Фрагмент работы Леонида Цхэ

Призрачное рыцарство 2.0 0

Куратор экспозиции «Призрак – рыЦАРЬ» Сергей Хачатуров рассказывает о том, почему для нас сейчас может быть интересна эпоха Павла I и готического вкуса

06/11/2017
Arterritory.com

21 ноября в Малом дворце известного российского музея-заповедника «Царицыно» откроется выставка «Призрак – рыЦАРЬ», посвящённая императору Павлу I, его эпохе и интерпретациям этого времени силами современных художников и режиссёров. Это уже вторая в запланированной куратором Сергеем Хачатуровым серии экспозиций, рассказывающих о мире готического романа XVIII века. Первая из них, «Ожившая пьесы императрицы», открылась в прошлом ноябре.

В воображении и ассоциациях участников новой выставки предстанут личность Павла I и его «готический» мир – включая учреждение в России Мальтийского ордена и вызов государей Европы на рыцарский турнир, эксцентричное поведение в быту и в политике. Фактически экспозиция предлагает свою трактовку вечной (как само государство) темы – насколько драматическими могут быть отношения по оси «Искусство и Власть».

К проекту привлечена впечатляющая команда современных российских художников: Евгения Буравлёва, Егор Кошелев, Егор Плотников и Леонид Цхэ специально для выставки создают настенные росписи, живопись, скульптуру и инсталляции. А режиссеры Андрей Сильвестров, Юлия Овчинникова и Влад Латош вместе с актёрами-выпускниками школы-студии МХАТ «оживили» документы эпохи Павла I и тексты готических романов и поэзии.

Стоит отметить, что одновременно с выставкой «Призрак – рыЦАРЬ» станет доступен и первый в России интернет-ресурс, посвященный феномену готического вкуса во всех его интригующих аспектах. О том, что это за аспекты, как и о ключевых моментах выставки мы поговорили с её куратором Сергеем Хачатуровым.


Графический лист Леонида Цхэ на тему «Михайловский замок»

Как вы трактуете название и тематику экспозиции?

Выставка «ПРИЗРАК – рыЦАРЬ» посвящена тревожному и интригующему общению искусства и большой политики на рубеже XVIII–XIX веков. Конкретным поводом для создания и режиссуры экспозиции стало сближение мира образов так называемого «готического романа» и мира царствования Павла I. Первый в истории европейской культуры «готический роман» «Замок Отранто» Горация Уолпола (1764) вдохновлён, конечно, сочинениями Уильяма Шекспира, этого стихийного гения, которого готические писатели Века Просвещения считали своим предшественником. В трагедии «Гамлет» главной интригой повествования становятся тайна проклятого рода, совершённое в результате заговора преступление, убийство законного правителя. Орудием возмездия волею судьбы был выбран принц датский Гамлет. В «Замке Отранто» Горация Уолпола шекспировский мир и сюжетная фабула (династийное преступление, родовое проклятие, возмездие) усилены ассоциациями, обращающими нас именно к миру искусств, к живописи, скульптуре, сценическим феериям. В частности, возмездие совершается благодаря материализации в замке гигантской статуи владельца рыцаря Альфонсо, подло убитого своим вассалом. Гигантские доспехи, очевидно, попали в текст Уолпола благодаря реальным впечатлениям от украшений дворцовых, замковых интерьеров так называемой «арматурой», или «трофеями». Надо сказать, что Павел I и его придворный архитектор Винченцо Бренна эти трофеи для украшения парадных апартаментов предпочитали более всего.

Сами сюжеты и мира Шекспира и романа Горация Уолпола узнают себя в биографии российских самодержцев. Убиенный Пётр III, регентша, ставшая императрицей, Екатерина II, наконец, Павел I, «царь – рыцарь», как называли его при жизни… Эти правители оказались героями «готического романа», который написала сама история. В этом обществе, конечно, восхищает личность Павла I. По природе он был благородным и порядочным человеком, великолепно образованным и тонко понимающим искусство. Он увлекался тайным знанием и особо благоволил к герметическому «готическому» миру, с которым его знакомил архитектор Царицына Василий Баженов. Жестокой травмой сознания Павла была память о совершённых при дворе преступлениях (убийстве в результате заговора его отца, Петра III). Также ему было мучительно осознавать невозможность в статусе вечного мальчика при Екатерине Великой реализации великих реформ во благо России. Эти и другие подобные факторы сломали душевное здоровье Павла Петровича, превратили его в невротика, психопата. С травмой «принца Гамлета» он жил всю жизнь. Это понимали современники. Достаточно вспомнить письмо Моцарта, упоминавшего о том, что во время визита в Вену в 1781 году Павла Петровича (ещё не императора, но великого князя) актёр венского театра Иоганн Брокман отказался выходить на сцену в роли принца датского, мотивируя это так: «Тогда в зале было бы два Гамлета, а это невежливо».


