Посетители FIAC под куполом Гран Пале. Пресс-фото

Покупают по-крупному 0

30/10/2013
Анна Арутюнова

В Париже завершилась сороковая по счёту ярмарка современного искусства FIAC. Многие галеристы отмечали с нетерпеливой досадой, что коллекционеры на FIAC обычно не торопятся принимать решение о покупке в отличие от посетителей Frieze или Art Basel, где работы разлетаются в первые часы вип-превью. Объясняли это спецификой менталитета франкоговорящих клиентов, которым нравится принимать решения не спеша, возвращаться на ярмарку по несколько раз, словом, ответственно обдумывать, с каким именно произведением искусства связать свою дальнейшую жизнь. Но несмотря на такую избирательность, на этот юбилейный раз участники (всего 184 галереи) из 25 стран рапортовали об особенно удачных продажах. Действительно, атмосфера в Гран Пале, где проходила ярмарка, все пять дней была оживлённая, настроение у посетителей приподнятое. 

На стендах галерей можно было найти самые разные работы – от клетки с живыми канарейками («Пергамский Вольер III» Андреа Брандзи на стенде Isabella Bortolozzi) до зубастых ваз Тео Мерсьера (стенд Gabrielle Maubrie), от бейсбольных бит, из которых Дэвид Адамо сложил пол стенда Peter Freeman, до кузова самосвала, представлявшего собой часть инсталляции Габриеля Кури на стенде Franco Noero. 

Принято считать, что на ярмарке лучше выставлять относительно камерные работы. Ну а если масштабные, то лучше живопись или, в крайнем случае, фотографии самых известных авторов (вроде Джеффа Уолла на стенде White Cube или Нан Голдин у Matthew Marks). Видео, инсталляции, крупные объекты и скульптура – не ходовой товар; они предназначены для музейных коллекций. А музеи не часто покупают на ярмарках – едва ли комитет по пополнению собрания в состоянии согласовать нужную сумму в течение рабочих ярмарочных дней. Тем не менее под прозрачным куполом Гран Пале то тут, то там вырастал какой-нибудь огромный объект, совсем не вписывающийся в продиктованные коммерческими соображениями принципы экспозиции. И как выяснилось в ходе ярмарки, эти негабаритные произведения пользовались спросом.

 

Ай Вэйвэй

Удачным оказался дебютный выход берлинской галереи Neugerriemschneider на сцену FIAC. На стенде была выставлена всего-навсего одна работа, но такая, что дилерам не пришлось волноваться об успехе. Здесь показали семиметровую работу Ай Вэйвэя «Железное дерево», которая является продолжением уже засветившейся во всех мировых музеях и ярмарках серии «Деревья». Первоначально деревья были максимально привязаны к конкретному месту и контексту, как это обычно бывает в работах Вэйвэя. Серия была начата в 2009 году в южных регионах Китая, где местные жители продают высохшие ветки как декоративные вещицы, приравнивая их по значению к камням причудливых природных форм, которые можно увидеть в традиционных китайских садах для медитации. Художник решил собрать высохшие ветки и части стволов и соорудить из них новые деревья с мощной, но совершенно оголённой кроной. Они напоминают о последствиях промышленного развития Китая для природы и одновременно выражают вечную связь живого и мёртвого; и, конечно, демонстрируют главные принципы работы Вэйвэя – аккумуляцию вещей, собирание общего из частей, диалог с китайской традицией на уровне ремесленной техники и смыслов. Новая серия деревьев отлита из железа; одно из них было продано галереей Neugerriemschneider в первый же день работы FIAC за сумму примерно в 1 миллион евро.

 

Бертран Лавье

Завсегдатай FIAC, одна из самых главных парижских галерей Yvon Lambert, продала инсталляцию Dino (1993) Бертрана Лавье. Dino – это разбитая в пух и прах Ferrari фирменного красного цвета. Он была продана в частную коллекцию за 250 тысяч долларов. Работа удивила многих, учитывая, что новая машина обойдётся в несколько раз дешевле. Однако сожалеть о такой покупке не стоит. Лавье – классик, который в ироничной манере и весёлой форме продолжает многолетний и фундаментальный для искусства разговор о реди-мейде. Dino – это не просто разбитая Ferrari; это одна из самых красивых, дорогих и быстрых машин, придуманных во второй половине ХХ века. Она оказалась на свалке по неосторожности своего прежнего владельца, и Лавье буквально спас её – символ разрушенной красоты – от смерти под давлением компрессора. Художник вообще всегда с некоторым трепетом относился к предметам материальной культуры – будь то старый холодильник, дизайнерский диван или рояль. Лишая эти предметы функциональности, комбинируя их между собой, покрывая слоями краски или просто сохраняя их в разрушенном виде (как Dino), он превращает их в коды к пониманию современной культуры.

 

KAWS

Ещё один центральный игрок французской и международной коммерческой арт-сцены галерея Perrotin продала за 400 тысяч долларов масштабную скульптуру художника из Нью-Йорка KAWS. Это псевдоним, под которым Брайан Доннели создаёт своих мультяшных героев и населяет ими не только пространства галерей, но и магазины игрушек и модной одежды. Его самый узнаваемый герой – это существо, напоминающее Микки Мауса, с крестиками вместо глаз. Галерея Perrotin уже давно работает с художником, продавая его рисунки, цветастые абстрактные граффити, небольшие яркие фигурки и холсты с изображением героев комиксов. Но для нынешней ярмарки KAWS сделал работу в непривычном для себя благородном материале (из дерева) и нехарактерно большого размера (сидящая фигура достигает трёх метров в высоту).

 

Жан Дюбюффе

Лесли Уоддингтон, владелец галереи Waddington Custot, устроил на FIAC бенефис Жана Дюбюффе, основоположника арт-брют. И снова ставка была сделана не на живопись, а на скульптурные работы. На стенде была выставлена трёхметровая «Колонна» с оценкой в 1,9 миллионов долларов. А главный хит – пятиметровая композиция «Welcome Parade» из пяти танцующих фигур – находился за пределами ярмарки у входа в Пти Пале (то есть буквально напротив FIAC). Работу стоимостью 3,7 миллионов фунтов галеристы продали ещё до того, как приехали на ярмарку. Обе работы относятся к узнаваемому циклу Hourloupe, который художник начал в 1962 году. Холсты и скульптуры покрыты витиеватым, сложным орнаментом. Он напоминает автоматическое письмо, и логика его движения по поверхности кажется совершенно необъяснимой.

 

Йошимото Нара

Pace Gallery представила на FIAC новую работу Йошимото Нара – скульптурный вариант его рисованной героини: вечно насупленной девочки, примеряющей на себя разные выражения лица и наряды, ситуации и поведение. Замешанные на поп-арте, японских комиксах-манга, панк-роке и диснеевской эстетике, его рисунки наводнили музеи и галереи и быстро завоевали благосклонность самой широкой публики (тем более, некоторые графические работы стоят совсем не дорого). Сотрудничать с Pace Нара начал только в 2011 году, и именно на галерейной выставке представил серию новых работ из бронзы. Художник пробует себя в новых размерах, новом материале и новой ценовой категории. Огромная голова девочки выполнена в трёх экземплярах и стоит 650 тысяч долларов. 

 

 Фото: Анна Арутюнова