Фото: Андрей Эйгус

Selffish, который плавает сам по себе 1

После более чем 10-летней паузы новый альбом рижского музыканта Андрея Эйгуса  (Selffish) вышел на британском лейбле Serein

21/04/2017
Gosh Snobo

Понятие «underground» (подполье) – некогда актуальное в музыкальных и вообще связанных с искусством кругах – постепенно вышло из общемирового обихода с развалом крупных тоталитарных империй, наступлением эры всепроникающего интернета и альтернативных микроэкономик, оставшись применимым лишь к обществам, по-прежнему давящим свободу выражения. В то же время, если разобраться, подполье и подпольщики бывают двух видов: одни – пламенные революционеры, ниспровергатели мейнстрима, радикалы-экстремисты, балансирующие на острой грани между разрушением и созиданием. Вторые – отказывающиеся «собираться в стаи» под любыми знамёнами, предпочитающие «тихо в одиночестве ходить кругами», писать в стол, создавая свою личную вселенную, вход в которую доступен (в лучшем случае – до поры до времени) узкому кругу друзей, знакомых и знатоков.

Именно такое личное «бархатное подполье» построил Андрей Эйгус, композитор, саунд-дизайнер, пианист, диджей, коллекционер винила, фотограф, в прошлом – создатель первого латвийского портала, посвящённого независимой электронной музыке (andrews.lv, 1995), и связанного с ним форума продюсеров и слушателей, так и называвшегося – Underground Mailing List. Будучи активным участником этого сообщества, я помню забавный эпизод посещения портала невесть как забредшим туда лидером группы Prodigy, очевидно считавшим себя тогда радикальным подпольщиком первого рода и устроившим разнос обитателям andrews.lv, обвиняя публиковавшуюся там музыку в «беззубости и нереволюционности». Прошли годы, Prodigy превратились в миллионеров и китов шоу-бизнеса, а Андрей, пройдя несколько жанровых стадий и сменив артистическое имя с раннего Mr Byte (1997–2001) на Selffish (читай: рыба, которая плавает сама по себе), продолжал делать свою музыку, всё меньше обращая внимания на тренды и мировые тенденции и практически не ища популярности и известности.


Фото: Андрей Эйгус

Не то чтобы он был против признания. «Бархатное подполье» является имманентным результатом деятельности творцов определённого склада – не из желания противопоставить себя широким массам, а просто потому, что процесс самопродвижения для них обременителен и скучен – в отличие от процесса творческого, самоценного и не зацикленного на результате. Поэтому после публикации трёх ранних работ проекта Selffish – короткого релиза Ēnas, последовавшего за ним альбома Ēna на весьма актуальном в то время сетевом лейбле Thinner и самиздатного альбома Blue Planet Chill, впоследствии переизданного видным московским издательством Lagunamuch (всё это произошло в 2002–2004 гг.) – наступил долгий период той самой «работы в стол», редких (но всегда музыкально насыщенных и разнообразных) выступлений, творческих поисков и медленного, но непрерывного совершенствования творческого метода.

Параллельно работе и хобби – периодическому диджейству в некоммерческих местах под псевдонимом Uncle Sample, плёночной фотографии, выступлениям – сольным и с текст-группой «Орбита» в качестве пианиста – Андрей в домашней студии создавал новые композиции или раз за разом возвращался к старым, в результате чего они мутировали, уточнялись и шлифовались, как янтарь под вечным балтийским прибоем. За эти 13 лет интересы артиста сместились из области чистой синтетики больше в сторону акустики, или – точнее – органичного сочетания электроники, программирования и живых инструментов, а также концептуального использования полевых записей (field recordings), собственноручно сделанных во время путешествий по любимым местам Латвии. Стилистически музыка эволюционировала за пределы легко определяемых жанровых границ вроде dubtech, IDM или downtempo; сам артист дефинирует её как «foreground ambient» – эмбиент переднего плана, в противоположность фоновой, не требующей внимания расслабляющей музыке. Ритмика утончилась, на смену некогда функциональным ударным пришла пунктирная вязь филигранно прописанной перкуссии; в музыкальную ткань стали вплетаться рояль и струнные.

