Янис Паулюкс. Фелицита у стола (фрагмент). 1945. Холст, масло. В коллекции ЛНХМ с 1985 г.

Необычные лица 0

Несколько знаковых работ с выставки «Портрет в Латвии. ХХ век. Выражение лица», открывшейся в Риге 3 ноября

09/11/2018
Аугусте Петре

Портрет – один из самых интимных жанров живописи, позволяющий взглянуть на характер человека, его эмоциональное состояние, а иногда даже и на ход его жизни; к тому же он проявляет вектор устремлений самого автора картины. Чему он уделяет больше внимания – форме и смыслу образа или самому выражению лица?

С 3 ноября в Риге в Большом зале главного здания Латвийского национального художественного музея, в выставочном зале «Арсенал» и в Музее Романа Суты и Александры Бельцовой проходит впечатляющая выставка, посвящённая целому столетию латвийского искусства. Её название – «Портрет в Латвии. ХХ век. Выражение лица».

В принципе зачин этой выставки следует искать в далёком 1986 году, когда в Рундальском дворце был дан страт экспозиционной трилогии, посвящённой жанру портрета, причём каждая её выставка проходила с интервалом в 11 лет. Со времени последней, посвящённой портрету XIX века, прошло 10 лет, и наступило время решать вопрос уже о выборке из ХХ века. Экспозицию выставки образуют более 1000 работ из собрания ЛНХМ, многих частных коллекций и коллекций других музеев, в том числе Каунасского национального художественного музея имени М.К. Чюрлёниса. Самый большой акцент сделан на трёх аспектах – стилистическом развитии жанра портрета, значении художника-портретиста в ХХ веке и характерной для соответствующего времени иконографии.

Куратор проекта Гинта Герхарде-Упениеце сформировала выставку как совокупность десяти разделов, где каждый из них соответствует определённому отрезку прошлого: Увертюра века. 1900–1914; Собирайтесь под латвийскими знамёнами! 1914–1920; Новый дух. 1920–1930; Надежды и кризисы. 1930–1940; Жуткий год / Ostland. 1940–1945; Сталинизм. 1945–1956; Оттепель и вновь леденящий мороз… 1953–1969; Стагнация. 1970–1985; Атмода. 1986–1991; Независимость. Снова в Европе. 1991–2010.

Arterritory.com решил акцентировать несколько знаковых работ выставки «Портрет в Латвии. ХХ век. Выражение лица».

Большой зал главного здания ЛНХМ

В Большом зале главного здания ЛНХМ разместилось начало экспозиции, где можно увидеть работы, написанные в период с 1900 по 1945 годы. Здесь можно проследить за развитием портретного жанра в Латвии и тематическими «вехами», повлиявшими на создание и развитие этого жанра.


Янис Робертс Тилбергс. Райнис. 1925. Холст, масло. В коллекции ЛНХМ с 1926 г.

Одной из самых ярких работ, представленных на выставке, можно назвать созданное в 1925 году полотно Яниса Роберта Тилбергса «Райнис», или «Портрет Райниса». На нём этот мастер академического реализма изобразил канонического латвийского культурного героя как седого усталого мужа на пугающе тёмном фоне. Райниса Тилбергс писал несколько раз, а эта работа возникла через пять лет после возвращения поэта и его подруги жизни Аспазии на родину из Швейцарии. Хмурость, которую излучает эта картина маслом, – это рефлексия на реальность, в которой зашифрованы переживания Райниса и его желание бороться за лучшее будущее своей страны. Самые догадливые и знающие зрители находят в этой работе композиционные параллели со знаменитой «Матерью художника» Уистлера (1871), находящейся в коллекции музея Орсе.


Янис Розенталс. Автопортрет. 1900. Холст, масло. В коллекции ЛНХМ с 1923 г.

Уверенно и энергично глядит на зрителей «Автопортрет» Яниса Розенталса (1900). Розенталс – однозначно один из сильнейших латышских художников своего времени, один из основоположников национального искусства и основателей кружка «Гном». Параллельно отражению родной среды, природы и мифологических фантазий значительное место в творчестве художника занимает портрет. Розенталс многократно обращался к портретированию своих современников – работников культуры, друзей и членов семьи, он нередко писал и себя, экспериментируя со способами художественного выражения. В академической среде Янис Розенталс, так же как другие художники этого времени, работал в технически характерной для реализма манере, однако он очень интересовался импрессионизмом и постимпрессионизмом, символизмом и югендстилем. На включённом в экспозицию портрете, достаточно характерном для начала ХХ века, чувствуется в то же время уверенное владение свободной стилевой комбинацией. Не отказываясь от эмоциональности в выражении лица, автор с помощью широкого мазка сделал портрет чуть дистанцированным от однозначной передачи реальности.


Хилда Вика. Три сестры (Автопортрет). Около 1935 г. Холст, масло. Частная коллекция

Романтична и необычайно притягательна работа Хилды Вики «Три сестры (Автопортрет)», созданная около 1935 года. Художница, писательница и поэтесса Хилда Вика оставила свой след в латвийском искусстве благодаря своеобразному творческому почерку и уверенности в том, что художницы не подчиняются каким-либо гражданским предубеждениям и запретам. В «Трёх сёстрах», как и в других её работах, художница занималась поэтизацией реальности, одновременно не отказываясь в выборе мотивов от автобиографических настроений. «Трёх сестёр» объединяет автопортрет самой Хилды Вики, но её персонажей отличает одежда, разные позы и отношение к зрителю. Перед нами представют три личности – возможно, три частиеё собственной индивидуальности.

