Валентин Дьяконов. Фото: Сергей Сапожников

Как вы сказали? «Смех в зале»? 0

Экспресс-интервью с куратором выставки, открывающейся сегодня в Москве, Валентином Дьяконовым

20/10/2015
Arterritory.com 

Сегодня в галерее «На Шаболовке» в рамках параллельной программы 6-й Московской биеннале современного искусства открывается выставка «Смех в зале», посвящённая столкновению нескольких казалось бы взаимоисключающих подходов к абстракции и смеху. Экспозиция охватывает период с 1950-х годов по наше время. Куратор выставки – Валентин Дьяконов, один из самых известных и популярных российских арт-критиков, чьи тексты регулярно выходят в издании «КоммерсантЪ», а также появляются на Colta.ru и других ресурсах. В 2013 году по приглашению Arterritory он принимал участие в дискуссии «Ход развития современного искусства. Новые правила игры», которая проходила в Риге. Выставка в галерее «На Шаболовке» – далеко не первый его кураторский проект.

О своей концепции он говорит так: «Одна из важнейших тем выставки отсылает к основному вопросу Московской биеннале “Как жить вместе?” Как жить вместе тем, кого высмеивают, и тем, кто высмеивает? Что получится из столкновения чистого идеалистического авангарда 50-х годов с карикатурой, с художниками, которые критикуют этот авангард?» Контекстным фоном выставки станет подборка карикатур 1950–1970-х годов, как советских – из газет «Правда», «Советская культура», журналов «Искусство», «Крокодил», так и западных. В то же время в экспозиции можно будет увидеть работы, похожие на те вещи, которые вышучивают карикатуристы – живопись и графику Льва Кропивницкого, Ольги Потаповой, Лидии Мастерковой, раннюю скульптуру Бориса Орлова. Кроме того, на выставке будут представлены образцы концептуального использования карикатуры как материала для создания новых произведений – картины Юрия Альберта.

 
Юрий Альберт. Изображение карикатуры К.Елисеева из журнала «Крокодил», № 24 за 1952 год. 1994. Холст, акрил. Собрание автора

Будут выставлены и работы других современных художников, в разных формах поднимающих вопросы политической критики современного искусства, проблематику взаимоотношений реализма и абстракции, смеха и беспредметности. В этой части экспозиции принимают участие Егор Кошелев, Виктория Ломаско, Александра Паперно, Ростан Тавасиев, Валерий Чтак и арт-группировка ЗИП.

Мы связались с Валентином, чтобы прояснить для себя и читателей некоторые детали и реалии «Смеха в зале»:

Вы – один из самых известных российских арт-критиков. Но завтра открывается уже далеко не первая выставка, которую вы курируете. Почему вы стали этим заниматься? Чего, на ваш взгляд, не хватало на горизонте экспозиций?

Это хороший вопрос, и я сам не знал на него ответ, пока мне не подсказал близкий друг. Меня всегда завораживало в процессе осмысления выставок несовпадение между тем, что чувствуешь, когда видишь, и тем, что пишешь потом. И мои выставки в основном об этом – как слова (или рисунки) в ежедневных, реагирующих на повестку дня медиа откликаются на встречи с фактами, которые изначально располагаются в другом временнóм измерении, действуют как приветы из некой внемедийной вечности. Интересно сталкивать ритмы газетчика (или журналиста, как в случае карикатуристов из «Крокодила») и художника. Об этом был «Детектив» (один из предыдущих кураторских проектов Валентина, подробности – здесь, прим. ред.), выросший из моей примитивной реакции на новую ситуацию в искусстве, об этом и «Смех в зале».


Чистое искусство. Рис. Е.Шукаева. Журнал «Крокодил», № 29 за 1960 год, стр. 10

У выставки отличное название – «Смех в зале». Как вы сами его интерпретируете?

В публикациях речей советских лидеров часто встречается ремарка «смех в зале». Мы не можем, конечно, судить о том, какого рода был этот смех, но для советского читателя было очевидно, что он одобрительный – люди радостно реагируют на очередную инициативу власть имущего. У Владимира Паперного в «Культуре 2» эти малозаметные приёмы очень подробно и точно описаны. У смеха есть удивительные особенности: он не только освобождает, как учат нас гуру, но и заставляет нас слиться с соседями в одобрении того или иного действия, например, унижения слабых. Если говорить о самих вещах, то здесь есть вот этот удивительный просвет между карикатурой, которая всегда изображает именно зал, обществом, которое реагирует на искусство, и произведением, у которого может быть публика в будущем – или была в прошлом. Мгновенное реагирование часто вызывает простую реакцию. Можно ли верить в то, что есть реакция долгосрочная? Мой опыт показывает, что можно – и я пытаюсь смоделировать ситуацию сомнения в моментальном осмыслении и у зрителя. Кроме того, тут есть еще и тема смеха и абстракции, выводимая из понимания «конца искусства» Гегелем с его размышлениями о том, как комедия сигнализирует завершение той или иной эпохи, романтической ли, классической ли, делая человека мерой всех вещей. Но в искусстве ХХ века осмеяние шло параллельно утверждению сакральных ценностей модернизма, и это очень интересно. Хотя, конечно, тема не для маленькой выставки, а для статьи.


Егор Кошелев. Ловкие клешни / Dexterous Pincers. 2014. Холст, масло. Собрание галереи «Риджина»

 

Здесь будут и советские карикатуры 50-х годов, где нередко высмеивалось «абстрактное, западническое искусство», и работы тех самых авторов, которые как раз подразумевались под этой биркой. Можно ли это назвать аллюзией на современную ситуацию, когда позиции современного искусства в России снова ставятся под вопрос? Почему вам важно было сопоставить рисунки и работы?

Да, политическое измерение у выставки есть. Хотелось показать максимально широкий спектр и художественных практик, которые подвергались осмеянию, и художников, учитывающих хрупкость своего высказывания перед лицом быстрых откликов, и карикатур, впрямую связывающих нежеланные для политической ситуации высказывания с влиянием вражеских сил какого угодно происхождения. Мы сейчас живём в постоянном страхе очередного закручивания гаек, и, может быть, стоит знать унижающие стереотипы в лицо и понимать, что они возникли не сегодня, а регулярно обкатывались в агитации и пропаганде и раньше.


Виктория Ломаско. Зритель. 2015. Бумага, тушь. Собрание автора

А какие «визуальные премьеры» ждут посетителей выставки?

Новая работа Валерия Чтака, графика Виктории Ломаско, инсталляция группировки ЗИП – о пути художника. Вещи очень разные, но их объединяет выход за пределы собственной практики, взгляд на себя, учитывающий и взгляд карикатуриста. Как после «Чёрного квадрата» любая картина уже не может быть прежней, так и после карикатур на модернизм художнику уже нельзя не учитывать то, что он или она могут быть взяты на мушку этим краткосрочным зрением, выделяющим «странное» в поисках быстрого удовлетворения контрастом с тем, что составляет базовые, повседневные интересы.