(Фрагмент) Дмитрий Гутов. Из проекта εἰκών. 2012. Металл, сварка

Железные лики и проволочные объёмы 0

13/03/2012
Arterritory.com

22 марта в московской Галерее Марата Гельмана открывается выставка Дмитрия Гутова εκών, что в переводе с греческого значит «образ», шире – «изображение». В свою очередь, сами работы –  это переведённые в хитросплетения металла классические образы древних икон, которые в зависимости от угла зрения приобретают 3D-объёмность. 

Дмитрий Гутов относится к поколению, заявившему о себе в начале 1990-х, наряду с такими мэтрами современного искусства, как Анатолий Осмоловский, Олег Кулик, Дубосарский и Виноградов, Ольга Чернышёва. На его счету – участие в 53-й Венецианской биеннале и в групповой выставке «Россия!» в нью-йоркском Музее Гуггенхайма. Это уже не первый опыт Дмитрия Гутова по переводу в металлопроекции знаковых визуальных объектов. Он создавал «объёмные модели» черновиков Маркса и рисунков Рембрандта. А предыстория этой металлопластики, по словам самого автора, такова: «Неподалеку от моего дома в Москве находится Кузьминский лес. В советские времена жители окрестных пятиэтажек захватывали в нем небольшие участки земли под незаконные огороды. Для защиты скудного урожая они строили заборы совершенно невероятной прочности из старых металлических кроватей, балок, проволоки, сеток и труб. Все это ныне обветшало, но только приобрело в своей выразительности.

Желая приспособить их к искусству, я притащил в 1998 году кусок реального забора в Малый Манеж на АртМоскву, но извлеченный из природы он смотрелся не очень… К тому же меня в этих кривых железках привлекало немного другое: их сходство с черновиками, каллиграфией, перьевыми рисунками… В 2007 году, вдохновляясь оградами, я сделал серию из 6 работ для documenta 12. Темой изображений послужила китайская и японская каллиграфия, а также автограф письма Бетховена и один рисунок Маркса (до этого опробованный мной в живописи). Я перевел в металл страницу рукописи «Немецкой идеологии», разделенную на 2 части, где слева легко узнаётся почерк Энгельса, а справа нарисовано множество профилей».


Рембрандт. Христос во время бури на море Галилейском. Ок. 1654/55. Дрезден, Гравюрный кабинет. Перо, бистр. 197 х 300 мм.



Христос во время бури на море Галилейском. 2009. Металл, сварка. 126 х 185 х 34 см.

Позднее Гутов стал переводить в объёмный металл и проволоку рисунки Рембрандта и альтамирских бизонов (эта интерпретация наскальной живописи стала частью проекта «Футурология/Русские утопии», выставлявшегося в московском центре «Гараж»). И вот он обратился к иконам, связывая это с наступлением новой эпохи повышенного интереса к духовным ценностям. «Конец 1950-х – начало 1960-х гг. открыли человечеству радость потребления. Первые стиральные машины, пылесосы и пр. Тут взошла звезда поп-арта, произошло воскрешение Дюшана и началась „наша эра”. Но сейчас мы видим, как на наших глазах это мировое состояние трещит по швам. Мы вступаем в эпоху потребления духовного. Отсюда и очереди к Поясу Девы Марии, и дауншифтинг, и интерес к восточным практикам, и даже антипутинские демонстрации…  В этих условиях я выступаю как Уорхол наизнанку. Мои иконы, совершенно, к слову сказать, канонические, но очищенные от всякой даже тени стилизации – это антибанка консервированного супа», – заявляет художник.

Дмитрий Гутов. Из проекта εἰκών. 2012. Металл, сварка

В своих работах Дмитрий Гутов следует не просто классическим иконным прорисям (образцам, по которым, собственно, и писались иконы), но даже  таким нюансам живописи икон и их поверхности, как, например, потёртости или утрата фрагментов красочного слоя.

23 марта   20 апреля
Галерея Марата Гельмана
Винзавод, 4-й Сыромятнический пер., 1/6
Москва, Россия

www.guelman.ru/gallery
www.gutov.ru