Кукольный спектакль в духе площадного балагана «Пояс Афродиты»

Мусорный муссон 0

Вчера в Москве открылась выставка номинантов всероссийского конкурса в области современного визуального искусства «Инновация»

27/03/2015
Сергей Хачатуров

В Москве открылась десятая юбилейная выставка номинантов всероссийского конкурса в области современного визуального искусства «Инновация». Она продлится до начала мая, после чего жюри, состоящее в основном из российских искусствоведов, выберет победителей в пяти номинациях. В каждой из них сегодня представлены проекты пяти финалистов.

Вспоминаю опубликованную ровно два года назад, в начале апреля 2013 года, статью «Конвейер идей» о выставке финалистов «Инновации» двухлетней давности. Какой разительный контраст с нынешней выставкой! По инсталлированию пространства, по остроте высказывания, по выбору насущных проблем… Выставка двухлетней давности была чисто сделана, похожа на научно-техническую лабораторию. И в самих высказываниях острота социально-политической проблематики как-то нивелировалась благодаря некоей стерильности исполнения.


Куратор выставки Ирина Горлова проводит экскурсию 

Теперь уж всё не так. Нынешняя выставка, которую сделали кураторы Государственного центра современного искусства (ГЦСИ) Ирина Горлова, Наталья Гончарова вместе с архитектором Игорем Чиркиным, – ражая, растрёпанная, брутальная. Предпочитающая воспитанным речам и жестам крепкое словцо и эпатажный прием. В немалой степени она реабилитирует для российского contemporary art понятие «трэш» (от слова trash – «мусор»), которое сегодня оказывается куда как действенным в чаемом возрождении протестного движения.

Обратимся к номинантам в главном разделе «Произведение визуального искусства». Вот объекты инсталляции «Припев» (представлена Stella Art Foundation) победительницы одной из прошлых «Инноваций» Ирины Кориной. Трухлявые артефакты советского курорта (возможно, где-то в Крыму) расползаются по залу, липнут к стенам и подошвам в какой-то совсем уж беспардонной манере. Зонтики-колокольчики пляжного кафе, какие-то вихрящиеся серебряные конфетти, костюмы из постсоветского гей-клуба, сумасшедшая обшарпанная карусель вместе шумят неким мусорным муссоном. Ирина Корина точно обозначила травму встречи двух исторических эпох в России: морока советского мира и хищного, ублюдочного капитализма новейшей формации, покрываемого всякими коррупционными вертикалями и отнимающего у людей последнюю надежду на личное счастье. Даже на крымском курорте.


Фильм «Спартак» Хаима Сокола

Трэшевую тему как отчаянный способ честного разговора о травмах жизни в России талантливо поддерживает Хаим Сокол. Его выставлявшаяся в ЦТИ «Фабрика» работа называется «Спартак: Times New Roman». В своём фильме и сопровождающей его инсталляции – триумфальной арке – художник перенёс историю восстания Спартака в унылую повседневность московских улиц с бесправными, живущими на правах рабов гастарбайтерами из азиатских республик. Хаим всегда предпочитает работать с вещами старыми, обношенными, ветхими, содержательными в плане исторической памяти. Его вёдра, половые тряпки, старые пальто отсылают и к миру Кристиана Болтански, и к Андрею Платонову с их гипнотической поэтикой быта. Вот и сейчас вёдра, тряпки, пальто и одеяла стали обмундированием восставшей армии гастарбайтеров. Само действо инсценировано в форме игры. Ведь по точному замечанию Сокола, в России война воспринимается игрой, а игра (искусство) – войной. Атака на триумфальные ворота из досок в фильме завершается победным их раскрашиванием словом «Свобода!» В возведённых в зале воротах, если заглянуть в дощатые их пилоны, обустроены комнатки приезжих рабочих Москвы с кроватью и полочкой, украшенной изображением нот.


Центральное место на выставке заняла трэшевая триумфальная арка на тему сценографии «Спартака» Хаима Сокола

Очень явственно генезис трэшевой культуры из народного площадного балагана, кукольных непристойных лацци театра Пульчинеллы и Петрушки представлен в спектакле «Пояс Афродиты» (реализован в галерее «Люда», Санкт-Петербург, привезён в Москву галереей pop//of//art). Это именно кукольный спектакль о жизни проституток, которые рассказывают свои подчас скабрёзные, подчас сентиментальные истории. И общее косноязычие действа с топорными фигурками и картонным Карлом Марксом, одобряющим секс для пользы общего дела, оказывается холодным душем в смысле деромантизации древнейшей профессии и необходимости говорить о ней на фоне двуличной общественной морали.


Кукольный спектакль в духе площадного балагана «Пояс Афродиты»

Екатеринбургское объединение «Куда бегут собаки» в жанре science art показало проект про путешествие по лабиринтам реальных и виртуальных мышей. Чем активнее реальная мышь перемещается по реальному лабиринту, тем активнее на виртуальном экране рождаются её клоны, которые постепенно блокируют возможности выбора движения. Этот опус, конечно, можно трактовать как вариации на тему диалектики свободы, но это будет не совсем честно. Ведь мышь, хоть и друг трэшевой эстетики, но обделена человеческим разумом. И остается непонятным (как часто случается с science art), где границы подлинного эксперимента, а где – интеллектуального дизайна.

