Фотография из серии «Внутренняя земля» (фрагмент)

Снимок как повод для разговора 0

…с фотографом Кристине Мадьяре

26/09/2016
Паула Лусе 

До 9 октября в Латвийском музее фотографии можно посмотреть первую персональную выставку Кристине Мадьяре «Внутренняя страна». Это – вполне документальное повествование о Скрунде, небольшом латвийском городе, в котором фотограф провела детство. Кристине в своих фотографиях обращается к образам городских окраин, сельских мест и их жителей, пытаясь найти ответы на заданные самой себе вопросы о сути тамошней жизни. Бродя по своему родному городку и окрестностям, Кристине на фотографиях увековечивает членов своей семьи и соседей, брошенные дома, сельские виды и мгновения окружающей жизни. Выставку дополняют несколько рисунков и эскизов Кристине Мадьяре, на которых запечатлены пейзажи Скрунды, однако она говорит, что, хотя рисованию всегда было место в её жизни наряду с  фотографией, всё же предпочтение всегда отдавалась именно ей.

Кристине Мадьяре изучала фотоискусство в Тартуском художественном колледже, пополняя знания в заслужившей общеевропейское признание Международной летней школе фотографии (ISSP) в Латвии, а также в Ганноверском университете прикладных наук и искусств. И уже несколько лет она снимает вернисажи выставок и делает фотопортреты для публикаций в Arterritory.

Мы встретились в Латвийском музее фотографии, чтобы побольше узнать о самой выставке, об опыте Кристине как фотографа и о том, что порой себя надо по-настоящему ломать, чтобы суметь поймать действительно хороший кадр.


Фотография из серии «Внутренняя земля»

Что означает название выставки «Iekšzeme» («Внутренняя земля»)?

Довольно долгое время у меня в голове сидело название для выставки «Inland» (нем.), которое и есть эта самая «iekšzeme» – «внутренняя земля», или «земля в земле»; такой вот микромир.

Думаешь ли ты, что у каждого человека есть эта «iekšzeme»?

Да, совершенно определённо.

В концепции выставки было сказано, что важнее – задать правильные вопросы, а не найти ответы.

Ответы тоже, конечно, важны, однако при подготовке этой серии работ мне показалось, что у заданных вопросов значение больше.

А какие это были вопросы?

Это были вопросы о моей жизни, о месте, в котором я выросла и живу. Я уже давно знала, что Скрунда не будет тем местом, где я останусь. Когда я фотографировала, то думала о том, кто они – люди, принявшие решение остаться там, и почему, что там для них такого?
 
Фотография из серии «Внутренняя земля»

А ты задавала эти вопросы людям в Скрунде, которых фотографировала, и получила ли ты какие-то ответы?

Не спрашивала, но видела это в них и понимала.

Почему ты выбрала для своих снимков именно Скрунду?

Как-то так вышло. У меня не было специально выбранного места, но обстоятельства сложились так, что я провела там довольно много времени.

В течение какого времени возникли эти фотографии?

Над этим конкретным проектом я работала около четырёх лет.
 
Фотография из серии «Внутренняя земля»

Есть ли у каждой фотографии на этой выставке какая-то своя история или дополнительное значение?

Да, есть. Это всё-таки люди, которых я знаю или хотела бы узнать больше. Большая часть фотопортретов – члены семьи или соседи.

Тебе нравится больше фотографировать людей или природу?

Мне всё нравится фотографировать, выбрать трудно. Фотографировать людей сложнее, и поэтому, возможно, интереснее, потому что себя надо чуть больше принуждать к этому.

Часто ли удавалось сфотографировать человека так, чтобы он, глядя на снимок, сказал бы – да, это я! Ведь у каждого в голове своё видение того, как он выглядит.

Довольно часто для людей получившийся снимок становится сюрпризом, так было и с этими портретами людей из Скрунды, потому что они сфотографированы в обычных ситуациях, в повседневной одежде, так сказать, в повседневной «простоте».

Ты замечаешь тот момент, когда человек меняется перед камерой?

Это можно заметить, конечно же, но у меня есть система, как освободить людей.

А что это за система?

Сфотографировать человека труднее, если договорились о встрече на пять или десять минут, потому что с человеком надо познакомиться, с ним вместе надо провести какое-то время. Бывало даже и так, что проводила многие часы вместе со своим «героем», прогуливаясь с ним и разговаривая, чтобы он привык ко мне и к мыслям о камере, и только тогда фотографировала. 


Отец Кристине Мадьяре

На выставке есть и фотографии твоих родителей.

Да, отца я фотографировала очень много. Для выставки я первоначально выбрала другую фотографию, а вот эту нашла неожиданно, когда просматривала свои архивы. Мать я снимала один раз, и этого хватило, ей не особо нравится, когда её фотографируют.
 
