Ярмарка современного искусства Art Basel с 16 до 19 июня в 47-й раз собрала ведущие художественные галереи со всего света, продемонстрировав лучшую часть их коллекций на международном арт-рынке.

Этот год начался для «семьи» Art Basel многообещающе: Art Basel вместе с сообществом Kickstarter создала фонд совместного финансирования некоммерческих художественных проектов объёмом в 1 миллион долларов. Поддержка небольших индивидуальных спонсоров доказывает, что общество доверяет компетентности Art Basel в сфере включения «малых игроков» в глобальную жизнь искусства и создания для художников со всего мира максимального объёма возможностей и шансов. Кроме того, увидел свет проект Art Basel для городов под названием Art Basel Cities. Его цель – расширить горизонт действия Art Basel и подключиться к процессам, происходящим в региональном искусстве. Ещё одна новость: бывшая куратор программы Parcours Флоранс Дерье (Florence Derieux) в этом году возглавила отдел американского искусства фонда Центра Помпиду. Эстафету от Дерье с великолепной обновлённой программой Parcours принял свежеиспечённый куратор раздела Самуэль Лойенбергер (Samuel Leuenberger).


Ив Кляйн. IKB 34. Galerie Gmurzynska (Цюрих)


Рой Лихтенштейн. Brushstroke Head II. 1987. Richard Gray Gallery

Билет первого класса в Базель

Галеристы за много месяцев тщательно планируют будущую вылазку в Базель. В строгой тайне держатся специально заказанные произведения искусства, которыми они надеются поразить конкурентов и клиентов. Продумывается предложение, которое зачастую требует особого менеджмента и подхода к качеству экспозиции. В «Олимпийских играх искусства» приглашается участвовать только сектор наиболее состоятельных галерей. В соответствии с обзором рынка искусства от TEFAF доходы именно от ярмарок искусства составляют приблизительно 40 процентов годового оборота галерей. И в этом году более 800 галерей боролись за 300 позиций участников выставки. Да и те, кто был допущен к участию, позже продолжали мериться силами в противостоянии за самое лучшее размещение в зале. Ведь галереи с наиболее престижными «ложами» приобретают не только финансовую выгоду, но и символический капитал. 


АА Бронсон. Folly. 2015. Gallery Esther Schipper (Берлин)


Эрик Фишль. Tumbling Woman. 2015. Jablonka Galerie (Кёльн)

В период планирования команда галереи Dominique Lévy (Нью-Йорк/Лондон/Женева) бурно обсуждала, на фоне серой краски какой интенсивности будет размещаться пейзаж Герхарда Рихтера Bonley-Landschaft (1970). По мнению самого Доминика Леви, при планировании презентации галереи самые мелкие детали обладают огромным значением – и для презентации самого произведения искусства, и для привлечения клиентов. Именно такое отношение – ключ к успеху коммерческих галерей искусства, чтобы из самого глухого угла выставочного зала выйти к свету и вниманию наравне с самыми влиятельными игроками. В случае галереи Dominique Lévy всё было совсем неплохо – её стенд разместился как раз напротив галерей современного искусства David Zwirner (Нью-Йорк) и Helly Nahmad (Лондон).


Герхард Рихтер. Bonley-Landschaft. 1970. Галерея Dominique Lévy (Нью-Йорк/Лондон/Женева)


Джузеппе Пеноне. Spined Dacacia. 2005. Marian Goodman Gallery (Париж)

Солнце не принадлежит никому. Оно светит нам всем

Первых посетителей Art Basel приветствовало альтернативное жизненное пространство Zome Alloy, футуристические очертания которого поднимались в перспективе, как шапочки грибов после летнего дождя. (Да, в этот раз дожди мочили и вымачивали вымпелы Базельского фестиваля не раз и не два...)


Оскар Туазон. Zome Alloy. 2016

Из-за обострения проблем окружающей среды, а также возникновения массовой вынужденной миграции актуализировался вопрос о возможностях модульного дизайна. Автор Zome Alloy, американский художник Оскар Туазон (Oscar Tuazon), выдвинул вопрос «Что может дом?» (What can a home do?). Но дом ли это? А может быть, это – скульптура? Обжитая художественная работа?

