Лукаш Ясански и Мартин Полак. Работа из серии «Цветная фотография». 2010

«Тонкий юмор, или они и вправду такие странные»? 0

Художник Иварс Гравлейс привёз в Латвию выставку известных чешских фотографов | Экспресс-интервью

19/08/2015
Рита К.Зумберга

Выставка Лукаша Ясански и Мартина Полака «Цветная фотография»
Зал скульптуры Дворца культуры ВЭФ, Рига
10–24 августа, 2015

Уже неделю в рижском Дворце культуры ВЭФ (своеобразном наследии стиля советского эклектизма 1960 года постройки) можно посмотреть насыщенную иронией выставку «Цветная фотография», авторы которой – Лукаш Ясански (Lukáš Jasanský, 1965) и Мартин Полак (Martin Polák, 1966) – одни из самых признанных современных чешских фотохудожников. Они работают вместе с 1985 года, и их творчество зачастую расценивается как продолжение традиций чешской авангардной фотографии – подход фотографов опирается на выбор банальных повседневных тем и преднамеренную нескладность, к тому же, играя с восприятием зрителя, они зачастую используют для презентации своих работ маргинальные и непопулярные места. Всё это заставляет посетителей задуматься, не являются ли художники просто фотолюбителями.


Лукаш Ясански и Мартин Полак. Работа из серии «Цветная фотография». 2010

Замысел выставки куратор и художник Иварс Гравлейс вынашивал давно, и вот он реализован, став при этом частью большого проекта «Между фотографом и (не)фотографом», который экспериментирует с художественной ценностью и качеством фотографии в различных контекстах культурной среды. Поэтому в начале экспресс-интервью Arterritory.com Иварс Гравлейс облегчённо вздыхает – экспозиция успешно открыта, чешские фотографы после вернисажа уже отправились в путь домой, можно начинать думать о новых планах.


Лукаш Ясански и Мартин Полак. Работа из серии «Цветная фотография». 2010

Когда мы созванивались, ты сказал, что «Цветная фотография» в настоящий момент – самая лучшая выставка в Латвии. Почему и всем остальным стоило бы присоединиться к этой точке зрения?

Конечно, так заявить было довольно претенциозно, но, на мой взгляд, да, это – лучшая выставка в Латвии. Пожалуй, только членам фотоклуба и фотолюбителям она могла бы показаться плохой выставкой, если рассуждать в контексте жанра натюрморта. Жанра, к которому часто обращаются и сами члены фотоклуба, где эстетика очень близка к живописи; в их понимании эти кадры несовершенны – композиция совсем не такая, какой она по их представлениям должна быть. И выбор предметов, и другие детали не кажутся им правильными, чего-то здесь слишком много или, наоборот, слишком мало оставлено в кадре.

Ещё мою субъективную уверенность в качестве выставки поддерживает чувство, что при взаимодействии трёх элементов – советской постройки Дворца культуры ВЭФ со всем его контекстом (ведь это и резиденция фотоклуба «Рига»), тамошнего Зала скульптуры и этих чешских фотографий – создаётся великолепный синтез, выставка-инсталляция. И хотя определённый замысел у меня в голове был, в конце концов всё получилось ещё лучше, чем было задумано.


Вид экспозиции «Цветная фотография» в Зале скульптуры Дворца культуры ВЭФ. Фото: Иварс Гравлейс

Как всё начиналось, почему именно Лукаш Ясански и Мартин Полак оказались в твоём кругу интересов?

Я этих чехов знаю уже давно, мне всегда нравились их работы – они, работая совместно с 1985 года, создали уже около 20–30 фотосерий. Но поворотным пунктом стал тот момент четыре года назад, когда я оказался на их выставке в маленькой пражской галерее Jelení, где были экспонированы именно эти крупноформатные снимки из «Цветной фотографии». Тогда я понял, что они очень удачно выбрали тему и чрезвычайно успешно её решили. В то же время в случае той выставки сыграл свою роль ещё один хороший фактор – помещение галереи находилось на нижнем этаже жилого дома, и они таким путём планировали заполучить к себе широкую публику. Ведь кто обычно ходит на выставки современного искусства? Простые люди на них не ходят. Но на эту выставку пошли не только жители этого дома и соседи, её очень высоко оценила также интеллектуальная и художественная среда.

