Вид инсталляции «Return To My Sleeping Wall» в Клайпеде

Lena Lapschina и её «Стена для сна» 0

12/10/2015
Arterritory.com 

С 7 до 31 октября в Клайпедском центре культуры и коммуникаций выставляется инсталляция «Return To My Sleeping Wall» австрийской художницы русского происхождения Лены Лапшиной (Lena Lapschina, 1965). В современной Европе есть целый ряд художников родом из России, которые прекрасно вписались в контекст новых «стран проживания» и уже больше себя ассоциируют именно с ними. Так и окончившая знаменитую московскую «Строгановку» Лена Лапшина уже давно живёт и работает в Вене и «нижней» Австрии, постоянно участвуя в международных арт-проектах и биеннале. Только в этом году у неё уже было три персональных выставки в Австрии, Швейцарии и США. А до конца 2015-го ей ещё предстоит выставляться в Сербии, Италии и Лондоне. Прежде всего она известна как художник инсталляций, обладающих многозначным, но всегда актуальным подтекстом. Мы расспросили её в экспресс-интервью о подробностях последних работ.

Не могли бы рассказать о своей новой инсталляции, на днях открывшейся в Клайпеде под названием «Return To My Sleeping Wall»?

В основе – идея о движении, начале, попытке. О времени и месте. Consecutio temporum; present continuous and future perfect.

Когда ты меняешь места, в которых находишься, это всегда приносит с собой новые пространства, новых людей, новые языки; новые взгляды и идеи. Ты просыпаешься и внезапно осознаёшь: «Ах, да, я в Балтии», а потом, после установки «Return To My Sleeping Wall», можно отправиться на Куршскую косу, чтобы пробежаться по песку дюн и посмотреть, как местные прыгают в холодную морскую воду. И это – отличный контраст к средиземноморскому побережью, откуда я только что прибыла и где заканчиваю работу для Музея современного искусства в Козенце.

И всё это перемещение всегда связано со стенами. Музейные стены, стены галерей... И с какими-то временными обиталищами.



Я применяю здесь метафору сна в пространстве, разрабатывая парадигму невесомого плавания в экспериментальном кубе Клайпедского центра культуры и коммуникаций. Посетители могут пристегнуть себя ремнями к стене, закрыть свои глаза и начать мечтать, в то время как на их смеженные веки будет проецироваться видео о путешествии в космосе.

Вы в этом году участвовали также в 3-й Мардинской биеннале в Турции. Ваша работа там была связана с языком и письменностью. Почему и как?

Люди могу воображать невероятно многое, когда они просто слышат или читают о чём-то. Но в нынешнее время они просто завалены визуальной информацией, которая отнимает у них силу их воображения. Поэтому я решила нарисовать слова. Ведь слово – это очень простая картина. И в начале было слово.

Мардин – это древней город, в котором живут турецкая, сирийская, армянская и курдская общины – и сирийская граница находится здесь в переделах видимости. Для 3-й Мардинской биеннале я создала серию фресок в общественных местах, основывающихся на повседневных словах из турецкого и курдского языков. Это слова с разнообразными значениями, такими как «брат» и «большой брат», которые складываются в предложения, если пройтись по этим улицам. В ноябре я планирую показать такие фрески и на Мальте, на Мдинской биеннале (Mdina biennale).

Слова кажутся важной частью вашей работы. Ваше видео 2015 года тоже называлось «Слова» («Words»). Какого типа слова там можно увидеть?

«Words» – это моя довольно новая серия коротких фильмов, каждый длится около двух минут. Их связующей нитью стали слова, которые я почерпнула из немецкого языка. Я научилась действительно любить этот язык. Вы можете построить длинные-предлинные прекрасные слова из трёх-четырёх существительных. Наподобие zeitgeist или doppelganger и так далее.

Кстати, на этой недели я собираюсь представить два последних фильма из этой серии – «Schaulust» и «Zugzwang» – на Sluice Art Fair в Лондоне. И мой новый «арт-бук» будет тоже презентован там. Я назвала его «Thoughtbook». С немалым количеством белых страниц.


Вы родились в России, но живёте в Австрии и коммуницировать предпочитаете на английском. Чувствуете ли вы свою принадлежность к какой-то конкретной культуре? Вы русская или австрийская художница?

Если ты вырос в русской культуре, то это невозможно отрицать, поэтому первое предположение вполне верное. Но каждый раз, когда я возвращаюсь в Австрию после заморских выставок и проектов и чувствую себя наконец-то «дома», это говорит в пользу второго варианта.


www.LAPSCHINA.com