Гинтерс Крумхолцс. Фото: Ренарс Деррингс

Латвийские художники о своих автопортретах 0

Выставка «Автопортрет» в рижской галерее «Māksla XO» открыта до 17 октября

06/10/2015 
Паула Лусе
Фото: Ренарс Деррингс

24 сентября в галерее «Māksla XO» открылась выставка «Автопортрет/Self-Portrait». Принять участие в выставке были приглашены 28 современных латвийских художников, и на ней выставлены теперь их автопортреты: это Франческа Кирке, Илмарс Блумбергс, Кристапс Гелзис, Мадара Нейкена, Зане Илтнере, Отто Зитманис, Хелена Хейнрихсоне, Раймондс Стапранс, Гиртс Муйжниекс, Кристианс Бректе, Атис Якобсонс, Яна Брике, Татьяна Кривенкова, Майя Куршева, Иварс Хейнрихсонс, Янис Бланкс, Рейнис Петерсонс, Анна Хейнрихсоне, Анна Афанасьева, Нормундс Браслиньш, Андрис Эглитис, Катрина Нейбурга, Вия Зариня, Каспарс Зариньш, Гинтерс Крумхолцс, Харийс Брантс, Кристапс Зариньш и Ритумс Ивановс.

Чтобы создать автопортрет, каждый художник использовал собственный выразительный язык и различные медиа – живопись, графику, рисунок, скульптуру, фотографию, а также видео.

Поиски идентичности, наиболее доступная модель (натурщик/натурщица), полнота и глубина личного самоощущения и трансформация всего этого в искусство – вот только некоторые из причин того, почему художники создают свои автопортреты. Arterritory.com попытался получить от художников ответ на вопрос, как и почему возникли их работы и что вообще для художника означает создание автопортрета.

Выставка открыта до 17 октября.

 

Художница Зане Илтнере комментирует «Автопортрет с маминой серёжкой»: «Рисовать автопортрет ужасно трудно, с самого начала отбрасываешь первые пять идей, пока не приходишь к той самой, настоящей. И ещё всё время держишь в голове мысль – как бы не показать в своей работе слишком много. Создание автопортрета – это очень интимный процесс, и, по-моему, ухо – тоже очень интимный орган, поэтому я и предпочла изобразить себя именно так. На картине видно моё ухо, в которое вставлена мамина серёжка; вторая потерялась».

 

Художница Франческа Кирке между своими картинами «Автопортрет в цифровом времени» и «Автопортрет без очков»: «По правде говоря, я выбрала совсем простой подход к тому, как изобразить свой автопортрет. Увеличила своё фото на паспорте и придумала, как можно с ним поиграться в компьютере с разными эффектами и пикселями. И тогда уже осталось только это воплотить. В последний раз рисовала свой автопортрет, когда училась в Рижской художественной школе имени Яниса Розенталса, я собой особенно не увлекаюсь. Если не можешь решить какую-то проблему, рисуй себя; но вообще-то для меня это нехарактерно».

 

Художник Кристианс Бректе у автопортрета «Святой»: «Для меня этот год начался под созвездием именно такого автопортрета, ведь мне исполнилось 33 – магическое число. Я проживаю каждый свой автопортрет. В одной работе я изобразил себя с отсечённой головой, в другой – как святого, потом – как мученика, или как я выкарабкиваюсь из могилы. Я понял, что ужасно здорово спустя какое-то время увидеть свой автопортрет, как ты там себя задокументировал».

 

Художница Мадара Нейкена у автопортретов «Эрна» и «Густс»: «Работы “Эрна” и “Густс” родились из других образов, потому что вначале были маленькие фигурки – мужчины с длинными-длинными ногами и девушки, но понемногу я пришла к портретам. До этого я уже писала автопортреты, но более реалистичные, глядя в зеркало, не очень уж импровизируя. По-моему, любое произведение искусства – это своего рода автопортрет, в котором проявляется вот это твоё я».

 

Художница Вия Зариня у автопортрета «Проходя мимо»: «Этот год я начала с того, что нарисовала несколько картин большого формата, в том числе автопортрет. Я могла дать для выставки эту же работу или же попробовать что-то ещё. Решила всё же нарисовать ещё одну. На автопортрете не обязательно следует рисовать лицо или часть лица, чтобы достичь похожести или схватить суть самого художника. Иногда произведение искусства очень точно в деталях, а схожести всё равно нет как нет. Всё-таки всё определяют ракурсы, движения или же что-то неясное, но всё же очень узнаваемое. Вот это я и хотела показать в автопортрете “Проходя мимо”. Силуэт, движение, скорость движения, я как будто скольжу, но меня можно узнать. В сущности, ведь художник в каждую свою работу вкладывает себя, каждая работа художника – в своём роде автопортрет, и не обязательно надо показывать своё лицо. Очень хотелось, чтобы это была мягкая, нежная работа».

