Национальная галерея искусств Zachęta («Захента»)

Польское искусство начинается в «Захенте» 0

Экспресс-интервью с директором варшавской Национальной галереи искусств Zachęta («Захента») Ханной Врублевской

20/05/2016
Сергей Тимофеев 

Когда мы подъезжаем к классицистическому зданию варшавской Национальной галереи искусств Zachęta («Захента»), на площади по соседству играет бравурная музыка, развеваются флаги и стоят выстроенные в ряды пожарные машины. Проходит праздник пожарных. Почему-то это напоминает 70-е и советское детство. «Да, дети – один из декларируемых приоритетов правительства консерваторов, дети, польскость, религия, границы», – говорит наш гид. А через пару дней 250 000 варшавян выйдут на улицы столицы в марше протеста против политики изоляционизма и над ними будут развеваться флаги объединённой Европы – ЕС. Для Польши настал непростой и, возможно, поворотный для всей Центральной Европы момент. Тем больше интереса вызывает сейчас эта страна и её искусство.

Благодаря инициативе ярмарки искусства Art Vilnius 2016, где польские галереи будут принимать в статусе почётного гостя уже через несколько недель, и поддержке Института Адама Мицкевича у нас появилась возможность попробовать представить, что здесь происходит. И начали мы именно с галереи Zachęta, одной из ключевых организаций в сфере «продвижения» современного искусства в Польше. Именно эта государственная галерея организует, скажем, конкурс на идею для польского павильона на Венецианской биеннале и занимается потом осуществлением проекта-победителя. А ещё каждые два года она вместе с Deutsche Bank Polska организует конкурс и экспозицию Views – Deutsche Bank Award, представляющую наиболее интересных молодых польских художников. Крупными событиями в культурной жизни польской столицы становятся и большие «проблемные» экспозиции «Захенты»: «20th-Century Classics; Revolutions 1968; Gender Check. Femininity and Masculinity in the Art of Eastern Europe; In God We Trust; Progress and Hygiene; Cannibalism? On Appropriation in Art» и так далее.


Куба Дабровски. Без названия. 2014. Фотография. Из коллекции Национальной галереи искусств «Захента»

Само здание галереи было построено в 1898–1900 гг. по проекту архитектора Стефана Шиллера и по заказу Общества поддержки изящных искусств, здесь польские художники того периода выставлялись до самой национализации сразу после войны. В «коммунистические времена» в «Захенте» разместилось государственное бюро по организации выставок, которое в том числе осуществляло знаменитые проекты, связанные с культовыми для той эпохи направлениями национального искусства – польским плакатом и графикой. А в 1989 году бюро закрылось, и галерея открылась снова, уже с новыми экспозициями и амбициозными планами. «Захента» вполне дружит и с интернетом – репродукции работ из её коллекции, разного рода сопроводительные и образовательные материалы выложены на сайте OtwartaZacheta.pl в свободном доступе.

Сейчас в галерее проходит выставка Терезы Мурак, одной из самых известных представительниц так называемого earth art в Польше, успешно разрабатывающей в том числе экологическую тему, и большая «восточноевропейская» экспозиция «Путешественники» (The Travellers). Она посвящена осмыслению темы мобильности и открытости в современной ситуации. «Реакция Европы на беженцев из-за рубежа демонстрирует, что наше участие в мировом обмене было и остаётся в основном однонаправленным. Мы не очень охотно делимся привилегиями, которые мы получили после падения Берлинской стены и расширили после вступления в ЕС. Мы с энтузиазмом отправляемся за границу, но мы гораздо менее приветливы в отношении прибывших к нам иностранцев», – говорится на сайте галереи. Тем временем 23 художника из 15 стран представляют нам, как люди, товары и идеи курсируют между нашей частью Европы и другими регионами мира.


Дэниэл Бэйкер. Рощица. 2006. Из экспозиции выставки «Путешественники» (The Travellers)

А мы не спеша курсируем в кабинет директора «Захенты» Ханны Врублевской. Эта энергичная приветливая женщина работает в галерее с начале 90-х, на протяжении многих лет она была заместителем директора и, наконец, в 2010 году получила этот пост вместе со статусом комиссара польского павильона на Венецианской биеннале. Она вводит нас в курс истории и современности галереи:

– Во второй половине XIX века польские буржуа решили организовать Общество поддержки изящных искусств, главной целью которой было пропагандировать современное польское искусство. В то время Польши как государства не существовало, Варшава была частью Российской империи, в определённом смысле её периферией. И здание, которое в историческом стиле было построено по заказу общества, – что-то среднее между дворцом, тортом и святилищем – уже для времени своего возведения, для 1900 года, выглядело старомодно. Но так польские джентельмены с этой самой периферии империи представляли себе идеальное пространство для искусства. Они хотели дворец, и они его построили. В коллекцию вошли многие важнейшие полотна польских художников на историческую тематику. Которые теперь являются частью Национального художественного музея, куда они были переданы после национализации здания.