Вдохновил фильм санкт-петербургского коллектива «Что делать» «Исключённые. В момент опасности». Об этой четырёхэкранной инсталляции я уже упоминал как о лучшем проекте выставки Arteast 2000+ Музея современного искусства (Moderna galerija) в Любляне (Словения). Молодые выпускники Школы вовлечённого искусства в двенадцати эпизодах фильма честно признаются в трудности обретения собственной критической дистанции, позиции в стране, где все понятия о правде и вранье смешаны, где тебя каждый день атакует тотальная медийная ложь. Трусость, подлость и разбой признаются героическими деяниями, а позиция и мнения «иных» (в том числе меньшинств) угнетаются и признаются враждебными. Пронзительно искренний проект. И, кстати, снят Ольгой Егоровой с присущим ей перфекционизмом. Без всякого трэша.

На похожую тему потери и обретения, обретения и потери себя, двадцати-с-чем-то-летнего, в контексте реалий российской социально-политической жизни снял трилогию Unfinished Project номинант «Новой генерации» Евгений Гранильщиков. Фильмы определяет виртуозный монтаж, когда одно видеоповествование будто встроено в другое, а также отсутствие дидактики режиссёрского нарратива, точная интонация и доверие к героям, любовь к ним (без сентиментальности). Unfinished Project также отлично сделан и – вполне себе достойный претендент на победу.


Кадр из Unfinished film Евгения Гранильщикова

Также в «Новой генерации» порадовал номинированный Новой сценой Александринского театра монументальный видеоэпос «Смерть Тарелкина». Это перформанс с участием танцоров с интереснейшим видеорядом, хорошей музыкой. Он реализован центром культуры и искусства МедиаАртЛаб и Фондом Михаила Прохорова. А посвящен пьесе А.Сухово-Кобылина, ставшей актуальной из-за истории с Эдвардом Сноуденом. Перформанс тоже о травме и отчасти о зомбиленде. О травме жизни под бесконтрольным тотальным наблюдением, слежкой. О зомбиленде –мире, который сделал свободный выбор в пользу несвободы.


Выставка «Зелень внешняя» прошлой осенью проходила в павильне №59 ВДНХ. Фото: urbanfaunalab.org

Трэшевая тема в «Новой генерации» поддержана группой «Лаборатория городской фауны». В их инсталляции «Зелень внешняя» городские паразиты (крысы, сорняки) помещены в клетки, колбочки, скляночки и изучаются как мощный фактор модификации культурной среды мегаполиса.

В работе петербургской художницы Леры Лернер «Город перемещённых лиц» представлена галерея артистически вдохновенных людей, которых почему-то часто называют маргиналами и городскими фриками. В видео, фотографиях, интервью, объектах сполна раскрывается и социальная тема проекта, и карнавальная стихия городской цивилизации, о которой применительно к Средним векам писали Михаил Бахтин и Арон Гуревич. На одном стенде представлен занятный «Человек, который превратил свое лицо в выставочную площадку». Не без удовольствия я узнал в нём постоянного автора Arterritory.com, члена экспертного совета «Инновации», директора петербургской галереи Navicula Artis Глеба Ершова.


Одним из героев проекта Леры Лернер «Город перемещённых лиц» стал искусствовед Глеб Ершов

Региональные проекты на выставке все интересны. Художники и кураторы из Поволжья, Урала, Калининграда размышляют о геополитических реалиях жизни в регионах, о соотношениях вернакулярного и мейнстримного, мифологического и научного в инсталлировании экспозиций региональных музеев.

Безусловным лидером сразу в двух номинациях, «Кураторский проект» и «Теория. Критика. Искусствознание», является для меня имеющая без преувеличения историческое значение программа «Острова Юрия Соболева». Она подготовлена Анной Романовой и Галиной Метеличенко. По сути, две прекрасные дамы впервые открыли нам этого недавно ушедшего из жизни мастера – пророка, мистика, автора собственной концепции мифологизма и собственной темы маньеризма. Выставка в Московском музее современного искусства и великолепная книга подтвердили, что Соболев – универсальный и совершенно современный художник, предвосхитивший многие из идей, что определяют лучшие проекты той же «Инновации». Так, он был за преодоление узкожанровой специализации искусства. Занимался и графикой, и коллажем, и фильмами, и перформансами, и театром. Он совмещал казалось бы несовместимые стратегии: крайний субъективизм мистика-пророка и отказ от авторства приверженца семиозиса концептуализма. Он был вовлечён в ту самую эстетику взаимодействия, о которой написал Николя Буррио. Бескорыстное, радикально личностное, чуждое всяким матрицам и конвейерам идей общение на темы искусства, его философии и языка сплотило многих, чьи тексты скрупулезно подобраны в огромной книжке «Острова Юрия Соболева». Среди собеседников Соболева оказались и художник Илья, и писатель Александр Кабаковы, и куратор Андрей Ерофеев, и чета художников Герловиных, и великий мультипликатор Андрей Хржановский. В то же время Юрий Соболев открыл великие возможности самого формального языка искусства. Привлекая в союзники классическое искусство, сюрреализм, поп-арт, метафизические образы, эстетику монтажа, Соболев обнаружил те горизонты общения пластических идей, что лишь сегодня понимаются и становятся востребованы.


Юрий Соболев. Конец 60-х. Фото из собрания Галины Метеличенко-Соболевой

Две премии «Инновация» уже определены. За вклад в искусство её получит гуру концептуализма Андрей Монастырский. За поддержку современного искусства России – директор Эрмитажа Михаил Пиотровский.

 

Фотографии с выставки: Сергей Хачатуров