Видя, как они разыграли пародию на эстетику фотоклуба, я решил, что их надо непременно привезти в Латвию и выставить в контексте нашего собственного фотоклуба – чтобы отечественные любители пришли и сказали: «Что это за крутые чешские фотографы, они ведь даже фотографировать не умеют!» Это – мой замысел: взять современных художников и поместить их в среду, где их работа не будет по достоинству оценена. Впрочем, это не было главной целью, с другой стороны, хотелось и посмотреть, как сюда придут представители арт-среды и станут оценивать другие качества этой выставки – не только композиции снимков, но и всю экспозицию в целом.

А члены фотоклуба действительно так реагировали?

Вообще приблизительно в середине 70-х и 80-х годов в среде отечественных фотографов одним из главных источников информации был фотожурналČeskoslovenská fotografie, поэтому фотография Чехословакии казалась нам как бы фундаментальной и очень-очень ценной. И вот они с подобным видением приходят на эту выставку, смотрят – и ничего такого там нет! Все их представления разрушены. «Раньше было лучше!» (Смеётся.) И хотя я слышал отличные отзывы от студентов Академии художеств, на открытии было несколько случаев, когда посетители сразу после главной речи задавали вопросы и, показывая пальцем на фото, громко высказывали разочарование и критиковали увиденное.


На открытии «Цветной фотографии» чьё-то громкое разочарование куратор Иварс Гравлейс запечатлел и в видеоформате

Как бы ты охарактеризовал «Цветную фотографию» и работу самих чешских авторов? Что в ней захватило тебя как куратора?

То, что мне нравится в Ясански и Полаке, – они умеют балансировать. При первом взгляде на их работы кажется, что они – фотолюбители, которые нафоткали какие-то кувшинчики, вазочки... Когда приглядишься, понимаешь, что всё тут не так просто – здесь есть и ирония, и пародия. И при этом нельзя до конца определиться – это художественная фотография или что-то другое? И они вправду какие-то неопределимые – ни в каком смысле не относятся ни к художественным фотографам, ни к любителям.

И так же обстоит дело во многих их фотосериях, где мы видим также своеобразный выбор тем: у них есть такая серия «Посёлки»– какие-то скучные, снятые в чёрно-белой технике, невыразительные деревенские дома. Ещё есть серия «Парни», где, в свою очередь, сфотографированы стоящие на улицах какие-то мужчины. Затем серия с машинами, где также в общем-то нет глубокого смысла. Этот метод настолько своеобразен, что ты не можешь понять: это тонкий юмор или они действительно такие странные? (Смеётся.)


Лукаш Ясански и Мартин Полак. Работа из серии «Цветная фотография». 2010

В то же время ты упомянул, что для обоих чешских фотографов очень важно само место проведения выставки.

Да, вот и пять лет назад мы с чешской художницей Петрой Петилет осознанно делали выставку «Что такое “чешское” искусство?» в Доме культуры Ильгюциемса, хотя почти третья часть из тех двадцати пяти авторов в Чехии являлись лауреатами Премии Халупецки, которую можно сравнить с Премией Пурвитиса для молодых художников в Латвии. Такое «нескладное» место для выставки придаёт другую атмосферу, это не центр Риги, это окраина. Вот так же и этим двум чешским фотографам очень нравится выставляться в маргинальных местах, что в своём роде является как бы продолжением их стиля. Послав им фотографии помещений ВЭФа, я получил ответ: «Супер, мы едем!» Как оба позже с радостью признали, никогда до сих они пор не выставлялись в более подходящем месте. Я был даже немного огорошен – они два дня очень серьёзно работали над тем, чтобы придумать, на какой стене повесить каждую из фотографий: «Ага, эта скульптура вот такая и такая, повесим около неё вот это фото». И всё это для того, чтобы выставка работала как инсталляция.