Мать Кристине Мадьяре

Ты пользовалась аналоговой или цифровой камерой?

Все фотографии на этой выставке сделаны аналоговой камерой.

Когда ты училась в Тарту, там делался упор на аналоговую фотографию?

Там были обе программы, но в первые два года было больше направленности именно на аналоговую фотографию.

Есть ли у тебя мечта о своей «красной комнате»?

Есть, есть. (Улыбается.)


Фотография из серии «Внутренняя земля»

Параллельно своему художественному творчеству ты фотографируешь также вернисажи выставок и разные мероприятия, на которых сразу же отпадают эти продолжительные «беседы» и «знакомства».

Да, я это делаю уже примерно пять лет. Это что-то совершенно другое, но я наслаждаюсь и этим процессом. Мне это кажется интересным, потому что есть возможность наблюдать за человеком со стороны. При этом ты как будто там, со всеми, и не там, в рабочем процессе. И потом в любой момент я могу уйти, оправдываясь тем, что это – моя работа, или совершенно наоборот – ссылаясь на профессиональный интерес, задержаться подольше.

А было ли тебе неудобно в начале фотографировать людей на мероприятиях?

В начале, конечно, я думала, как же это всё будет выглядеть, когда я подойду к ним вплотную и сфотографирую. Потому что люди на выставках, особенно художники, всё-таки не привыкли к вниманию фотообъектива.

А ты помнишь первую сделанную тобой фотографию?

Да, кажется, помню. Это был натюрморт.


Фотография из серии «Внутренняя земля»

Как ты выбираешь объекты, которые потом фотографируешь?

Меня притягивают мистические или странные места, но по преимуществу на такие объекты я натыкаюсь нечаянно, просто бродя вокруг, знакомясь с людьми. Например, это фото (показывает на натюрморт рядом с портретом матери – П.Л.) снято в доме одного старого дядечки, с которым я нечаянно познакомилась. Он уже многие годы живёт совсем один в старом историческом доме, и он хотел показать мне вид, открывающийся с чердака. Когда мы зашли внутрь, все помещения были очень тёмными, а в одной комнате единственным освещением была эта лампа. Я не могла не сфотографировать это.

Принимая во внимание, что фотографы довольно часто бывают интровертами, есть ли у тебя желание разговаривать и знакомиться с людьми, которых хочешь запечатлеть?

Да, есть. Для меня фотография – это как формальный повод ломать себя в этом отношении. Я совсем не такая уж активная и открытая личность, но фотография вынуждает меня попадать в места и ситуации, в которых я знакомлюсь с людьми.


Фотография из серии «Внутренняя земля»

Есть ли у тебя какие-то конкретные источники вдохновения, фотографы или какой-то жанр фотографии, на которые ты ориентируешься?

Нет, реально нет, я плыву по течению.

Принимая во внимание царящую вокруг эпоху selfi, фотографировала ли ты себя?

Да, но только тогда, когда для снимка необходима модель или какой-то человек, а никого другого поблизости нет. 


Фотография из серии «Внутренняя земля»

Так как ты умеешь рисовать и делать эскизы, хотелось ли тебе когда-нибудь нарисовать или написать себя?

Нет, совершенно определённо – нет, поэтому я и выбрала фотографию. (Смеётся.) А с рисованием дело обстоит так, что это – довольно интуитивные рисунки о том, что фотографируется, о поисках пустых, незанятых мест. Рисунки всегда шли параллельно фотографиям, но у них, конечно же, намного меньшее значение в моей жизни, чем у фотографии.

У тебя всегда с собой фотоаппарат?

Да, всегда. Иногда упрекаю себя, что не взяла другую, более подходящую для момента камеру, но одна из них всегда с собой.

Каким было самое интересное или странное приключение, когда ты отправлялась фотографировать одна?

Таких было немало. Иногда я нарушала границы своей зоны комфорта, бродя ночью, когда хотела что-то сфотографировать в темноте, и вдруг собаки начинали лаять и бежать ко мне. И даже в этот момент я думала про себя – сфотографировать это или нет. (Смеётся.) Часто проваливалась под лёд, когда фотографировала, по счастью, глубоко там не было. В эти минуты первая мысль – спасти камеру.


Фотография из серии «Внутренняя земля»

Почему центральным изображением выставки ты сделала свой рисунок, а не фотографию?

Не знаю, ни одна фотография не показалась достаточно центральной. Но это ведь тоже фотография моего рисунка.

Важно ли для тебя, чтобы твоя фотография пробуждала фантазию о том, что находится за её границами, или тебе больше хочется, чтобы оценили сам пойманный момент или настроение?

Важнее – пробудить фантазию.


Кристине Мадьяре на своей выставке. Фото: Паула Лусе 

fotomuzejs.lv
 
kmadjare.com