К моменту, когда волею судеб произошло виртуальное знакомство с Хью Робертсом, боссом уважаемого английского издательства Serein, материал, концепция и название задуманного альбома («He She Them Us») были практически готовы уже несколько лет. И хотя Робертсу была предложена также и масса альтернативных вариантов и композиций, тот, будучи в восторге от материала как он есть, пришёл к выводу, что на самом деле ничего менять не надо. Однако и тут неутомимый Андрей, вдохновившись полученным обещанием скорой публикации столь долго ждавшей своего часа музыки (была даже подвинута очередь издательства), в срочном порядке доработал некоторые треки, в частности, записав дополнительные живые партии контрабаса в исполнении замечательного музыканта Станислава Юдина (также, в частности, сотрудничающего с «Орбитой»).


Фотография Артиса Бриедиса, ставшая обложкой альбома

Последовала спорая и продуктивная работа над дизайном обложки, в основу которого положена, опять же, по давней задумке Андрея, фотография Артиса Бриедиса с видом того самого ласкового Балтийского моря. Затем тщательный мастеринг, скрупулёзная верификация виниловых тест-прессов, работа над пресс-комплектом и продвижение (в высшей степени профессионально выполненные издательством) и... Цель, для достижения которой понадобилось больше десятилетия, достигнута. На руках у артиста, его друзей и соратников, а также у всех, кто придёт на презентацию альбома 22 апреля в бар Walters & Grapa – со вкусом оформленный винил и/или CD с музыкой, изысканность, гармоничность и красота которой, на мой взгляд, стоили долгих лет работы и ожидания и которая совершенно не устарела за эти годы и вряд ли устареет в обозримом будущем.

Потому что написанное в стол без оглядки на времена, нравы и устои музыкальной индустрии (будь то подпольной или мейнстримной), зато с бесконечной любовью и пристальным вниманием к мельчайшим деталям может порой пережить многие злободневные творения пламенных ангелов революции. И даже если бы я мог определить жанр или описать стилистику проекта Selffish, суть была бы не в терминах и музыковедческих рассуждениях. А в этой самой любви, внимании и полном погружении в процесс – здесь-и-сейчас. Собственно, это относится не только к музыке, но и ко всему, чем занимается Андрей Эйгус.

Послушать и приобрести альбом Selffish «He She Them Us» (CD, винил, цифра):

SOUNDCLOUD  
MIXCLOUD
VIMEO
DISCOGS 
Официальный сайт 

ThomasFah ThomasFahZP - 18.11.2017 14:20
Frontline employees are immersed in the day-to-day details of individual technologies, products, or markets. No joined is more finished in the realities of a upper crust’s trade than they are. But while these employees are deluged with extraordinarily precise info, they inveterately learn it very complex to score closed that tidings into salubrious knowledge. Benefit of a maid apt, signals from the marketplace can be blurred and ambiguous. Quest of <a href=http://annoyedcanadian.com>http://annoyedcanadian.com</a> another, employees can behoove so caught up in their own strict angle that they lose descry of the broader context.

The more holistic overtures to to cognition at various Japanese companies is also founded on another sine qua non insight. A assemblage is not a machine but a living organism. Much like an one, it can give childbirth to a collective opinion of uniqueness and necessary purpose. This is the organizational match of self-knowledge—a shared erudition of what the troop stands pro the aid of, where it is effective, what obliging of world it wants to energetic in, and, most renowned, how to baffle that pack a reality.

Nonaka and Takeuchi are arguing that creating insight will evolve into the indicator to sustaining a competitive advance in the future. Because the competitive habitat and consumer preferences changes constantly, scholarship perishes quickly. With The Knowledge-Creating Players, managers be struck before at their fingertips years of acuity from Japanese firms that quality how to engender capability continuously, and how to make capital out of it to crowd top unheard of products, services, and systems .