Автор идеи U-образной формы Zome – американский экоархитектор и инженер по солнечной энергии Стив Баер (Steve Baer). В период с 1969-го до 1972 года Баер, опираясь на систему математических связей, сконструировал первую экспериментальную модульную систему получения солнечной энергии Zome House – альтернативное семейное жильё в пустыне Нью-Мексико, в котором он сам живёт по сей день. Обновлённая версия Zome Alloy соответствует в масштабе 1:1 экспериментальному Zome House (1972) Стива Баера. Во время работы Art Basel в павильоне Zome Alloy проходил Alloy Conference – второй цикл бесед, посвящённый вопросам энергетики, альтернативных материалов и модульного строительства, а первый Стив Баер провёл в Нью-Мексико ещё в 1969 году.

Организаторы приглашали посетителей зайти внутрь и сфотографировать себя вместе с объектом такой высокой «инстаграммобильности»; таким образом, и после закрытия мероприятия вопрос Туазона – что может дом? – продолжил резонировать в социальном пространстве.

Кто представлял в Базеле ближайших соседей Латвии?

Впервые в разделе Statements можно было видеть галереи Johan Berggren Gallery (Мальмё) и Galeria Stereo (Варшава). В разделе Feature размещался стенд галереи Bo Bjerggaard (Копенгаген). В разделе Editions – галерея Niels Borch Jensen (Копенгаген/Берлин).


Биргир Андрессон. All This And The Earth As Well. 2005. Галерея I8 Gallery (Рейкьявик)


Дарио Эскобар. Obverse & Reverse XXVIII. 2016. Галерея Nils Staerk (Копенгаген)

В главном секторе галерей, так же как и в прошлом году, находились галереи Nicolai Wallner (Копенгаген), Nils Stærk (Копенгаген), Andréhn-Schiptjenko (Стокгольм), Nordenhake (Стокгольм/Берлин), Standard (Осло), Gerhardsen Gerner (Осло/Берлин), I8 Gallery (Рейкьявик), Starmach (Краков) и Foksal Gallery Foundation (Варшава).

Тем временем на сателлитной ярмарке Art BaselListe – стартовала с работами Дайги Грантини галерея Mathew из Берлина; в свою очередь, работы Инги Мелдере, которую на ярмарке Liste представляла эстонская галерея Temnikova & Kasela, интернет-ресурс artsy.net включил в подборку тех десяти экспозиций, которые определённо следует посмотреть. Замечательно и то, что галерея Temnikova & Kasela утром в день открытия Art Basel получила специальный приз Федерации ассоциаций европейских галерей «За вдохновение и инновации».

АРХИВ: экспресс-интервью с художницей Ингой Мелдере о выставке «House by the waterfall or colouring book for adults» в галерее Temnikova & Kasela в Таллине

Сколько это стоит? Нетактичный вопрос

Бурное течение Art Basel движется в гламурных берегах, в руках шибают пузырьками бокалы с игристым, вокруг – праздник, каждый вечер – вечеринки и приёмы. Однако что именно празднуется? В конце концов, Art Basel – рынок искусства, и на него поступают лишь работы самых легендарных, амбициозных, прославившихся художников, которые по карману только элите.


Хуан Хеновес. Fractal. 2015. Marlborough Gallery (Нью-Йорк/Лондон/Мадрид/Барселона)


Луиз Буржуа. Love. 2000. Галерея Hauser & Wirth (Цюрих/Лондон/Нью-Йорк/Сомерсет/Лос-Анджелес)

О ценах на произведения искусства публично разговаривают неохотно, да и таблички с ценами, в принципе, у работ никто не выкладывает. Рынку искусства приписывается ореол таинственности, и здесь разнообразных вопросов на тему торговли искусством больше, чем полученных на них ответов. Может быть, именно такая ситуация и делает это мероприятие столь волнующим и неоднозначным. Как только слишком пристальное внимание уделяется именно вопросам сделок, прямой защитник произведений искусства – галерист – становится чрезвычайно чувствительным. Конечно, бирки с ценами не появляются, чтобы не противопоставлять достигнутую эстетическую высоту произведения искусства приравниваемому ему денежному выражению. Здесь вопросы сделки обговариваются с потенциальными покупателями с глазу на глаз, и часто они не совпадают с первоначально распространяемой галереей информацией.


Дэвид Смит. Anchorhead. 1952. Галерея Hauser & Wirth (Цюрих/Лондон/Нью-Йорк/Сомерсет/Лос-Анджелес)

 
Вия Целминя. Sea Drawing with Whale. 1969. Галерея Hauser & Wirth (Цюрих/Лондон/Нью-Йорк/Сомерсет/Лос-Анджелес)

Представители галереи Hauser & Wirth назвали самой большой «финансовой звездой» прошедшей ярмарки скульптуру американского скульптора Дэвида Смита (David Smith) Anchorhead (1952), стоящую 7 миллионов долларов. Коллаж детройтского панка Майка Келли (Mike Kelly) Memory Ware Flat #10 и рисунок художницы латышского происхождения Вии Целмини Sea Drawing with Whale (1969) были проданы за 1,5 миллиона долларов каждый. Скульптура Пола Маккарти WS, White Snow Flower Girl #3 (2016) ушла к покупателю за 575 000 долларов.