Процесс съёмок фильма «Вызов. Павел». Режиссёр Андрей Сильвестров. Актёр Петр Скворцов

Павел любил рыцарство. В духе идеального представления Века Просвещения он видел в нём основу свободной благородной жизни. Он приучает к рыцарскому кодексу чести дворянство, берёт под покровительство католический рыцарский Мальтийский орден, возводит замки в старинном стиле. Однако справедливо мнение историка Натана Эйдельмана, что честь вводилась приказом, деспотическим произволом, бесчестным по сути своей.

Ситуация, которая не раз повторится в более поздней истории…

Да, и именно поэтому самую большую трагедию «готического императора» обозначил интересовавшийся личностью Павла Лев Толстой: «нельзя выдумывать жизнь и требовать её осуществления». Конечно, такой образ – придумывать жизнь и осуществлять – проецируется на мир сказочного романа, его героев, прекраснодушных мечтателей, на мир уже не Гамлета, но Дон Кихота, с которым Павла тоже сравнивали. Конечно, написание сценария жизни и его последующая инсценировка обращают нас к миру театра с его благородством, одновременно простодушием, с его пылкостью страстей, одновременно эксцентричностью их воплощения. Невероятная близость вымышленной биографии Гамлета, ставшего жертвой династийных преступлений, и Павла Петровича, заложника преступлений российского трона, возможно, определили особую, фанатичную страсть великого князя, затем императора к театральному искусству. Театр Павел обожал, тонко понимал и был не чужд использовать приёмы и риторику этого вида искусства в бытовом поведении. Многие политические послания (вызов на поединок государей Европы) он стилизовал под изощрённую фабулу старинных пьес с «готическим» сюжетом.


Егор Кошелев. Фрагмент картины «Призрак»

Как театральные пристрастия этого российского императора повлияли на структуру выставки? Есть ли здесь связь? Как осваивают тему «готического» современные художники?

Само путешествие по выставке приглашает стать героями и соавторами пьесы о Павле Петровиче и мире готических страстей. Сперва мы видим облака фантазий – ассоциаций на тему готического романа и биографий российских самодержцев (видеофильм Юлии Овчинниковой с участием артистов московских театров, фрески Егора Кошелева и Леонида Цхэ). Затем созерцаем гигантскую инсталляцию с тронным залом (инсталляция – Егор Плотников), парадным портретом (автор – Егор Кошелев) и придворными, которые вдруг оборачиваются призраками, стоящими у катафалка. Тема страшных предчувствий мучительной гибели Павла в Михайловском рыцарском замке неожиданно акцентируется вторжением средневековых призраков и монстров киноэкрана, а также графической серией, в которой история с Павлом и Михайловским замком превращается в современный психотриллер (автор Леонид Цхэ).

В зале «Падающий шлем» Егор Плотников возводит гигантские трофеи – шлем, доспехи – статуи рыцаря из «Замка Отранто». Эти трофеи пугающе похожи на те, какими предпочитал украшать апартаменты своих дворцов Павел I.

Кульминацией выставки оказывается инсценировка отправленного незадолго до насильственной смерти «Вызова государям Европы на рыцарский турнир ради честного поединка и решения в нём всех споров и интриг». Этот написанный на рубеже двух столетий «Вызов» в качестве первого мифа романтизма блестяще интерпретировали в своей новой книге Андрей Россомахин и Денис Хрусталёв. Сделанный режиссёром Андреем Сильвестровым и актёром Петром Скворцовым видеофильм об этом вызове насыщен многими смыслами, включая атаку человека новостными медийными потоками. Романтический образ страдающей марионетки тоже становится частью интерпретации мира Павла I. Зная трагические последствия публикации этого вызова, сегодня остро чувствуешь, сколь опасно сближение Театра с его особым простодушием, бескорыстием и изуверской большой политики.