Выставочный зал «Арсенал»

Выставочный зал «Арсенал» отведён для той части экспозиции, которая хронологически начинается в годы сталинизма и заканчивается в наши дни созданной в 2011 году Имантсом Ланцманисом работой «Автопортрет у венка из яблок». В этой части выставки можно видеть и портреты, проникнутые идеологией, и более современные работы.


Лига Пурмале. Двойной портрет. 1973. Холст, масло. В коллекции ЛНХМ с 2004 г.

Ярко выраженная игра светотеней и фотографичность пришли в латвийскую живопись вместе с 70-ми годами прошлого века. На выставке живопись такого типа представляет Лига Пурмале с работой «Двойной портрет» (1973). Вместе с художником Миервалдисом Полисом Лига Пурмале заложила основы искусства фотореализма, или гиперреализма в Латвии. «Двойной портрет», на котором художница увековечила себя и Миервалдиса Полиса, написан в манере, напоминающей фотонегатив. Момент, который с помощью фотографии был бы мгновенно зафиксирован и позже хранился бы, не меняя своего значения, на картине превратился в свидетельство времени. В портрете Лиги Пурмале ощущается индивидуальное понимание вечности и высокая степень эмоциональности. Это раскрывается выражением лиц обоих портретируемых, в которых считывается отношение автора, стремление приукрасить реальность, где всё же остаётся место и для меланхолии.


Янис Паулюкс. Фелицита за столом. 1945. Холст, масло. В коллекции ЛНХМ с 1985 г.

Одним из самых ярких портретов в латвийской живописи является работа Яниса Паулюкса 1945 года «Фелицита за столом». Изображённая на картине бледная женщина – в то время примерно 20-летняя молодая художница Фелицита Паулюка, жена автора картины. Хотя для творчества Яниса Паулюкса в общем свойственна отстранённость от конкретного времени, на этой картине чёткой приметой эпохи служит находящаяся в руках Фелициты продуктовая карточка. В облике молодой женщины скрывается что-то таинственное и до конца не рассказанное. И хотя эмоционально она кажется взрослой и готовой встретиться с господствующей за стенами дома реальностью, визуальное впечатление напоминает о детстве, нежной наивности. Картина Яниса Паулюкса «Фелицита за столом» является не просто портретом жены или демонстрацией мастерства живописца, это также и доказательство желания и способности художника не сломаться под натянутыми вожжами господствующих идеологий.


Имантс Ланцманис. Автопортрет у венка с яблоками. 2011. Холст, масло. В коллекции Зузансов с 2012 г.

Работа, которая в плане времени уже не вписывается в ХХ век, однако в развитии портрета в Латвии стала чрезвычайно важной точкой отсчёта, – «Автопортрет у венка с яблоками» (2011) Имантса Ланцманиса. Эта картина, в которой Ланцманис очень точно изобразил себя у символического венка с яблоками, является заключительным компонентом в перекрываемом экспозицией отрезке времени. Портрет – как бы необычная комбинация фотореализма и символизма, в которой каждой мельчайшей детали придаётся большое значение. Венок из яблок – как жизненный цикл, от рождения и расцвета до распада и гибели. Ланцманис как свидетель жизни и вестник этого цикла глядит на зрителя, в тот же момент жестом привлекая внимание к главному элементу картины – яблоку. Сам жест художник перенял у написанного да Винчи Иоанна Крестителя. С помощью отсылок и ассоциаций Имантс Ланцманис приводит зрителя на путь восприятия аллегорического портрета.

Музей Романа Суты и Александры Бельцовой

Третья часть выставки, размещённая в музее Романа Суты и Александры Бельцовой, посвящена карикатуре и шаржам. В экспозиции собраны юмористические рисунки и графические работы, в которых художники создавали карикатуры на своих современников – друзей и заметных в области культуры личностей.


Сигизмундс Видбергс. Антонс Аустриньш – ходок длинной мили. 1925. Бумага, тушь. В коллекции RMM с 1966 г.

Необычен, одновременно карикатурно вытянут и портретно точен рисунок тушью Сигизмундса Видбергса «Антонс Аустриньш – ходок длинной мили» (1925). Для работ графика и живописца Видбергса характерна точная, выраженная линия и декоративно геометризованное изображение. В начале творческого пути сильное влияние оказало на него увиденное в журналах «Мир искусства» и «Сатирикон». Своего современника, писателя Антонса Аустриньша он изобразил на рисунке одной линией, и название его работы – как бы неоднозначная отсылка к его историческому роману в трёх частях «Длинная миля», создававшемуся в период с 1926 по 1935 год. Сигизмундс Видбергс поймал в этом портрете движение и энергию борьбы. Совсем легко очерчен психологический характер Аустриньша, выразившийся в позе, сжатых кистях рук и свидетельствующем о раздумьях выражении лица.


Карлис Падегс. Янис Тидеманис. Из: Svari, № 37, 1931, 25 сент., стр. 296

Полным юмора изображением современника является нарисованный Карлисом Падегсом в 1931 году Янис Тидеманис – рисунок, который автор выполнил для журнала «Svari» в связи с выставкой картин Тидеманиса. Слегка небрежный и взволнованный, однако в то же время самоуверенный художник изображён в момент, который легко поймал его друг, экстравагантный Карлис Падегс. Для этой карикатуры, как и для других работ Падегса, характерны экспрессивность, язвительная ирония и деформация портрета. Выдающийся латвийский живописец Тидеманис, или Джонис, как называли его друзья, запечатлён далёким от реальности, но близким самому автору карикатуры.