Фрагмент экспозиции «Глаз Гляди»

Шёлковые снимки. Галина Маникова 0

24/08/2015
Надежда Лялина
Фотографии: Галина Маникова 

Разговор с фотохудожницей из Норвегии, чья выставка «Глаз Гляди» открыта до 10 сентября в Москве в ЦТИ «Фабрика»

Галина Маникова – совершенно самобытный фотохудожник, её особенно интересуют техники аналоговой фотопечати и появление фотоизображений в непривычном контексте. Она встраивает фотографии в лёд, печатает их на стекле, металле, керамике, а также на пирожных и на шёлковых покрывалах. Её жизнь – это тоже один сплошной поиск, или «сплошной Вавилон», как она сама шутит. Галина Маникова родилась в 1953 г. на острове Сахалин, выросла в Москве, а в 1973 г. эмигрировала в Израиль. В Иерусалиме в 1979 г. окончила Академию искусств «Бецалель». С 1986 г. и по сей день живёт в Норвегии, но постоянно путешествует, работает в резиденциях по всему миру. Номинант многочисленных международных премий и стипендий, художница принимала участие в индивидуальных и групповых выставках в США, Китае, Дании, Норвегии, Голландии, Италии, Израиле и т.д. Галина Маникова специализируется на старых техниках фотопечати не только как художник, но и преподаёт в этой области почти 40 лет. Её проекты – это постоянное продвижение в область неизвестного, в них обычно сочетаются фотоработы, видеоарт, скульптуры, инсталляции. В России свою выставку Галина делает впервые. До 10 сентября в московском арт-кластере «Фабрика» можно посмотреть эклектичный проект Галины Маниковой «Глаз Гляди». Сотрудничеством с «Фабрикой» Галина очень довольна – она говорит, что для подготовки к её выставке здесь «выделили специалистов по полиграфии, по техническому сопровождению, по настройке света, а также бригаду монтажников. Не говоря ещё об информационной поддержке. У меня такого не было ни в Нью-Йорке, ни в Голландии, ни в Италии, ни во Франции. Обычно всегда, конечно, помогают, но не в таком качестве и не в таком количестве».


Фрагмент экспозиции «Глаз Гляди»

Насколько мне известно, вы впервые делаете выставку в России с тех пор, как уехали ещё тогда из СССР, больше 40 лет назад. Как появилась идея выставки «Глаз Гляди»?

Выставка «Глаз Гляди» является частью моего Walls project, которым я занимаюсь уже почти 10 лет. Идея появилась в 2006 году. Я собиралась в резиденцию в Китае, заранее решив сделать выставку The Great Wall. И я поехала фотографировать Великую Китайскую стену. Долго там ходила, мучилась, не знаю, что фотографировала, и решила, что не буду делать никакой «Great Wall», перестало мне это быть интересным. И я сделала другую The Great Wall – из шёлка. В полотнах шёлка я прожгла дырочки, чтобы все посетители выставки могли вкладывать туда свои пожелания. Все записки я собрала, отсканировала и выложила на специально созданный мною сайт The Great Wall of Wishes. Второй частью проекта стали фотопортреты людей, отпечатанные на хлопке, они тянулись одной сплошной линией вдоль стен галереи. Тех, кого фотографировала, я попросила прямо на портрете сбоку написать пожелание.

После Китая я делала этот проект ещё в Норвегии в Осло, в Голландии, во Франции, в Италии, в Германии, в Нью-Йорке и опять в Осло. Получается восемь мест и семь языков. И теперь ещё в России.

За 10 лет набралось около 200 портретов из разных стран и сотни пожеланий на семи языках.

Выставка трансформировалась за эти годы?

Она меняется каждый раз, в зависимости от страны, от пространства зала. Для каждого места я создаю новую часть экспозиции, которая, на мой взгляд, отражает атмосферу в стране, олицетворяет какую-то её символическую сторону. Постоянными составляющими остаются портреты людей и шелковая «стенка пожеланий».

В Китае я сосредоточилась на образе феи-китаянки, которая должна добиться исполнения всех пожеланий с моей The Great Wall. Это была фотография серьёзной девочки с защитной маской на лице. В Китае из-за большого количества производств плохая экология, и эта маска ей нужна, чтобы спастись от загрязнённого воздуха. Изображения «феи» и китайских иероглифов я печатала на шёлке старым способом цианотипии, он даёт красивый голубой оттенок.

Для России я сделала серию шёлковых полотен с изображением глаза и видео на эту же тему.

Почему для этой выставки в России вы использовали символику «глаза»?

Лицо человека, выражение лица – это очень важно, но самое главное – глаз: «глаза – зеркало души», это основной символ нас самих. И я считаю, что в России символ глаза имеет очень много наслоений: глаз – потому что мы любопытные, глаз – потому что мы всё время чего-нибудь боимся, глаз – потому что мы всегда глядим, потому что всё время на нас кто-то глядит, кто-то за нами все время глядит.

