Шерстяной платок, дигитальная печать на ткани

Политическое тело 0

26/05/2017
Arterritory.com

Таллинская художница и дизайнер Сандра Косоротова рассказывает о своей новой выставке «Хроническое непостоянство»

Какие чувства вызывает жизнь при постфордизме? Может ли столь важная и распространённая в современном мире прекарность (т.е. трудовые отношения, которые могут быть расторгнуты работодателем в любое время, а также неполноценная, ущемлённая правовая и социальная гарантия занятости) материализоваться в теле как заболевание? Выставка дизайнера и художницы Сандры Косоротовой «Хроническое непостоянство» в таллинской галерее прикладного искусства HOP «рассматривает психическое здоровье как проблему политическую и идеологическую, а не только персональную и биологическую». Здесь представлены новые работы Сандры, выполненные в технике дигитальной печати на ткани. Она работала над ними на практике в Шотландии в центре цифровой печати при Glasgow School of Art. Интересно и то, что многие объекты с выставки могут также служить предметами обихода и аксессуарами (простынями, кухонными полотенцами, платками) и одновременно – баннерами для демонстраций.


Chewed Up and Spit Out. Дигитальная печать на шёлке

Это не первый проект Сандры, посвящённый отношениям между социально-политическими силами и человеческим телом. Прошлым летом Сандра получила степень магистра искусств в Эстонской художественной академии и премию как лучший молодой художник-прикладник среди выпускников академии. Это её третья персональная выставка в Таллине, на этот раз она пригласила к сотрудничеству ещё и автора звукового оформления экспозиции Артёма Астрова, который создаёт экспериментальный рэп под псевдонимом Benzokai и пишет музыку для театральных постановок.

«Хроническое непостоянство» вошло в сателлитную программу Таллинской триеннале прикладного искусства. Чтобы узнать об экспозиции побольше, мы задали Сандре Косоротовой несколько вопросов нашего экспресс-интервью.


SELF. Чехол для грелки, дигитальная печать на ткане

В сопроводительном тексте к выставке говорится, что она «рассматривает психическое здоровье как проблему политическую и идеологическую, а не только персональную и биологическую». Что ты имеешь в виду?

Например, то, что зачастую невыгодное социальное и экономическое общественное положение (или социальная и экономическая ущербность) может быть не последствием психических отклонений, как это принято считать, а одной из причин.

Вот и последний «Опросник по состоянию здоровья Эстонии» (2006) показал, что депрессивность была наиболее распространена среди женщин, неэтнических эстонцев и малоимущих.

Цель твоей выставки – что-то поменять в этом смысле? Или просто заявить о проблеме?

Цель, наверное, поставить под вопрос традиционное для современной психотерапии мнение, что основные причины психических расстройств – это нарушения в биохимии мозга (которые нужно исправлять таблетками) и травмы из прошлого. Если взглянуть на такие заболевания, как депрессия и тревожные расстройства, не как на сугубо личные проблемы, а как на проблемы общества, то, скажем, политический активизм может быть более действенным способом лечения, чем фармакология и терапия.


Well Еnough to Work / Too Depressed to Protest. Простыня, дигитальная печать на льне

Ты думаешь, что, представив своё мнение в выставочном пространстве как арт-экспозицию, ты сможешь на это повлиять? Не был бы в таком случае более действенным пикет у министерства здравоохранения или Кабинета министров?

Я ощущаю себя, как написано на одной из моих работ, простыне и баннере для демонстраций, Well enough to work / Too depressed to protest: достаточно здоровой, чтобы работать, слишком в депрессии, чтобы быть политически активной. То есть одновременно с призывом к активизму и переменам я осознаю их невозможность. Условия, в которых работают очень многие люди, так называемый прекарный труд, не многим лучше эксплуатации рабочих на фабриках 100 лет назад. Но если тогда рабочие с помощью протестов могли улучшить условия труда, то сейчас такой вариант развития событий не работает.

Конечно, это спорный вопрос – может ли искусство быть политическим. По определению искусство не имеет цели, не решает проблему. Но у меня не классическое художественное образование, я училась на дизайнера. А дизайнеров учат главным образом находить проблемы и решать их. И поэтому каждая моя выставка – это если не попытка решить конкретную проблему в обществе, то её обозначение, создание прецедента для обсуждения.


Шерстяной платок, дигитальная печать на ткани

Для нынешней экспозиции ты занималась дигитальной печатью на ткани. Что для тебя важно в этом процессе и в полученном результате?

Выставку я готовила, находясь на практике в студии, которая занимается дигитальной печатью на ткани. Процесс печати включает в себя использование больших машин и много ручного рутинного труда. Печатая ткани для клиентов студии, я зарабатывала на печать тканей для выставки.

Вообще, ДПТ – это просто техника, в которой я работаю уже много лет. У неё есть свои плюсы и минусы. Мне как художнику с бэкграундом в графическом дизайне она даёт возможность поместить виртуальные объекты с экрана в реальный тактильный мир разных материалов. Сейчас я понимаю, что работаю в основном со словами и дигитальная печать на ткани – не всегда самый лучший выбор для передачи большого объема текста. Поэтому для следующей выставки хочется снять видео.


Галерея прикладного искусства Hop на улице Hobusepea в Таллине

Какова роль звукового оформления, подготовленного Артёмом Астровым?

Странно, что изобразительное искусство и музыка редко встречаются в одном выставочном пространстве, хотя в последнее время на выставках все чаще можно встретить саунд-дизайн. Я попросила Артёма написать музыкальную композицию, чтобы сделать опыт от выставки более эмоциональным, добавить поэзии в эту инсталляцию довольно-таки политического арта.

Фотографии: Aadam Kaarma. Собственность художника