Фото: Regina Gallery

Знаки на окнах. Иван Чуйков 0

21/04/2015
Arterritory.com 
Фотографии: Regina Gallery 

Иван Чуйков. ЗНАКИ, б/у
Галерея «Риджина», Москва, 16 апреля – 16 мая, 2015

Серия «Окна», начатая художником Иваном Чуйковым (1935) в 1967 году, со временем стала его настоящей «визитной карточкой», это постоянно видоизменяющаяся метафора границы между искусством и жизнью, художником и миром. Сейчас в Москве она нашла своё новое продолжение на выставке «ЗНАКИ, б/у» в галерее «Риджина», которую связывает с Иваном Чуйковым давнее сотрудничество – точкой отсчёта стала выставка 1992 года «Теория отражения». Творчество художника уже многие годы имеет статус музейного и высоко оценивается со стороны специалистов и коллекционеров. Большие ретроспективные выставки в Государственной Третьяковской галерее (1998) и Московском музее современного искусства (2010) познакомили зрителя с работами Ивана Чуйкова за многолетний период творчества. Девять новых работ, экспонированных на нынешней выставке, представляют собой девять частей одного полотна, на котором изображены легко узнаваемые знаки. Именно благодаря выбранной форме и фрагментарности изображения автору удаётся добиться эффекта движения фигур в пространстве. 

«Работая с идеологическими знаками, Чуйков указывает на их смысловую несостоятельность, пустоту. Присвоение одного и того же знака различными, иногда враждебными друг другу организациями превращает его в идеологически амбивалентную субстанцию. Будучи бесконечно интерпретируемым, знак утрачивает своё символическое значение, перестаёт означать что-либо, становится бессмысленным. Помещая нейтральные знаки рядом с идеологическими, художник ещё раз подчёркивает безыдейность последних», – так считают организаторы выставки «ЗНАКИ, б/у».

Мы переслали художнику, живущему теперь в Германии, в Дюссельдорфе, вопросы нашего экспресс-интервью, и он любезно согласился на них ответить.

 

Что для вас означают окна? Почему вы выбрали их как поверхность для своих изображений? Поменялось ли что-то в вашем восприятии окон с 1967 года? 

Об окнах и я, и другие писали уже очень много. Не хотелось бы повторяться. Достаточно сказать, что, во-первых, это readymades, реальность. А во-вторых, окно – овеществлённая метафора взгляда. И то, и другое было существенно для того, чтобы посмотреть, как живут знаки. В данном случае для меня важно было то, что знаки на стекле, на прозрачной поверхности были не закреплены, а плавали в пространстве. На это же работала и их фрагментарность. Меня интересовало именно это, и благодаря тому, что я много работал с окнами, я увидел эту возможность заниматься знаками, не закрепляя их, не фиксируя на плоскости то, во что давно уже вкладываются самые разные и часто противоречивые смыслы. Плавая в ментальном пространстве, будучи адаптированными самыми разными социальными группами, попадая в разные контексты и взаимодействуя с ними, знаки теряют фундаментальность, необходимую однозначность.

Из каких знаков (нанесённых на окна) состоит выставка? Насколько они соотносятся с окружающим миром? 

В серии разные знаки: указующие (типа дорожных), знаки принадлежности (например, к искусству), идеологические, знаки препинания (эмоции) и придуманные (ничего не обозначающие). Конечно, меня в первую очередь интересовали идеологические. Именно с ними происходят трансформации, изменения смыслов. Наполняясь в разных ситуациях разными смыслами, они в конце концов теряют всякий символический смысл, но напитавшись энергией бесконечного использования, обретают страшную, магическую силу. И именно поэтому их так охотно присваивают и используют. Было интересно узнать, сохранят ли они эту силу, будучи помещены в среду, в контекст знаков совсем другого назначения – именно в этой среде и происходит жизнь знаков. Во всяком случае, изображая эти знаки, я чувствовал эту энергетику, а некоторые в процессе работы, когда ты рисуешь их собственными руками, вызывали просто ужас (например, свастика, не показанная на выставке в виду принятого недавно в России закона).

Собственно, это далеко не первая моя работа со знаками и часто именно идеологическими, но только в этой работе речь идет об изменчивой жизни знаков в процессе истории, о конечной бессмысленности их и магической силе.

И мне очень интересно, как воспринимается и понимается эта серия (вернее одна работа из девяти частей) с иной точки зрения. 

Почему, на ваш взгляд, концептуальное искусство всё ещё настолько интересно? Можно ли сказать, что всё актуальное искусство так или иначе концептуально или постконцептуально? 

Я не уверен, что я настолько концептуалист, чтобы отвечать на такие вопросы. Не знаю, актуально ли ещё искусство, называемое концептуальным, и сколь долго оно ещё может быть актуальным. Мне кажется, что пока художники будут думать о том, что это такое – их занятие, будут подвергать сомнению и испытанию это занятие, оно и будет концептуальным.