Майк Келли. Memory Ware Flat #10. 2001. Галерея Hauser & Wirth (Цюрих/Лондон/Нью-Йорк/Сомерсет/Лос-Анджелес)


Пол Маккарти. WS, White Snow Flower Girl #3. 2016. Галерея Hauser & Wirth (Цюрих/Лондон/Нью-Йорк/Сомерсет/Лос-Анджелес)

Галерея Gerhardsen Gerner (Осло/Берлин) сообщила, что картину Магнуса Плессена (Magnus Plessen) под названием Untitled (20) (2016) за 130 000 евро приобрёл некий коллекционер искусства из Индонезии.

С появлением на рынке новых коллекционеров фотография также переживает подъём цен и уже может конкурировать с живописью и скульптурой. Галерея James Fuentes предлагала в Базеле пять фотографий родившегося в Литве крёстного отца американского авангардного кино Йонаса Мекаса (Jonas Mekas), сделанных во время его заключения в нацистском трудовом лагере в Германии. Цена фотографий – 10000 евро за каждую.


Андреас Сломинскис. XYZ Nature VOL525. 2011. Gallery Gerhardsen Gerner (Осло/Берлин)


Синди Шерман. Untitled. 2016. Metro Pictures (Нью-Йорк)

Стенд галереи Metro Pictures украшают фотоработы большого формата Синди Шерман (Cindy Sherman); амплитуда цен – от 250 000 до 375 000 долларов США. Фотография Untitled #108 продана за 250 000 евро.

Распечатка Андреаса Гурски (Andreas Gursky) под названием Aletschgletscher (1993) перешла в собственность клиента за 450 000 евро.


Вальтер Олтман. Catterpillar Suit IV. 2016. Goodman Gallery (Кейптаун/Йоханнесбург)


Элиса Эйсок. Waltzing Matilda. 2012. Galerie Thomas Schulte (Берлин)

Без ограничений. Unlimited

В рамках созданной куратором Джанни Джетцером (Gianni Jetzer) платформы Unlimited в этом году выставлялось 88 амбициозных крупноформатных проектов. Unlimited в первый раз появилась на ярмарке в 2000 году, и туда попали те произведения искусства, которые физически не помещались на отведённых галереям стендах, были слишком громкими, источали сильно выраженный аромат или же были огнеопасными, что так или иначе затрудняло работу соседних стендов.


Ай Вейвей. White House. 2015. Galerie neugerriemschneider (Берлин)


Аниш Капур. Dragon. 1992. Gladstone Gallery (Лондон). Art Basel Unlimited

В разделе Unlimited в этот раз своими проектами бросили вызов себе и зрителям художники Ай Вейвей (Ai Weiwei), Элмгрин и Драгсет (Elmgreen & Dragset), Трейси Эмин (Tracey Emin), Кадер Аттиа (Kader Attia), Яннис Кунеллис (Jannis Kounellis), Пол Маккарти (Paul McCarthy), Фрэнк Стелла (Frank Stella), Ханс Оп де Беек (Hans Op de Beeck), Джеймс Таррел (James Turrell) и другие.


Яннис Кунеллис. Untitled. 2014. Gallery Sprovieri (Лондон). Art Basel Unlimited


Эл Анатсуи. Gli (Wall). 2010. Jack Shainman Gallery (Нью-Йорк)

Jack Shainman Gallery (Нью-Йорк) продемонстрировала пять монументальных занавесей африканского художника Эла Анатсуи (El Anatsui) – Gli (Wall) (2010), которые (что характерно для автора) изготовлены из совершенно неприхотливых материалов – бутылочных пробок и жести.


Хайди Бухер. Bellevue. 1988. The Approach Gallery (Лондон). Art Basel Unlimited


Дэвид Балула. Mimed Sculptures. 2016. Galerie Frank Elbaz (Париж), Gagosian Gallery (Нью-Йорк). Art Basel Unlimited

В перформансе Mimed Sculptures французского художника Дэвида Балулы (David Balula) немые, одетые в розовые костюмы скульпторы, «замешивая» и «преобразуя» пустой воздух, создавали невидимые скульптуры. Произведение Балулы заставляет припомнить сказку Ганса Христиана Андерсена «Новое платье короля», где обманщики шили государю невидимое платье. В соответствии с описанием работы мимы перед аудиторией изображали пластику скульптур Альберто Джакометти Le Nez (1947), работы Луиз Буржуа Unconscious Landscape (1967–1968) и бронзовой фигуры Генри Мура Reclining Figure: Hand (1979).


Ханс Оп де Беек. The Collectors House. 2016. Marianne Boesky Gallery (Нью-Йорк)

Бельгийский художник Ханс Оп де Беек создал работу, достойную сюжета фильма Стенли Кубрика, здесь почти всё – стены, картины, апельсины и даже собака – потеряло свой цвет. Монументальная инсталляция под названием The Collector’s House (2016) в самом прямом значении слова является серой и молчаливой. На ум приходят ключевые слова, которые наиболее точно охарактеризовали бы пространство «Дома коллекционера», – «интерьер мавзолея». В помещении звук абсорбируют серые стены, а в атриуме в чёрном окне бассейна замирает отражение самого зрителя. Элементы интерьера, мебель, рояль, книги, прекрасные сирены, дети и собака застыли, как засыпанные дождём из пепла жители Помпеи.


Чихару Шиота. Accumulation Searching for Destination. 2014. Галерея Daniel Templon (Брюссель)


Крис Мартин. Untitled. 2016 (фрагмент). Anton Kern Gallery (Нью-Йорк)


Митху Сена. Museum of Unbelongings. MOU. 2016. Chemould Prescott Road Gallery (Мумбай). Art Basel Unlimited

По тропинкам Parcours через Рейн

В секторе искусства на открытом воздухе Art BaselParcours – было выставлено 19 site-specific-произведений. Объекты Parcour`а были размещены в разных местах исторического центра Базеля – на берегах Рейна, в старом городе с его собором и в туннеле под гостиницей Les Trois Rois.


Эндрю Дадсон. Painted Plants. 2015. Gallery David Kordansky (Лос-Анджелес). Art Basel Parcours

Публичная интервенция чилийского художника Альфредо Джаара (Alfredo Jaar) – The Gift (2016) – нацеливала внимание на настоящие жизненные трудности. Волонтёры Parcours дарили посетителям подарки от художника – синие картонные ящички. Инструкция на ящичке призывает участников открыть его, разобрать и затем вновь сложить его внутренней стороной наружу, превращая подарочный ящик в ящичек для пожертвований.


Альфредо Джаар. The Gift. 2016. Goodman Gallery (Кейптаун/Йоханнесбург), Galerie Thomas Schulte (Берлин)


Сэм Дюран. Labyrinth. 2015. Blum and Poe Gallery (Нью-Йорк). Art Basel Parcours

 

Американский мультимедийный художник Сэм Дюран (Sam Durant) в своих работах рассматривает различные социальные, политические и культурные вопросы. Инсталляция Labyrinth (2015) отражает раздумья художника о свободе и заключении под стражу, движении и стагнации.

«Метафизический и философский» маленький домик Ильи и Эмилии Кабаковых на берегу Рейна The Toilet on the River (1996–2016) задействовал сразу два медитативных состояния человека – сидение на горшке и мечтательное созерцание великолепной природы.


Илья и Эмилия Кабаковы. The Toilet on the River. 1996–2016. Gallery Sapoveri (Лондон). Art Basel Parcours


Бернар Вене. Effondrement Arcs. 2016. Gallery Von Bartha (Базель). Art Basel Parcours

Art Basel в эпоху «selfie stick»

Интеракция с 645 000 участников Art Basel Instagram обновляет свои результаты каждую неделю на странице ярмарки в Facebook, там самые яркие моменты попадают в избранное фотоальбома #artbasel. В фотографиях доминируют главным образом произведения искусства двух видов – большие, визуально эффектные объекты, желательно с отражающей зеркальной поверхностью, и квадратные работы, формат которых приспособлен к специфике Instagram.