А основная причина, почему я начала работать с фотографиями глаз, в том, что у меня у самой есть проблемы с глазами: я постепенно теряю зрение, и сколько ещё смогу продолжать всем этим заниматься, я не знаю. Глаз для меня сейчас – это абсолютная фиксация, потому что слепой художник – это тяжелый случай, особенно фотограф.


Галина Маникова

Как вы организовали экспозицию выставки «Глаз Гляди»?

Всё пространство зала я заполняю своими работами. Это единая инсталляция, и её вид постоянно меняется в зависимости от того, с какой точки вы смотрите. При входе вы видите множество изображений глаз – это шёлковые полотна, которые я делала специально для этой выставки. В конце зала висят белые полотна The Great Wall с дырочками для пожеланий. На эти полупрозрачные полосы шёлка проецируется цветное видео, где основная тема тоже – глаза. Видеоряд распадается по разным плоскостям, так что только с определённой точки вы сможете понять, что это за фильм. А в основном вам будут видеться какие-то цвета, переливания, смутные очертания. Когда вы попадаете в эту зону, фильм проецируется и на вас, и вы становитесь его частью и частью всей выставки.

Вдоль стен располагаются четыре огромных полотна с нашитыми на них портретами. Поскольку я летела в Россию на самолете и, можно сказать, выставку везла с собой, то подрамники от всех 200 портретов пришлось снять. Мне не было жалко, потому что на тот момент я приняла решение закончить этой выставкой мой десятилетний Walls project.

Ещё в зале стоят стул и стол, на котором я оставила записку: «Пожалуйста, напишите ваше пожелание и вложите в одну из дырочек на шелках». Все пожелания я выложу на своём сайте The Great Wall of Wishes, там уже есть записки на семи языках, русский будет восьмой. Там же я размещаю и фотодокументацию с выставок. Эта «стена», как и мой персональный сайт www.galina.no – мои произведения в области computer art, я делала их сама на основе платформы flash.

Вы будете показывать эту выставку ещё где-то?

Да, после того, как в интернете появился анонс «Глаз Гляди», мне пришли приглашения ещё из трёх мест в Европе. И я не могу отказаться, всё-таки была проделана большая работа, хочется показать ещё где-то.


Фрагмент экспозиции «Глаз Гляди»

Расскажите, как устроен весь процесс изготовления полотен с изображением глаз.

Процесс долгий и трудоёмкий. Я использую очень старую методику фотопечати. Начинаю с того, что сама изготавливаю фотоэмульсии по своим собственным рецептам.

В моём случае изображение наносится на большие полотна натурального шёлка, и чтобы сделать такого размера отпечатки, качество фотографии должно быть очень высокое. Поэтому я использую крупноформатную камеру с негативом 40 х 50 см. После съемки я оцифровываю полученный негатив в специальной лаборатории. Потом увеличиваю его на компьютере и печатаю на прозрачной плёнке с помощью широкоформатного принтера. Размеры негативов достигают 1,5 х 1,5 метра.

Затем я в темноте наношу светочувствительную эмульсию на ткань. Ткань и негатив выкладываются на доску размером 2 х 2 метра, а сверху накрываются стеклом. Потом всё это нужно вынести из темноты на свет, тогда негатив засвечивается на солнце и получается отпечаток на ткани. После этого можно проявлять изображение, опуская шелк поочерёдно в три специальных раствора. И в конце – сушка, утюжка и шитьё.

Чтобы сделать вручную почти четыре десятка таких полотен, я потратила много сил и времени, но получилось именно то, что я хотела.

Можно сказать, что такие фотоотпечатки имеют уникальный характер?

Да, даже если их делает один и тот же человек, они будут разными. Если, например, сегодня я полна сил, то беру кисточку и наношу эмульсию довольно энергично – у меня получается один результат, а если на следующий день вялая и еле вожу рукой – получится другая работа. Многое зависит от того, какую я химию намешаю, какого цвета и оттенка будет эмульсия. Хорошо видно разницу на моих «хлопковых» фотопортретах: у них разный характер исполнения, разнятся цвета, их интенсивность, и от всего этого зависит общее настроение каждого портрета.

Я, конечно, не единственная, кто использует такой старый метод печати. Но, насколько я знаю, до меня именно таким образом, в таком количестве, в таких вариациях этого всего не делал никто. В этом преимущество такого рода работы, когда каждый этап делается вручную. Получается что-то уникальное, потому что каждый делает по-своему, как-то немножко иначе.

Как вы выбираете ткани для своих работ?

Прежде всего, ткань должна быть натуральной, потому что синтетическая не впитает эмульсию. В проекте «Глаз Гляди» для отпечатков изображений глаз мне нужно было что-то лёгкое, прозрачное, поэтому я использовала натуральный шёлк.