Эпилогом предстает тема «Память и Забвение». Серебристый туман на картине Евгении Буравлёвой скрывает очертания Большого дворца в Царицыно, при Павле I заброшенного и превратившегося в руину. Слышен звон дорожного колокольчика. Путешествие по готическим мирам эпохи павловского царствия подходит к концу.

В продолжающемся цикле выставок «Роман готического вкуса» предполагается представить мир повествования о таинственных историях «с выдумкой», превращениями и любовными приключениями в разных смысловых и образных аспектах.


Егор Плотников. Модель инсталляции «Трофей» для Малого дворца в «Царицыно»

У экспозиции будет и своё ответвление в интернете?

Да, одновременно с выставкой «Призрак – рыЦАРЬ» откроется первый в России интернет-ресурс «Роман готического вкуса», посвящённый феномену готического вкуса во всех его интригующих аспектах.

Здесь будет несколько разделов. Первый будет называться «Готика Царицыно». Ансамбль подмосковной загородной резиденции Екатерины II Царицыно (1775–1795) – единственный в мире памятник архитектуры, полностью выдержанный в «готическом вкусе» и лишённый прямого обращения к английским художественным прототипам. Всю архитектуру этого ансамбля, состоящего из десятков павильонов-шкатулочек, которые собраны гением архитектора Василия Баженова, исследователь Лидия Андреева сравнила с музыкой Моцарта. В самом деле, в отличие от ведомых литературной традицией английских усадеб в готическом стиле XVIII века «нежная готика» Баженова становится памятником творческому воображению как таковому. Воображению, которое преломляет практически все темы «готического вкуса» XVIII столетия. Среди них: театральная сценография, воображаемое путешествие, симфонический (не миметический) принцип аранжировки архитектурных сюжетов, сближение с репертуаром разных неклассических, неправильных мотивов внутри ориентированной на античность классицистической традиции (от маньеризма до рококо), понимание древности как интеллектуальной метафоры, а не конкретного исторического стиля, зашифрованная в архитектуре интрига готического романа с его герметической тайной…

Этот единственный в мире ансамбль универсально понятого «готического вкуса» европейского искусства XVIII века будет проинтерпретирован на нашем портале ведущими специалистами, знатоками темы. Материалы помогут достичь цельного знания готического мира Нового времени и осознать, почему «готическая» архитектура Царицыно современна сегодня.

Здесь будет и такой важный раздел, как «Готический вкус в России сегодня». На этой странице мы представим мастеров contemporary art, в творчестве которых в разных вариациях представлены сюжеты «готического вкуса». Конечно, речь идёт не столько о субкультуре «готов» или о стилизации конкретного образа под стрельчатую вязь. Важно другое: осознанное обращение к той традиции «неправильных текстов» культуры, что выводят из зоны комфорта, заставляют воспринимать мир творчески, сложно и многогранно.

Возможности самые широкие. Вооружившись цифровыми камерами, мастера нового поколения могут оживлять стилистику фильмов жанра «нуар». Могут решать интеллектуальные ребусы, представляя загадочные тексты с выпавшими, потаёнными, утраченными частями. Могут встраивать образы «готического жанра» (сказочные, фольклорные, средневековые) в новейшие системы визуальной и вербальной коммуникации (постинтернет, street art, постконцептуализм, mail art…).

Во многих случаях традиция «готического вкуса» высвобождает из плена клише, штампов. Она же часто помогает преодолеть цинизм жонглирования пустотелыми цитатами постмодернизма ради прорыва к метафизическому, сакральному измерению жизни. Так нам и завещали адепты «готических тем», подвергавшие критике нормативную эстетику «правильного» Века Просвещения.


Егор Плотников. Модель инсталляции «Призрак – рыЦАРЬ» с картиной Егора Кошелева в Малом дворце в «Царицыно»


ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: «Куда более целесообразным видится свет фонарика из-за ширмы». Разговор о первой выставке проекта

Name:
Surname:
E-mail:
Password:
Repeat password: