Постер выставки

8 мая. День латвийского орнаментализма в Венеции 0

08/04/2015
Arterritory.com

8 мая станет весьма насыщенным днём для актуального искусства Латвии. Во-первых, в рамках 56-й Венецианской биеннале искусства в Арсенале будет открыта национальная экспозиция Латвийской Республики, а во-вторых, уже в рамках официальной Параллельной программы биеннале откроется выставка «Орнаментализм. Современное искусство Латвии. Премия Пурвитиса», которую готовят агентство культурных проектов Indie и портал Arterritory.com в сотрудничестве с Секретариатом президентства Латвии в Совете Европейского союза. Утром этого же дня организаторы обеих этих выставок пригласят гостей биеннале на завтрак в легендарном Cafe Paradiso, где будет представлен и второй выпуск журнала «Беседы с коллекционерами». Всё это произойдёт 8 мая, а сегодня в рижском «Арсенале», в одноимённом выставочном зале Национального художественного музея, прошла пресс-конференция, посвящённая «Орнаментализму». 

 

ОРНАМЕНТАЛИЗМ. Современное искусство Латвии. Премия Пурвитиса

Эта выставка расположится в одном из зданий монументального и впечатляющего Арсенала, строительство которого было начато в Венецианской республике около 1104 года и который вместе с Giardini стал одной из центральных артерий Венецианской биеннале искусства. В составляющем неполных 800 квадратных метров помещении, достигшем почтенного возраста в почти тысячелетие и носящем обозначение Tesa 99, будут представлены работы художников Латвии, часть которых была создана специально для этой выставки. Экспозиция включена в официальную Параллельную программу 56-й Венецианской биеннале искусства.

Отбором художников занимался обладающий широкой международной известностью российский куратор и теоретик искусства итальянского происхождения Виктор Мизиано, ставший в последнее время частым гостем Латвии. Свой выбор он основывает на стремлении продемонстрировать выдающиеся явления искусства Латвии, которые подчеркнули бы территориальные, национальные и ментальные особенности мышления и одновременно представили Латвию как яркую составную часть общности мирового искусства.


Справа налево: Селга Лайзане, Дайга Рудзате, Виктор Мизиано и его переводчица. Фото: Arterritory.com

На пресс-конференции он сказал: «Я не хочу фольклоризировать современных художников Латвии, поэтому, когда я говорю об орнаментализме, я не имею в виду присутствие национальной музыкально-прикладной традиции в работах современных художников. Я имею в виду в первую очередь другое – то, что бросается в глаза – они с особой остротой переживают „искусственность” искусства. С особым вниманием относятся к самоценности художественного произведения. И это, надо сказать, вещь довольно уникальная. Мои первые впечатления даже были для меня несколько разочаровывающими. Беседуя со многими художниками в Риге, я пытался понять, почему здесь почти нет отзывов на мейнстрим, который до самых последних пор был представлен по всей Европе и с особой истовостью реализовывался как раз в восточноевропейских странах, которые через причастность к мейнстриму хотели доказать свой комильфо. А именно – в латвийском искусстве я не увидел никакого интереса к критическому искусству, к так называемой criticality, к пониманию искусства как рода социально-политического активизма. Т.е. это всего, по крайней мере, программно, ясно, отчётливо, я в латышском искусстве не увидел. А увидел противоположное – особое удовольствие от того, что искусство не есть criticality, не есть желание провалиться в жизнь, провалиться в реальность, а наоборот – это что-то само по себе, что-то „искусственное”, сделанное, тщательно отработанное. И если сначала это меня несколько разочаровало, потом как раз это мне показалось очень интересным. Как наличие очень самостоятельной творческой, художественной, культурной судьбы. И присматриваясь внимательнее и внимательнее к работам художников, я увидел, что за этой невероятной чувствительностью к форме реализации работы (причём не в ремесленном смысле – речь идёт о поэтике, о логике реализации) просвечивает интерес к другим очень важным и совсем не рукодельным вещам. А именно к проблематике онтологии, т.е. проблематике того, как организован мир в своих базисах, первичных началах. Каждая работа – это как бы некая модель мира. Орнаментальность индвидуальной авторской поэтики и каждого отдельного произведения несёт в себе картину организации бытия, мира. И это открывает латышское искусство очень актуальному на сегодняшний день повороту современной мысли, которая тоже обращается сейчас к онтологическим вопросам. Может быть, это совпадение связано с тем, что любые, даже сломанные часы два раза в сутки показывают правильное время. (Смех в зале.) Но может быть, это связано с тем, что не следуя такой восточноевропейской конъюнктуре, здешние художники смогли почувствовать раньше других какой-то очень важный поворот в современных концептуальных интересах. Вырисовывается открытость латышского искусства широким, базисным, мировоззренческим вопросам.

Один из мыслителей, философов, которые рисовали онтологическую картину мира как орнамент, был Лейбниц. Лейбниц говорил о том, что мир организован орнаментально. А элементы этого орнамента – это монады, а монада – это нечто, абсолютно замкнутое на себя. И надо сказать, что это очень похоже на то, как организован художественный мир в Латвии. Мне, признаться, кажется, что латышским художникам совершенно неинтересен международный контекст, им вообще не очень интересны другие художники, живущие рядом с ними, в первую очередь им интересны они сами. Они как монады, и это тоже очень здорово. Потому что, с одной стороны, в этом можно увидеть слабые стороны, с другой стороны, в этом можно увидеть очень сильные стороны. Это говорит о том, что Латвия не провинция – это провинциальные страны с особым болезненным интересом следят за тем, что происходит на больших мировых сценах. А этого здесь нет. Латвия – скорее периферия, вполне себе самодостаточная, причём на персональном уровне…

Лейбниц именно так описывал барочную картину мира – абсолютно самодостаточные элементы, которые через определённую божественную музыку, через ритмы, через то, как они вибрируют между собой, выстраивают общий орнамент. И вот именно через Лейбница я сформулировал для себя то, что увидел в Латвии. И именно так мы с архитектором выставки Мартиньшем Визбулисом попытались организовать экспозицию в этом замечательном пространстве в Венеции. Мы старались создать некие острова, замкнутые миры с очень сильными индивидуальными, замкнутыми на себя работами, многие из которых даже внешне похожи на бункеры. Это монотические пространства, которые через правильное распределение, через свет, через внутреннюю логику очень тайными, скрытыми и в то же время очень поэтичными отношениями связываются между собой. Это действительно та выставка, которую имеет смысл смотреть, представитель довольно редкого рода выставок, которые не могут быть исчерпаны чтением пресс-релиза. Мы с художниками старались, чтобы это было именно так».

 
 Фото: Arterritory.com

Основывающийся на понятии орнаментализма концепт выставки выкристаллизовался из разговоров и дискуссий об их искусстве с самими художниками. Экспозиция, безусловно, опирается на опыт и наработки наиболее престижной награды в современном искусстве Латвии – Премии Пурвитиса, чьи организаторы уже на протяжении восьми лет отслеживают художественные процессы в стране. Разные направления творческого мышления и разнообразные формы выражения современного искусства Латвии представляют лауреаты Премии Пурвитиса и её номинанты: Андрис Эглитис, Иева Эпнере, Микелис Фишерс, Кристапс Гелзис, Роман Коровин, Гиртс Муйжниекс, Катрина Нейбурга и объединение «Орбита».

 

 

Выставку можно будет посмотреть до 22 ноября этого года, комиссар проекта – Дайга Рудзате. 

 

БЕСЕДЫ С КОЛЛЕКЦИОНЕРАМИ.
Выпуск
II

Одновременно с открытием экспозиции Латвии портал Arterritory.com выпустит в свет второй выпуск ежегодного издания «Беседы Arterritory с коллекционерами», в котором собраны интервью с 11 влиятельными коллекционерами искусства со всего мира.

Герои журнала – очень разные люди: это личности и разного возраста, и с разными взглядами на современность. Например, Ален Серве – страстный «твиттерщик» на темы искусства, и у тех, кто «следит» за ним в социальных сетях, возможно, даже нет необходимости использовать другие источники информации, чтобы узнать, что в настоящий момент в самом эпицентре внимания мира искусства. В свою очередь, Эджидио Марцона считает, что порядок в мире был навсегда утрачен с изобретением факса, и для коммуникации не использует ни э-почту, ни SMS. Связь с ним возможна только по телефону или в формате классических бумажных писем.

Однако какими бы разными ни были эти люди, существует и что-то, что всех объединяет. И это не только настоящая страсть к искусству, но и способность фокусироваться, направлять внимание и энергию на конкретную цель, которую они сами себе поставили. У всех наших героев есть своё видение, своя идея, которую они стараются претворить в реальность. «Должна быть специализация, вы не можете заниматься всем, так ничего не выйдет», – говорит Жан Пигоцци.

Из бесед с коллекционерами Жилем Фуксом, Игорем Цукановым, Рютаро Такахаши, Джулиано Гори, Юлией Стошек, Аленом Серве, Жаном Пигоцци, Янисом Зузансом, Такео Обуяши, Изабеллой Магт и Эджидио Марцоной можно не только подробнее узнать о собраниях действительно выдающегося искусства и арт-тенденциях последних лет, но и открыть для себя то, как искусство и страсть его коллекционирования способны менять жизнь людей и восприятие мира.

Журнал будет представлен в рамках 56-й Венецианской биеннале искусства и после этого будет продаваться в книжных магазинах биеннале, а также в специализированных книжных магазинах и Латвии, и других стран Европы.