Почти весь мой шёлк я привезла из Китая. Мне нравится, что полотна разных форматов, цветов, некоторые даже с дефектами, но это придаёт им определённый характер. На ткань разного качества одна и та же эмульсия ложится по-разному.


Walls project в Китае

Как по ощущениям делать впервые выставку в России?

Я, конечно, очень переживаю. Я уехала из России в 1973 году и потом 20 лет не могла попасть обратно. Только с 90-х гг. я стала регулярно приезжать в гости к родственникам, раз в несколько лет. Мне как-то и в голову не приходило что-то здесь делать. А в июле прошлого года я решила погрузиться в культурную жизнь Москвы: много ходила по выставкам, встречалась с разными художниками, изучала, что здесь происходит, о каких темах идут дискуссии. Мне стало очень интересно и захотелось то, что я делаю, показать именно здесь.

Художнику важно быть понятым, ведь я всё это создаю не только «для своего удовольствия», а чтобы люди пришли, увидели и сказали, что они думают. К тому же это не анонимная выставка, в России у меня есть родственники, друзья, знакомые, которые тоже придут. С Россией меня связывает много нитей, одна из них – русский язык, на котором я так люблю говорить. И поскольку я планировала, что выставка «Глаз гляди» будет последней в серии Walls project, для меня важно было завершить всё это именно здесь.

Ещё когда я сюда собиралась, то думала о том, что не хочу никого провоцировать. Я не особо в курсе того, что в России сейчас происходит, я не слежу за политикой. Меня это не интересует, я занимаюсь скорее общечеловеческими темами.

В общем, выставка в России для меня большое событие и большое переживание во многих смыслах. И зал мне предоставили такой большой.

Вы говорили, что символ «глаз» для вас сейчас «абсолютная фиксация». Планируете ли вы продолжать и развивать эту тему?

Да, и, если честно, в голове у меня уже следующая выставка. Портреты на хлопке я больше выставлять не буду. То есть останутся только глаза, и я ещё хочу представить их объёмными.

Наш глаз устроен как фотоаппарат, в нём диафрагма – это зрачок, внутри есть линза – хрусталик, стекловидное тело. На сетчатку проецируется поступающее изображение как на матрицу или пленку, а наш мозг – это компьютер, обрабатывающий информацию. Но как объект глаз – это круглая линза. И я решила сделать глаза из настоящих линз. В Германии я нашла линзы большого размера, в диаметре до одного метра. Я хочу сделать скульптуры из таких линз и металла. Линзу будет оформлять металлический каркас, придающий ей продолговатую форму глаза. Такие скульптуры будут отражать висящие вокруг полотна с глазами, преломлять и деформировать всё окружающее в изображение нового формата.

 


«Ледяная весна», («Spring ice»), проект в Норвегии в 2009-ом году

Фотография – ваша профессиональная область, и вы преподаете в этой сфере уже много лет. А какие имена повлияли на вас и то, что вы делаете?

Есть много людей, которые в свое время на меня произвели большое впечатление, сформировали мои взгляды. Но для меня есть два больших имени. Диана Арбус – известный фотограф 60-х годов, женщина, которая начинала с работы фоторепортёра для газет и журналов, а позднее стала снимать странных людей, инвалидов, бездомных, двойняшек. Её работы – это действительно величина, она сформировала многие поколения фотографов.

По её стопам шёл и другой мастер – Джоэл-Питер Уиткин. Он занимался постановочной фотографией, довольно кошмарной по содержанию. Но его работы феноменально сделаны, продуманы до мелочей, там качество, техника.

Конечно, я очень люблю экзистенциальную фотографию. В 70-х годах существовало движение, которое называлось «пикториализм в фотографии», это было такое возвращение к живописи. Использовались специальные техники съёмки и печати. Фотография не должна была быть чёткой и резкой, наоборот, она могла быть совершенно смазанной, неправильной, непонятной, но при этом вы чувствовали, насколько она полна жизни, эмоций.

 
«Куб» («Cube»), с 2000-го года и по сей день Галина Маникова создаёт разнообразные скульптуры в этом формате

И в конце абстрактный вопрос, но всё же – что для вас главное в вашем творчестве?

Все свои работы и выставки я делаю сама, своими руками, от начала до конца. Поэтому для меня важна тактильность, внешняя составляющая, техника исполнения. У меня есть много концепций, но я считаю, что этого недостаточно. Выставка, проект, сама работа должны быть от меня независимыми, иметь собственную логику, жить своей жизнью. Любое хорошее произведение искусства многослойно во всех отношениях. Ты можешь бесконечно смотреть, изучать, пытаться понять, но каждый раз открывать что-то новое или видеть иначе.

 

Галина Маникова
www.galina.no
www.wailingwall.no
www.underslottsfjellet.no

ЦТИ «Фабрика»
www.fabrikacci.ru