Фрагмент экспозиции «Замёрзший пруд» в рижской галерее Astronauts

Флора и фауна «Замёрзшего пруда» 0

Экспресс-интервью с Кристианой Димитере о её совместной выставке с дизайнером украшений Викторией Фоменко

15/12/2017
Arterritory.com

Сегодня в рижской галерее Astronauts открывается совместная выставка художницы Кристианы Димитере и ювелира Виктории Фоменко «Замёрзший пруд». Это общий эксперимент, когда два автора, работающие в разных жанрах и форматах, вдохновляют друг друга, в результате появляются две серии, частично связанные перекличкой общих настроений и стилистик.

Кристиана Димитере родилась в семье выдающихся актёров: её мать – Вия Артмане, а отец – Артур Димитерс; Кристиана выросла в театральной атмосфере, и, возможно, это придаёт её искусству характерную образность и насыщенность повествования. Вия Артмане сказала однажды, что искусство дочери – это «живой, остановленный в движении театр, где у цвета – господствующая роль». Художница осознанно обратилась к подчёркнуто образному рафинированному гротеску. «Я родилась в один день с Дали и Мюнхгаузеном, и я – не реалистическая художница, меня это не интересует», – говорит Кристиана.


Кристиана Димитере. Замёрзший пруд. 2002

Виктория Фоменко стала рижанкой более 10 лет назад, и именно здесь реализовалась её давняя мечта заняться ювелирным делом. «Замёрзший пруд» – это уже третий выставочный проект Виктории и её ювелирного бренда vikafo: первые два – «Ботанические этюды» и «Тектоника» – проходили в Риге в 2014 и 2016 годах, кроме того, последний был реализован в своего рода творческом союзе с фотографом Владимиром Светловым и стилистом Анной Волковой. Тогда всех их вдохновила чёрно-белая контрастная стилистика фильма Ингмара Бергмана «Персона».

В этот раз Виктория снова отталкивается от природных форм и фактур (образы ей подсказывает не только ботаника, но и биология), в её новой коллекции, по сравнению с «Тектоникой», больше цвета и хрупких очертаний, больше «фантазийной естественности». «Хрупкость и сила, цветовая насыщенность и красочная сдержанность вступают в здесь свою прихотливую и вдохновляющую игру…» – говорит Виктория.

Экспозиция будет открыта до 22 декабря в рижской галерее Astronauts на улице Миера, 4, представляющей своё пространство не только для искусства, но и для лучших образцов дизайна ХХ века. Накануне открытия нам удалось встретиться с Кристианой Димитере, чтобы задать ей несколько вопросов экспресс-интервью.


Кристиана Димитере на фоне своих работ в галерее 
Astronauts

Почему такое название – «Замёрзший пруд»?

В украшениях Виктории была тема пруда и растений, которые там растут. Сейчас декабрь, зима… И я вспомнила, что у меня есть картина, которая называется «Замёрзший пруд». А Вика подхватила этот сюжет и сказала, что все растения, которые она изобразила, в металле выглядят как будто в инее. Что это очень годится… И вот у нас пруд, растения и какие-то животные, которые существуют вокруг этого пруда. Я их рисовала красками с металлическим оттенком. Среди них есть даже такой непривычный зверь для наших прудов, как гиппопотам… Замороженный. (Смеётся.) Как будто в каком-то сне. Где что-то реальное органично соседствует с чем-то совсем из другой оперы.


Кристиана Димитере. Курочка. 2017

А в какой технике твои новые работы?

Это рисунки. Рисунки кисточкой, маленькой кисточкой. 

Цветные?

Да, цветные. Мне нравится, когда есть цвета.

А есть какой-то общий сюжет у украшений и рисунков?

Нет, он у каждого свой. Да и у рисунков они очень разные. У меня вообще редко бывает серийный подход – когда всё методично связывает общая история. Как в каком-то комиксе или сериале. Но вот гиппопотам тут встречается несколько раз. Очень хотелось передать, какой он большой, красивый и… надёжный. Очень он мне нравится, поэтому я его и рисую.

Есть ещё рисунок с лисой и охотящимся ястребом. Который прижал лису к земле. Я в таком виде решила отомстить лисе, которая живёт в ложбине по соседству с моим домом. Эта лиса съела моего кота! Я так ужасно расстроилась, что нарисовала этот сюжет… И только потом успокоилась.


Фрагмент экспозиции с работами Виктории Фоменко

Было ли так, что работа Виктории тебя вдохновила на какой-то рисунок?

Наверняка это влияние есть именно в тех самых металлических оттенках цвета, которые появились на моих рисунках, – золотом и серебряном. Больше, наверное, я тебе не скажу. Мне кажется, что вряд ли вообще можно «проанализировать» художественную работу. Человек, который её видит, сам смотрит и фантазирует, открывая в ней что-то для себя. И иногда это совпадает с изначальным видением художника, а иногда ведёт совсем в другую сторону. И помогает представить что-то совсем неожиданное.

Как в случае с этим российским учёным, Борисом Раушенбахом, который, разрабатывая проблему стыковки космических кораблей, задумался о том, как наиболее точно отобразить пространство на экране, ведь космонавт не может наблюдать стыковку непосредственно, а изображение на экране искажалось. В конце концов он решил эту проблему, применив принцип перспективы в иконах – то есть принцип обратной перспективы. Мы воспринимаем искусство не умом и не фантазией, а какими-то совсем иными органами чувств, которым даже названия нет.

Одно из представленных на выставке украшений Виктории Фоменко. Фото: Яна-Мария Ковалёва

А какие у тебя самой отношения с украшениями?

Когда я была маленькой, у меня были очень тесные отношения с бижутерией, которую мне оставляли, чтобы было чем заняться и чтобы я не отвлекала взрослых от рабочего процесса. Дело было в театре, где вся эта бижутерия была, конечно, бутафорской. И так я могла играться долго… Тогда там работали прекрасные художники, у которых много чему можно было научиться.

Иногда я и ношу что-то сама, но мне больше нравится смотреть, изучать такие вещи со стороны. (Смеётся.) Мне действительно очень нравится видеть украшения на других.

А что ты видишь в украшениях Виктории?

Мне нравится, что в них есть не только чистый дизайн, но и какая-то очень красивая, живая и неиспорченная перебором эстетизма фантазия. Ведь когда слишком многое ставится на то, чтобы поразить тебя формой, остаётся только внешняя сторона. Пропадает что-то внутри. К тому же металлу свойственна и своего рода память, и своего рода «усталость». Ему надо давать отдохнуть. Так говорят физики. Здесь металл не перегружен, есть баланс между формой и содержанием, и это я ценю очень высоко.


Кристиана Димитере и Виктория Фоменко за 6 часов до открытия экcпозиции