В наше время мы тоже сфокусированы на современном для нас искусстве – и польском, и международном, и наша идея, что лучший способ пропагандировать искусство Польши – это показывать его в международном контексте. Мы рассказываем об искусстве после Второй мировой, у нас есть своя коллекция, которую мы постоянно пополняем, причём порой за счёт средств, которые мы получаем от продажи не очень важных работ из нашего собрания прежних времён. Это возможно, потому что мы всё-таки галерея, а не музей, у нас больше свободы. К тому же по заданию министерства культуры мы организуем конкурс на идею экспозиции польского павильона на Венецианской биеннале и реализуем эти идеи, каждый раз заключая с художниками соглашение, что какая-то часть экспозиции, скажем, копия видео, останется в нашей коллекции.


Цезарий Бодзяновски. Giro d'Italia. 2007. Скульптура. Коллекция Национальной галереи искусств «Захента»

Какие процессы были наиболее важными в польском искусстве последних десятилетий?

Художники этой страны умеют говорить на международные темы, основываясь на местном опыте. Они умеют сделать свой месседж универсальным, при этом он может прочитываться на нескольких уровнях, и мне это нравится.

В 90-е, когда происходили все эти перемены, мы были счастливы, мы были уверены, что теперь каждый будет интересоваться всем, в том числе культурой. Но люди оказались настолько сфокусированы на свободном рынке и на свободе передвижений и путешествий, что они выпустили культуру из сферы зрения. И это умаление роли культуры повлияло даже на наших министров соответствующей сферы, которые говорили: «Да, надо понять, что на культуру нет денег, что бюджеты небольшие, надо подождать частных спонсоров». И оказалось, что и для медиа всё это очень неинтересно. Это радикально отличалось от ситуации в 80-е, когда в ведущих газетах и журналах выходили большие статьи о художниках и крупных выставках. Всё это в целом повлияло на возникновение целой волны критического искусства. Скажем, Катаржина Козыра с её «Пирамидой животных» попала в газеты, но теперь уже в формате скандала. Однако искусство вернуло себе «видимость» таким образом. Хотя общество и критика относились к этой волне довольно негативно, можно сказать, что шла своего рода «холодная война» между обществом и искусством.


Катаржина Козыра. «Пирамида животных». 1993. Инсталляция, коллекция Национальной галереи искусств «Захента». Фото: Яцек Гладыковский

Но потом появился такой художник, как Вильгельм Сасналь, и целое новое поколение авторов, в то же время возникло новое поколение интересующихся comtemporary art бизнесменов. И оказалось, что современное искусство тоже может быть «прекрасным», «красивым» и существовать в формате живописи. Этот новый интерес бизнеса к искусству вылился и в конкурс, который мы проводим с Deutsche Bank Polska для молодых, но уже заявивших о себе художников не старше 36 лет. Начиная с 2003 года одно жюри отбирает пять-семь номинантов, а второе – победителя из них, получающего 10 000 евро. И для нас такая кооперация с банком – это демонстрация того, что современное искусство интересно не только тем, кто им занимается, но и деловому сектору и обществу в целом.

Совсем молодое поколение, которое заявило о себе в последние годы, намного более «профессионализировано», чем их предшественники. И тут есть и хорошие стороны, и плохие. Вы идёте в галерею в Варшаве и видите там зачастую такое же искусство, которое можно увидеть в Брюсселе или Лондоне. Многие из молодых не очень заинтересованы в политическом месседже, они живут в своём собственно «пузыре». Хотя, конечно, очень трудно обобщать, и на польской сцене, конечно, есть много подсцен. Я уже не отслеживаю их так подробно. Как куратор я пришла с волной «критического искусства», я делала много выставок с этими художниками, с Козырой, Змиевским, теперь другие времена и другие кураторы.


Вильгельм Сасналь. Краков–Варшава. 2006. Коллекция Национальной галереи искусств «Захента»

Директора крупнейших арт-институций Польши в основном женщины. А среди художников больше мужчин или женщин?

Исторически – это в основном мужчины Но женская часть польского искусства очень интересна. Скажем, наиболее важные скульпторы 60–70-х были женщинами, например, Магдалена Боканович. Художница Катаржина Козыра создала свой фонд, который среди других провёл и такое исследование – почему получается, что столь много студенток учится в Академии художеств и столь мало женщин-преподавателей остаётся там преподавать и вообще остаётся в профессии. И оказалась, что такая пропорция свойственна только ещё одному типу вузов – теологическим.

Неужели искусство в Польше – всё ещё сакральное занятие?

Да, это забавно, потому что мы всё время повторяем, что искусство – это об инновациях, о переменах, о борьбе с клише. Но всё же постепенно и в обществе стали спокойнее относиться к тому, что искусство – это не обязательно о прекрасном, что это может быть острым выражением точки зрения. Тем временем мы очень много думаем о самых маленьких зрителях, о будущем поколении ценителей этого искусства, и только что у нас прошла выставка именно для детей, где были и детские иллюстрации и разные креативные мастерские. Если мы хотим, чтобы у нас была публика в будущем, нам надо начинать её готовить уже сейчас.

zacheta.art.pl/en

Материал создавался при поддержке