Обложка издания, чьим дизайном занимается художник Кирилл Кирасиров

«Arterritory Conversations With Collectors» #6 0

 09/05/2019
Arterritory.com

Сегодня в Венеции на террасе Cafe Paradiso пройдёт презентация уже шестого выпуска издания «Arterritory Conversations With Collectors». Гости Венецианской биеннале, кураторы, художники и коллекционеры будут держать в руках новенький, пахнущий типографской краской «продукт» – результат целого года поездок, встреч, бесед и открытий. Что означает для нас цифра шесть? Чтобы ответить на этот вопрос, попробуем оттолкнуться от значения этого цифра в нумерологии. Различаясь в деталях, разные источники утверждают: «Девиз числа 6: служение людям. Число шесть – это экстравертное число. С ним связано чувство долга, умение жить в гармонии и способность сочувствовать».

Всё это, кажется, идеально подходит к сути этого издания. Казалось бы, коллекционирование – занятие эгоистическое, но наши герои доказывают своими словами и своим примером, что это далеко не так. Роль коллекционеров, которые вкладывают в искусство, не подчиняясь прихотям арт-рынка и выстраивая собственный курс в рамках своего представления о таланте и качестве, только возрастает в нашем мире.

Об этом рассказывает в одном из опубликованных в издании интервью Валерия Наполеоне, уроженка Италии, давно живущая в Великобритании и тесно связанная с британской арт-сценой: «Я в этой сфере потому, что знаю, что могу изменить ситуацию. Потому что я собираю художников, которые не у всех на слуху, – художников, которые ещё молоды, уже забыты или ещё не открыты, художников на разных этапах их жизни. Я не хотела бы начать собирать то, что уже собирают все остальные, потому что я не чувствовала бы, что это так уж необходимо. В то же время так много художников, которые борются за существование прямо сейчас; столько художественных институций и некоммерческих организаций, пытающихся получить финансирование и внимание, в котором они нуждаются».

С ней соглашается коллекционер и филантроп из Венгрии Петер Кюллой: «Тот факт, что я оказался в нужном месте в нужное время и что в Центральной Европе шёл процесс перемен, сыграл важную роль в моём деловом успехе. Поэтому я почувствовал, что мне нужно что-то дать взамен этому региону». О коллекционерах современного искусства он говорит так: «Я думаю, что есть некоторые люди, которые занимаются этим как игрой эго на повышение их собственного чувства важности. Но я верю, что большинство людей занимается коллекционированием искусства, потому что они понимают, что это процесс, который связан с большой ответственностью, хотя, безусловно, и с большими возможностями».

«Намного более интересно – и интригующе – ратовать за что-то, что говорит именно с вами, интересует вас и означает именно для вас нечто важное», – в своём интервью говорит о существенности личного подхода швейцарский архитектор и коллекционер Леопольд Вейнберг. А немецкий коллекционер Кристиан Каспар Шварм (основатель Independent Collectors, сообщества и онлайн-платформы, которая объединяет около 7000 коллекционеров из 100 стран) рассказывает о том, что, с его точки зрения, искусство, привнесение его в своё личное пространство невероятно расширяет возможности нашего собственного «видения вещей»: «В моей квартире есть окна. Но как окна я воспринимаю и все произведения искусства на стенах. Получается, что жизнь с искусством удваивает или утраивает количество окон в моей жизни».

 

Окна – это хорошие метафоры для той самой сути искусства, о которой говорит и Артемий Троицкий, известный журналист, но к тому же и коллекционер из России, живущий теперь в Эстонии: «Для меня картина – это полуодушевлённый предмет. Это, конечно, не человек, с которым можно разговаривать, выпивать, по морде от него получать и так далее. Но это и не предмет такого же порядка, как шкаф, комод, стул. Это что-то между человеком и предметом. У картины есть свой характер, свой месседж, своё настроение обязательно».

И это настроение может быть невероятно разным, что подчёркивает ещё один герой номера – британец Дэвид Робертс: «Мне нравится искусство, которое вызывает у меня эмоциональную реакцию, но эта эмоциональная реакция не обязательно должна быть удовольствием. Это может быть что-то, что шокирует меня, что-то, что заставляет меня думать о чём-то таком, о чём я раньше не думал. Есть художники и произведения искусства, которые людям действительно нравятся, но я нахожу их немного вяловатыми, они не вызывают во мне никакой реакции, и я действительно не верю в идею, стоящую за ними. И поэтому – как бы ни был популярен художник – мне это не интересно». 

При этом само это искусство может быть даже невидимым, в чём нас во время разговора убеждает обитатель Вероны и коллекционер со стажем Джорджио Фосол: «Когда я покупаю искусство, единственное, что важно, – это жизненность работы. Национальность художника и формат работы не имеют никакого значения. Это может быть живопись, скульптура, инсталляция, видео или даже… невидимое искусство (Invisible Art). В моей коллекции есть, например, работа Марио Гарсиа Торреса Missing piece. На выставке были представлены только этикетки с именем художника и названием произведения. Там можно было прочитать Mario Garcia Torres “Missing piece”, но ничего больше там не было».

 

Для единого объединённого общим смыслом «высказывания» коллекции можно найти и звуковую ассоциацию – слаженное звучание хора, состоящего из самых разных голосов. К этой мысли пришла в своём интервью Валерия Наполеоне: «Я всегда говорила, что хочу создать хор. Я хочу создать при помощи моей коллекции хор человеческих голосов. Они были приглушены, но теперь каждая составная часть, каждый художник должен зазвучать в коллекции в полный голос и добавить к ней что-то новое. Это не просто набор имён. Это больше, чем сумма всех предметов этого собрания, потому что здесь действительно формируется, возникает нечто большее». 

Коллекционеры, безусловно, дополняют и совершенствуют арт-мир. А искусство помогает и им, и всем, кто готов к этому, в осознании себя и окружающего мира, в расширении границ воображения и восприятия. «Представьте себе помещения без искусства. Представьте себе церкви без искусства. Представьте себе всю историю, всех творческих людей – без искусства. Это просто не работает», – считает швейцарский галерист и коллекционер Стефан фон Барта. 

Поэтому и выходит «Arterritory Conversations With Collectors». И поэтому сегодня в Венеции пройдёт презентация 6-го выпуска издания, перед которой состоится открытая дискуссия 2 OPOSSITE APPROACHES: Artemy Troicky & Leopold Weinberg, на которой речь будет идти о разных подходах к коллекционированию и разных судьбах коллекций.  В номере собрано 12 интервью с 13 коллекционерами, среди которых Valeria Napoleone, Stefan von Bartha, Leopold Weinberg, Han Nefkens, Aeneas Bastian, Артемий Троицкий, Ramin Salsali, Christian Kaspar Schwarm, David Roberts, Péter Küllői, Giorgio Fasol, Sebastian Köpcke и Volker WeinholdИздание традиционно выходит в латышской и английской версиях, и английскую версию можно заказать онлайн.