 

Художник Каспарс Зариньш у автопортрета «Selfie. 10.09.2015»: «Рассказ совсем простой. Сделать автопортрет, по-моему, “одним махом” трудно, к нему надо подходить изнутри. Считаю, что самый настоящий современный автопортрет – это селфи, так я и назвал свою работу. Настоящим селфи считается, если оно снято на мобильный телефон, а это сделано с таймером, чтобы получить хорошее качество. И фон самой фотографии – это одна моя работа. Считаю, что современный автопортрет – это селфи, и рисовать его нет особого смысла».

 

Художник Ритумс Ивановс у своей работы «Автопортрет»: «Ты всё время сталкиваешься с другими изображениями и часто забываешь именно о себе. Автопортрет в сущности – это reality-check, как ты видишь себя или как пытаешься посмотреть на себя со стороны. Я и раньше писал автопортреты, они нечаянно время от времени приходят сами. У автопортрета – разные мотивации, для некоторых это – способ обобщающего высказывания, для кого-то – поиск формы. В моём случае я делал очень много работ с экрана компьютера. И так я сделал и автопортрет, имитируя фотографию, но рисовал так, чтобы результат немного будоражил ум».

 

Художник Нормундс Браслиньш у своей работы «Автопортрет»: «Я просто смотрел в зеркало и писал для себя, а не специально для какой-то выставки. Этот автопортрет написан много лет назад. Рисовать автопортрет – это тренировка для себя, не нужно мучить ни одну модель, есть возможность рисовать с зеркала, а не с экрана или с фотографии, и это – преимущество. На автопортрете ты можешь разрешить себе всё, что ты не можешь позволить, рисуя других, потому что здесь не нужен пиетет к модели. Для себя ты можешь позволить себе быть таким, каким ты хочешь, идеализировать себя или делать что-то совершенно противоположное».

 

Художник Янис Бланкс у своей работы «Воск, смола, масло»: «Я, создавая эту работу, не раздумывал, только действовал. Использовал интересные техники, масляную темперу, энкаустику, воск, масло, смолу. И вставил в эту мумию себя, а кого ещё я мог вставить? Не знал, успею или не успею закончить. Есть такое ощущение, как будто я взял книгу и не прочёл её, как полагается, а начал с конца. И, может, забрался куда-то слишком далеко».

 

Художница Анна Афанасьева у своей работы «Автопортрет с душой»: «Я – художница, всё время рисующая людей. Писать автопортрет – это очень личный момент. Душа моего автопортрета символично изображена как птица, и тогда выходит, что я выдыхаю душу из себя. А лицо уже совсем не так важно. На всех картинах, на которых я изображала себя, я показываю характер, что, может быть, до конца не удаётся, когда я рисую других людей. На фоне изображения – среда, в которой я живу, пейзаж, который я вижу каждое утро, когда просыпаюсь».

 

Художник Отто Зитманис у своей работы «Слишком постарел в руках, народ не впечатляет»: «Там речь не обо мне. Там речь о святом агнце. Ты можешь посмотреть и подумать. Но он умирает в моей мастерской – религия умирает в моей мастерской».

 

Художник Гинтерс Крумхолцс у автопортрета «Г.Крумхолцс»: «У меня никаких комментариев нет, я ничего не знаю. Действительно нет».

 

Художник Кристапс Зариньш у автопортрета «Палитра»: «Мою работу характеризует безотходная технология. Автопортрет я создавал на уже покрытой кучками краски палитре, пользоваться которой стало уже неудобно, и в такие моменты я обычно эти палитры зарисовываю. Поэтому такие разные толщины, шуточка с трубкой грубовата, зато я попытался написать то, по чему меня можно узнать, – высокий лоб. Работа покрыта лаком, чтобы поверхность выровнялась и ничего не отвалилось».

 

Художница Татьяна Кривенкова у своей работы «Автопортрет»: «У меня сломался подрамник, и я думала, как же сейчас обойтись без подрамника? И на чём можно попробовать новое лучше, чем на самой себе? Хотелось показать себя глубже, не такую реалистичную, а – свою суть».

Художник Андрис Эглитис у своей работы «Картина № 64»: «Я никогда ничего специально не могу сделать, задумал другую работу, но не получилось. В автопортрете есть что-то от того, как ты хотел бы себя показать. Ты определённо относишься иначе к своему изображению в художественной работе, чем когда рисуешь другого человека».

www.makslaxogalerija.lv