Дмитрий Ранцев на презентации «Медитаций и подробностей»

Подробности «Медитаций и подробностей» 0

Рижский кинокритик Дмитрий Ранцев отвечает на вопросы экспресс-интервью по поводу выхода его новой книги

 19/05/2019
Arterritory.com

Вышла в свет книга нашего коллеги, латвийского кинообозревателя Дмитрия Ранцева под названием «Медитации и подробности. Версия кинокритика». В ней собраны лучшие тексты, написанные им за последние десять лет. Многие из них в латышской версии заказывались и публиковались порталом Kino Raksti, а в русской выходили на Arterritory.com.

Дмитрий Ранцев прошёл обучение на режиссёрском и сценарно-киноведческом факультетах ВГИКа. Участвовал в работе жюри и отборочных комиссий различных кинофестивалей. Периодически читает лекции о кино. В 2009 году объединение «Орбита» выпустило первую книгу Дмитрия Ранцева «Кинотации». В сборнике «Медитации и подробности» охвачен объёмный пласт мирового кинематографа, в котором выделены наиболее интересные узловые моменты. Отдельные статьи, например, посвящены работам таких режиссеров, как Ларс фон Триер, Михаэль Ханеке, Паоло Соррентино, Франсуа Озон, Андрей Звягинцев.

При этом самое серьёзное внимание в книге уделено современному латвийскому кинематографу. Помимо аналитического обобщения игровых фильмов национального кинофестиваля Lielais Kristaps представлены рецензии на документальные и игровые картины латвийских постановщиков. Среди имен, отвечающих в книге Дмитрия Ранцева за отечественное кино, можно отметить Евгения Пашкевича, Дависа Симаниса, Инару Колмане, Лайлу Пакалниню, Айка Карапетяна, Яниса Путниньша, Ренарса Вимбу.

Книга «Медитации и подробности. Версия кинокритика» выпущена издательством «Veiters Korporācija» при поддержке Государственного фонда культурного капитала. Издание представляет собой два отдельных, но идентичных по содержанию и оформлению иллюстрированных тома – русскую и латышскую версии объёмом 240 страниц каждая.

Мы не упустили возможности задать Дмитрию несколько вопросов экспресс-интервью.

Расскажи поподробнее о концепции названия книги – почему именно это название «Медитации и подробности»?

К названию книги пришли далеко не сразу – перебирали варианты, спорили и так далее… Когда уже начала выкристаллизовываться общая концепция сборника, я понял, что честнее всего будет применить это слово – «медитация». Тут речь идёт о каком-то внутреннем переживании самого процесса написания текстов. Я «настраиваюсь на волну», пытаюсь срезонировать с тем произведением экранного искусства, о котором пишу, и начинается нечто странное и удивительное. Могу сказать точно, что здесь уже имеет место изменённое состояние. Не знаю, как пишут другие, со мной вот так, и показалось, что будет справедливо намекнуть на это самим названием книги.

Однако описанный выше опыт был бы неполным без присущей мне скрупулёзности. Мне кажется – и мне об этом нередко говорят, – что я зануда. Думаю, для критика это неплохое качество, которое помогает «внедриться в ткань» рецензируемого объекта, разобрать, что ли, по косточкам, предъявить в итоге те самые подробности.

Насколько кино как жанр медитативно?

Расхожая формула говорит нам о том, что кино – это коллективное сновидение. Можно спорить о том, устарела ли она. Но лично для меня фильм – это два часа твоей жизни, твоей, так сказать, персональной истории, которые ты отдаёшь чему-то иному, нарушаешь свой привычный ход жизни, но и уходишь в ментальном плане от привычных форм осознания действительности. И тут уже неважно, каким способом смотришь кино – на время просмотра переключается сам аппарат восприятия всего, что вокруг тебя. Конечно, бывает по-разному, но в идеале мы погружаемся как минимум во что-то подобное медитативным ощущениям. И существенно, что, отдавая два часа жизни, мы всё же приобретаем что-то, что не измеряется в привычных координатах.

Поменялась ли роль кинокритика в последнее десятилетие? Каковы его функции сегодня?

Если раньше важным нюансом профессии было ориентирование зрителя, грубо говоря – смотреть или не смотреть, то теперь, с развитием глобальной сети, лихо смешивающей все контексты, каждый не только сам себе режиссёр и фотограф, но и кинокритик. Существует множество блогеров, пишущих и говорящих о кино, споры в таких соцсетях, как Фейсбук, тоже направляют и ориентируют.

Поэтому мне кажется, что сейчас стала важнее роль критика как аналитика. Критик не просто рассматривает и интерпретирует фильм здесь и сейчас, но и даёт представление о том, как и какие смыслы востребованы этим фильмом, почему это сделано и к чему это приводит в плане всевозможных актуальностей. Вообще, сейчас переживаю всё более стойкое ощущение (которое было и раньше), что критик и режиссёр – полноправные коллеги, совместно создающие общее кинематографическое пространство.

В издании собраны рецензии на актуальные картины и мирового кинематографа, и локального – латвийского. Есть ли среди латвийских киноновинок последних лет твой фаворит?

Хотя вообще-то стараюсь быть безоценочным в своих интерпретациях и аналитике и всегда теряюсь, когда меня просят назвать «десять лучших фильмов», здесь всё же назову двух фаворитов – во многих смыслах противоположных. Это «Билле» (2018) Инары Колмане и «Это помнят только поезда» (2016) Яниса Путниньша и Сигне Бирковой.

«Билле» – громкий и обласканный призами фильм. На мой взгляд, вполне заслуженно. Мне кажется, Инара сделала выводы из своего не вполне однозначного полнометражного игрового дебюта «Мона» и, снимая регулярно крепкие документальные ленты, нашла свой стиль на постановочном поле. Можно сказать, что «Билле» – счастливое сочетание мощного авторского начала и серьёзного зрительского потенциала. Хотя по большому счёту все самые интересные латвийские картины последнего десятилетия в той или иной степени приближаются к этому подходу. 

«Это помнят только поезда» прошёл практически незамеченным. Скромная премьера, показы в маленьких залах типа «Kino Bize»… Но это чрезвычайно близкая мне по духу работа. Путниньш – известный эрудит, очень образованный, насмотренный и начитанный художник. Снимает, увы, достаточно редко. Но этот его (и Бирковой) фильм – настоящий синефильский гимн. Собственно, сам в некоторой степени наглый эксперимент – склеить фрагменты 23 полнометражных художественных фильмов Рижской киностудии, снятых с 1958 до 1989 года, не накладывая ни музыку, ни закадровый текст (хотя надо отметить, что фильмы были реставрированы), – преобразуется в сильное художественное качество, в каком-то плане даже уникальное. Ведь и не скажешь, к какой категории такой эксперимент относится.

В любом случае и от Инары, и от Яниса с нетерпением жду новых работ.

Спасибо! Удачной судьбы книге! 

«Медитации и подробности» Дмитрия Ранцева  можно приобрести в книжных сетях Латвии или связавшись с издателем напрямую по адресу электронной почты veiters@veiters.lv.