Ноа Эшколь. Публикуется с разрешения The Noa Eshkol Foundation for Movement Notation

Нет правил, нет теории – только страсть: Ноа Эшколь 0

Знакомим с художниками выставки современного искусства Израиля «Мечты и драмы»

30/09/2017
Arterritory.com

Одним из наиболее ярких символов экспозиции «Мечты и драмы» можно назвать гобелены художницы Ноа Эшколь, в создание которых были вовлечены все участники танцевальной группы художницы, причём работали они при полном отказе от пользования ножницами. Всё это поражает не только великолепной художественной образностью, но и совершенно физической многослойностью и эмоциональной заряженностью. Довольно странно, но новаторские работы Ноа Эшколь, которые считаются знаковой составной частью истории культуры и искусства Израиля, а также ярчайшим проявлением модернизма Ближнего Востока, не так уж широко известны в мире

За время жизни Ноа её работы из текстиля экспонировались довольно редко. Художница, ушедшая от нас в 2007 году, как в Израиле, так и в остальном мире больше известна как танцовщица. Ноа Эшколь родилась в 1924 году у эмигрировавших из России родителей (её отец Леви Эшколь позже стал третьим премьер-министром Израиля, исполнявшим свои обязанности с 1963 по 1969 год) и первые четыре года своей жизни провела в кибуце в Палестине. В молодости она изучала искусство танца и музыку и в Тель-Авиве, и у Рудольфа Лабана в Манчестере, а также совершенствовалась у Моше Фельденкрайза – изобретателя метода развития движения и самосознания Фельденкрайза. После возвращения в Тель-Авив в 1954 году Ноа Эшколь основывает Noa Eskhol Chamber Dance Group, в которой она танцевала и сама до конца 1950-х годов. Она занималась танцем и преподавала в различных академических институциях в течение многих лет.


The Chamber Dance Quartet
(первый состав) на репетиции этюда «Осень». В центре – Ноа Эшколь, 50-е годы ХХ века. Публикуется с разрешения The Noa Eshkol Foundation for Movement Notation


Запись движений для работы «Четыре сезона». 1958. Публикуется с разрешения The Noa Eshkol Foundation for Movement Notation

Танец Ноа Эшколь был ценностью сам по себе, для него не были нужны сценарий, костюмы и даже музыка. Вместе с архитектором Абрахамом Вахманом она разработала минималистичную и универсальную систему записи танца, известную под названием «Запись движений» (Movement Notation). Используя эту систему, хореограф может работать без самих движений – думать над танцем абстрактно как над музыкальной композицией. Запись движений была не только новой формой работы над постановкой, но и новым видом фиксации опыта и концептуализации танца. Сегодня она используется в самых разных областях (и не только в танце) – и в физиотерапии, и в диагностировании аутизма. Сама Ноа Эшколь сравнивала её со зрением: «“Запись движений” Эшколь–Вахмана – это инструмент мышления, который может научить людей искусству наблюдения, т.е. придать им смелости устремиться к более высокому уровню зрения. Эта цель достигается путём организации “материала” – движений тела человека – в относительно простые категории, таким образом позволяя нам познать сложность этого феномена в едином целом».

Придуманные и исполненные Эшколь движения были и очень современны, и свободны, и в то же время концентрированы и стилизованы. Наблюдать её учеников в танце – они всегда выступают без музыкального сопровождения – это словно наблюдать своего рода ритуал, визуальную молитву.


Ноа Эшколь. Птицы на строительных лесах. 1981. Хлопчатобумажный бархат, лён, хлопчатобумажный креп, перкаль, шёлк, жоржет, синтетическое джерси. 202 x 354 см

К изготовлению крупноформатных ковров Ноа Эшколь обратилась в начале 1970-х годов. В качестве исходного материала ей служили полосы нечаянно найденных или подаренных ей самых разных материалов. Тут был единственный принцип, который соблюдался (наряду с отказом ножниц), – никаких специальных закупок тканей, только то, что пришло в руки совершенно нечаянно. Исключением могла послужить, может быть, только необходимость в фоновом материале, если заканчивались пользованные простыни и покрывала – тогда этот принцип мог быть нарушен, и приобретался нейтральный кусок материала из однотонной ткани. «Эти красивые работы кажутся очень свободными, даже в своём роде капризными, однако одновременно и очень педантично сконструированными. В них открываются оккультные основы современного искусства: помимо рациональности и просветительства оно коренится в своеобразной красоте повседневности и в языке природы и тела», – говорит куратор выставки Рой Бранд. В тексте «Нет правил, нет теории – только страсть» (No Rules, No Theory – Only Passion), появившемся тогда, когда Эшколь в первый и последний раз высказалась письменно о своих работах в текстиле, она писала: «У этого занятия вначале не было ни объяснения, ни идеологии. Оно началось чисто как личная необходимость что-то изготовить – что-то, где не была бы подключена интеллектуальная определённость. В этом отношении ничего не изменилось, только с течением времени вместе с накоплением законченных работ и их публичным показом сформировалась и своего рода идеология. Однако в этом нет ничего, чему можно научить или за что можно начислить академические баллы. Нет правил, нет теории – только страсть».


Ноа Эшколь. Интерьер III (In memoriam). 2007. Хлопок, искусственный шёлк, синтетическое волокно, полиэфир. 196 x 149 см. Фото: Jens Ziehe, Берлин. Собственность художницы и галереи neugerriemschneider (Берлин)

В экспозицию выставки «Мечты и драмы» вошли две работы Ноа Эшколь. Одна из них – «Интерьер III (In memoriam)» – последний созданный ею настенный ковёр. Столь же захватывающим, как и «публичное лицо» этого гобелена, является его «задняя сторона», которую куратор выставки Рой Бранд намеренно решил не скрывать, позволяя зрителям увидеть, «пощупать» то, что обычно не показывается, – это «лоскутное одеяло», открывающее интимное чудо сотворения, в котором сотрудничала вся танцевальная труппа Ноа Эшколь, принимая участие в процессе создания/шитья этих иногда полностью абстрактных, а иногда фигуральных композиций.

Выставка современного искусства Израиля «Мечты и драмы» будет открыта в новом художественном центре современного искусства ZUZEUM с 7 октября до 5 ноября.


Ноа Эшколь. Закат в море. 1974. Текстиль, смешанная техника. 233 x 228 см. Фото: Jens Ziehe, Берлин. Собственность художницы и галереи neugerriemschneider (Берлин)


Ноа Эшколь. King Mooky I. Без датировки (1980-е годы). Хлопок, вышивка, шерсть, синтетическое волокно. 185 x 153 см. Фото: Jens Ziehe, Берлин. Собственность художницы и галереи neugerriemschneider (Берлин)


Ноа Эшколь. Фиговое дерево. 1987. Текстиль, смешанная техника. 201 x 142 см. Фото: Jens Ziehe, Берлин. Собственность художницы и галереи neugerriemschneider (Берлин)


Ноа Эшколь. Very Orange Tree. 1992. 304 x 251 см. Фото: Jens Ziehe, Берлин. Собственность художницы и галереи neugerriemschneider (Берлин)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 
Arterritory.com представляет выставку «Мечты и драмы»
Мечты и драмы из Израиля. Интервью с израильским философом и куратором Роем Брандом

Мечты и драмы: Сагит Мецамер