Джефф Кунс. Wall Relief With Bird. 1991. Mnuchin Gallery (Нью-Йорк)


Шерри Левин. Steer Skull. 2002. Jablonka Galerie (Кёльн)

Когда мы расспрашивали директора Art Basel Марка Шпиглера о его ощущениях по этому поводу, он высказался следующим образом: если бы в его силах было бы запретить щёлкать selfie на мероприятиях Art Basel в Гонконге, Майами и Базеле, то это было бы сделано. По его мнению, ныне самое активное внимание публики посвящается эффектному самофотографированию, а не самим художественным работам. Ни один художник не приходит в восторг от того, что у его работ вторичная роль – просто эффектного фона для очередного selfi. Галеристы отрицают, что их предложение создаётся таким образом, чтобы оно хорошо выглядело в социальных медиа, а художники умышленно создают Instagram-friendly произведения искусства. На ярмарке у каждой сверкающей скульптуры Джеффа Кунса (Jeff Koons), Дэмьена Хёрста (Damien Hirst) и Аниша Капура (Anish Kapoor) стоял внушительного вида охранник, который, кажется, читал мысли зрителей ещё перед тем, как они успевали вытащить телефон из кармана.

Однако нельзя отрицать, что закачанная аудиторией в пространство социальных медиа энергия с лихвой воздаётся и галереям, и художникам. И после финиша мероприятия ощущения от увиденного на ярмарке продолжают бурлить на страницах сетей в интернете.


Идрис Хан. Six Years. 2016. Galerie Thomas Schulte (Берлин)

Марафон искусства и кеды

Для кого-то Art Basel главным образом означает азарт заключения сделок, однако для большей части посетителей ярмарки это – продолжающийся целую неделю марафон выставок искусства. Во время разгара ярмарки галеристы еле успевают сделать небольшую паузу, а дамы из их числа, несмотря на обувь на высоком каблуке, никогда не присаживаются отдохнуть. Галеристка Доменика Леви утверждает, что выбор элегантной обуви – это жест уважения к клиенту. Она говорит, что не может представлять клиенту произведение искусства, надев обувь на низкой подошве.


Вернер Рейтерер. Euer Anker Ist Mir Wasser. 2015. Галерея Nicolas Krupp (Базель)

Однако те, кто находится по эту сторону рынка, знают, что в ансамбле одежды удобная обувь играет первостепенную роль. Ведь в лабиринтах галерей придётся провести немало часов. В обмундировании гостей ярмарки видна объединяющая тенденция здорового стиля – спортивная обувь самых разных марок, предусмотренная для преодоления длинных дистанций. Напротив, совершенно иная тенденция открывается в дамской комнате ярмарки – где разрыв между сливками общества и другими кастами пропадает, потому что перед лицом мозолей все мы одинаковы, и лишний мозольный пластырь иногда бывает дороже абстракции Герхарда Рихтера.


Лучио Фонтана. Concetto Spaziale, Altese. 1967. Richard Gray Gallery (Чикаго/Нью-Йорк)


Анна Оперман. Ensemble. Portrait #3. 1985. Galerie Barbara Tumm (Берлин)

Гастрономическая близость к искусству

Вокруг Art Basel вращается плеяда сателлитных мероприятий – Liste, Scope, Volta, Design Miami... Программы всех этих событий по времени перекрываются. Отправляясь в поход по Art Basel, нельзя позабыть о достаточном количестве воды и паре питательных батончиков в сумке, потому что времени так мало, а всего, что обязательно стоит повидать, – так много. Еда вкуснее всего на свежем воздухе – это знает каждый. Однако какова гастрономическая близость еды и искусства? Утончённость Art Basel была продемонстрирована не только на стендах галереи, но и за столом…

Вариант A
Только во время проведения Art Basel в местной галерее Von Bartha, обжившей бывшее помещение автозаправочной станции и гаража площадью 850 квадратных метров, смущая запахами проходящих и проезжающих мимо, работает ресторан pop-up. На кухне трудится команда ресторана Rhyschänzli, предлагая гостям традиционные швейцарские блюда. В этом же помещении в этот раз были выставлены также работы шведского художника Кристиана Андерссона (Christian Andersson).


Элисон Ноулз. Make a Salad. 1962. Gallery James Fuentes (Нью-Йорк). Art Basel Unlimited

Вариант Б
Через пятьдесят четыре года после создания инсталляции Make a Salad (1962) 82-летняя пионерка перформативного направления Fluxus Элисон Ноулз (Alison Knowles) в рамках ярмарочной экспозиции Unlimited продемонстрировала нарезание салата. Однако это нельзя было назвать обычным перекусом по простому рецепту. Прежде чем собравшихся начали угощать листьями салата, их просили принять участие в перформансе и вместе с художницей раскачать его, подбрасывая листья вверх на зелёном покрывале.


Тони Оурслер. template/variant/friend/stranger. 2014. Lisson Gallery (Лондон). Art Basel Unlimited

artbasel.com