Кадр из видео BRAFA 2016 Highlights

Шкатулочки истории искусства 0

8/02/2016
Сергей Хачатуров

В Брюсселе успешно прошла одна из старейших европейских ярмарок антиквариата: Brussels Art Fair, BRAFA. Сперва BRAFA была национальной арт-ярмаркой Бельгии, Нидерландов. Сегодня это мощный форум с участием многих галерей мира. В этом году BRAFA, заручившись поддержкой Audi, Delen Private Bank, приняла рекордное число участников – 137. Посетителей за дни работы (третья декада января) было тоже больше всего в истории ярмарки – 58 тысяч. Всех принимал огромный индустриальный ангар Tour & Taxis, образец промышленной архитектуры начала прошлого века. Размером он с завод Красный Октябрь. И явился идеальным образцом джентрификации, приспособления технических домов для нужд искусства. Он просторен, удобен, в нем отлажена хорошая инфраструктура. Благодаря участию фестиваля «Гентские флоралии» коридоры уподобились аллеям райских садов. Потоки людей свободно дефилировали по параллельным анфиладам разных уровней в целях обнаружить чудесную находку.

Ярмарка BRAFA интересна тем, что утверждает «эклектизм» главной своей стратегией. Её подтвердил в интервью и президент BRAFA Харольд Т’Кинт де Роденбеке. Официальный представитель BRAFA в России Екатерина де Рошамбо-Лимонад рассказала о некоторых приоритетных темах ярмарки. Ими являются «Археология», Trible-Art (искусство «племенных» народов, традиционное), «Декоративно-прикладное искусство», «Старое европейское искусство», «Модернизм». С каждым годом увеличиваются разделы современного искусства, contemporary art. На пикантный бельгийский десерт: разделы «Комикс» и «Часы». Результаты топовых продаж позволили подтвердить правоту курса на «разнообразие в деталях». Хорошо покупались предметы декоративно-прикладного искусства, фрагменты археологических находок (разделы «примитивного искусства» и археологии, возможно, самые интересные среди мировых арт-ярмарок), мебель, часы. Из живописи внимание покупателей привлекали скорее не старые мастера, а художники второй половины XIX века и модернизма (первой половины XX века). За очень высокую цену, 300 тысяч евро, ушел лист карандашных эскизов к комиксам «Тинтин» 1957 года. Тинтин – это национальный герой Бельгии. Мальчугана с чубом и пёсиком придумал в 1920-е годы художник Эрже (Herge). В забавных рисунках Тинтин пропутешествовал по всему миру. Первое путешествие, кстати, было в Страну Советов. Не надейтесь, не комплиментарное по отношению к СССР. Теперь Тинтин – миллионер на заслуженном отдыхе. Рынок комиксов находится на подъёме. За некоторые листы парижско-брюссельская галерея Huberty & Breyne просит миллион евро. Интересно, что комиксы 30–50-х отлично соседствуют на стендах с образцами дизайна ар-деко и работами поп-артистов. В обоих случаях благодаря этому несерьёзному, казалось бы, жанру становятся видны перспективы формирования общего пространства довоенной и послевоенной культуры. А запечатлённые в комиксах приметы быта ещё раз доказывают, что в низких жанрах, как и в дизайне, формула стиля (в нашем случае – ар-деко), его генетическая память лучше сохраняется, нежели в великих шедеврах.


Из экспозиции искусства доколумбовой Америки, представленной Galerie Mermoz

Поход по BRAFA напомнил то, как в детстве ты с трепетом открывал вкусно пахнущие старым деревом ящики комода или серванта. С резными филёнками и холодными на ощупь, приятно вкладывающимися в ладонь бронзовыми ручками. В ящичках нас ждали драгоценные вещицы, которые сулят неведомые горизонты мечты и фантазий. Ассортимент BRAFA во многом – те же вещицы из старинного секретера. С их помощью не напишешь глобальную историю искусства. Однако к уже имеющейся они – бесценное уточнение и дополнение. Они оживляют хрестоматию своим тихим и уютным присутствием в личной биографии людей и во многом являются экспонатами их частных искусствоведческих исследований. Например, хозяин галереи Jacques Neve рассказал мне, почему рядом со старинными настенными часами в богатой резной оправе выставлена гигантская раскрытая Библия. Рисунок виньетки, созданный оформителем страниц Священного Писания, современником Гюстава Доре, так понравился мастеру часов, что он перевел его в трёхмерность, сделав оправой циферблата.

Симпатичная и обаятельная девушка водила меня по мини-музею картин лондонской галереи Stern – Pissarro. Оказывается, судьба парижского импрессионизма стала частью её семейной биографии, её личной судьбы. Она праправнучка основателя школы парижского импрессионизма Камиля Писсарро, и пейзажи на стенах галереи – это генеалогия не только стиля и того, как он жил сквозь годы и века, но и часть генеалогического древа её семьи. Почти двадцать потомков великого Камиля стали художниками. Lyora – одна из них. Такие вот встречи на ярмарке BRAFA действительно бесценны и уникальны.


Фото: Сергей Хачатуров

Современное искусство представлено в пространстве гигантской, респектабельной галереи Guy Pieters. Это целый музей, посещение которого сродни визиту в Московский музей современного искусства как минимум. Тебя встречают огромные работы хедлайнера contemporary art, бельгийца Яна Фабра. Рядом – скульптуры классиков, основателя нового реализма Армана и еще одного национального героя Бельгии, Жана-Мишеля Фолона. Образы Армана – овеществлённые в истерзанных инструментах звуки модернистской музыки. Образы Фолона – опрокинутые в новое время проекции сюрреалистических фантазий Магритта. Своей формульной лаконичностью, эмблематичностью они очень уместны в плакатном и анимационном мирах, в которых Фолон преуспел.


Фрагменты экспозиция Жана-Мишеля Фолона. Фото: Сергей Хачатуров

Посещение лучших галерей на ярмарке подобно и ворошению предметов в комодах, шкатулках, бюро, и чтению увлекательных новелл с загадочным сюжетом, который тебе самому надо распутать. Одна из лучших экспозиций BRAFA – по сути кураторская выставка галереи Meessen De Clercq. Натюрморты и портреты XVII века чередуются с какими-то призрачными силуэтами предметов и книг, сюрреалистическим черепом с бабочкой вместо глазниц, письмом, которое можно читать лишь в отражении зеркала. Всё вместе обращает к излюбленной для BRAFA теме «Кабинет курьёзов» и соотносимой с ней темой натюрморта vanitas, суета сует. Приятно, что из этого мира меланхолии удалось продать работы современного художника Claudio Parmiggiani. Возможно, интересный контекст, соседство с артефактами прошедших эпох заставляет увидеть в работах новейшего времени те интересные темы и смыслы, что не открываются сразу. Это хорошо усвоил один из лидеров ярмарки, бельгийский дизайнер с мировым именем Аксель Вервордт. Тому подтверждение – не только успешно продаваемые артефакты с его стендов на BRAFA, но и восхитительные выставки в венецианском Палаццо Фортуни. Они сопровождают Венецианские биеннале разных лет и тоже построены по принципу «кабинета курьёзов», в котором старое сосуществует с новым.

 
Из экспозиции галереи Meessen De Clercq. Фото: Сергей Хачатуров