(Слева направо) Лукаш Ясански и Мартин Полак в Зале скульптуры Дворца культуры ВЭФ. Фото: Иварс Гравлейс

Размещение, соответствие интерьеру… Очень впечатляет, что фотографии работают. Меня больше всего тронули те работы, которые перекликаются с латвийским ремесленничеством – есть глиняный кувшин, винная бутылка, обвитая сеточкой, глиняные посудины с трубкой, а также композиция с геометрическими деревянными фигурами; в свою очередь, членам фотоклуба понравился акт. Латыши свои отсылки найдут. (Смеётся.) И при подготовке выставки произошло отличное совпадение – одновременно в расположенном рядом зале проходил концерт какого-то фольклорного коллектива, и, когда молодёжь танцевала в народных костюмах, всё просто гениально перекликалось друг с другом. В ходе всего процесса было много элементов, создавших отличную ауру.


Лукаш Ясански и Мартин Полак. Работа из серии «Цветная фотография». 2010

Часто встречаясь с чешскими фотографами, заметил ли ты какие-то отличия от работ латвийских авторов?

Если анализировать латвийскую фотографию, то здесь последние тенденции наблюдаются среди тех фотографов, которые уезжали учиться за границу. В Англию, Германию. Они сейчас уже начали работать с совершенно другой эстетикой, у которой нет корней в местном, латвийском контексте. Поэтому, обобщая, можно сказать, что между молодыми фотографами по всей Европе больше нет таких уж существенных различий – ведь и чехи точно так же едут учиться в другие места, и в конце концов, перенимая западные тенденции, мы все становимся немного на один лад.

Однако кое-что всё же можно выделить: в Латвии молодые авторы по-прежнему очень часто спекулируют на постсоветской ситуации – заметна тематика 90-х годов, под разным соусом исследуются реликты советских времён, что в своём роде понятно, потому что это – довольно востребованная тема на Западе. Однако одновременно такие старания выглядят почти как исполнение заказа; остаётся надеяться, что работы покажутся интересными и за пределами Латвии. В Чехии тоже кое-что в этой области в своё время делалось, но это так сильно не бросалось в глаза. Там скорее развивалась игра с самим медиа. Фотография больше не служит средством выражения для того, чтобы что-то сказать – показать уличную ситуацию или композиции натюрмортов. Скорее происходит обыгрывание – а что такое реально сама фотография? Так же как в ХХ веке, когда само искусство стало темой для искусства.

А ты можешь назвать несколько примеров такого самонацеленного рассмотрения медиа?

Скорее, идёт анализ того, что же такое на самом деле фотография, какова с ней ситуация сегодня и теперь и как меняется её осмысление с течением времени. Например, многие фотографы могут теперь использовать Google Street View и берут снимки оттуда, другие авторы пускают в дело информацию с камер наблюдения; происходит «разбор» любительства – ситуация, в которой каждый может фотографировать и публиковать картинки в сети.

Для меня в этих примерах представляется симптоматичным, что в настоящий момент уже не так важен автор фотографии.

Да, не важен. Примерно полгода назад я читал статью искусствоведа и преподавателя Школы РодченкоЕкатерины Дёготь, где она делает набросок интересной ситуации, с которой она столкнулась, читая лекции и фотографам, и тем, кто занимается современным искусством. Те, кто изучает именно фотографию, стараются научиться самому процессу, решают композиционные проблемы, но по-настоящему не понимают, как представить конечный результат в контексте современного искусства; поэтому особенно раздражающим кажется им поведение тех студентов, которые изучают искусство, – они же не умеют фотографировать, но не стесняются просто брать изображения, иногда чужие, хоть и не профессионально снятые, и устраивают выставку! К тому же мощную и такую, которая срабатывает.

Кроме того, сейчас наблюдается интересная ситуация с white cube, или белым помещением галереи, которое на деле уже больше не работает. Конечно, этот формат, по-моему, останется, выставке всё-таки нужна работа с помещением, но в то же время – сколько человек приходит на открытие и сколько человек может посмотреть эти работы в интернете? Поэтому и для самых современных художников ситуация меняется, и всё равно надо будет думать, как работать дальше...


Иварс Гравлейс. Фото из личного архива

jasansky-polak.svitpraha.org