Микаэла. 9 неотправленных писем бывшему мужу. Фото: Маша Гельман

Любовь, порождающая сообщество 0

18/02/2015

В Санкт-Петербурге до 25 февраля проходит выставка «А как же любовь?», ставшая результатом сессионной работы Феминистских мастерских им. Люси Липпард. Об экспозиции рассказывает одна из участниц и организаторов проекта – художница Анастасия Вепрева.

10 февраля, в день, когда умер Пушкин и родился Пастернак, в Санкт-Петербурге при поддержке Центра независимых социологических исследований открылась выставка «А как же любовь?», ставшая результатом сессионной работы Феминистских мастерских им. Люси Липпард. Выставка стала своеобразным вызовом пространству пустоты, возникшей из-за отсутствия художественных феминистских прецедентов в городе. Из недавних можно вспомнить только привезённый в феврале 2014 года «Феминистский карандаш 2» под кураторством Виктории Ломаско и Нади Плунгян, который был показан в галерее Борей.

Особенностью открывшейся выставки стал поиск баланса между искусством и активизмом. Кураторский опыт Люси Липпард вдохновил создательниц мастерских на переосмысление результатов второй волны феминизма, в частности, экспериментов концептуального искусства и групп роста самосознания. Мастерские были реализованы в формате горизонтального кураторства, который разделял ответственность за процесс среди всех участниц, а также предполагал коллективную работу над своими проектами, которые были заранее отобраны через open call. Взаимовлияние помогло феминисткам стать художницами, а художницам сформировать собственную феминистскую повестку. Отдельно стоит отметить, что эта инициатива не получила никакой финансовой поддержки и была реализована только благодаря силам и кооперации активистов самых разных теорий и практик.


daria. Любовь не продаётся. Фото: Маша Гельман

Идея выставки появилась из подслушанного кухонного разговора, когда одна девушка сомневалась в важности феминизма только лишь на том основании, что он, по её мнению, исключает любовь. Что же такое любовь? Ведь на первый взгляд феномен любви кажется чудовищно заезженной темой. Однако в этой, казалось бы, очевидности и обыденности скрывается подлинно революционный потенциал. В понимании любви мы сталкиваемся с некоей нормативной трактовкой человеческих отношений. Фраза «я тебя люблю» становится точкой отсчёта интеракции, которая естественным образом должна быть между людьми, любящими друг друга. Проще говоря, если в отношениях есть любовь – это хорошие, нормальные любовные отношения. Главный подвох здесь заключается в попытке объяснить дефиницию через себя саму, например, любовь – это когда люди любят друг друга. При внимательном изучении любовь оказывается смыслообразующей субстанцией во всех человеческих отношениях, но зачастую являясь лишь собственным симулякром. Найти выход из этого положения и пробует язык феминистской критики, который должен разобрать по полочкам все нюансы человеческого восприятия любви, выявив существующие императивы и проведя их деконструкцию.

Ключевой фигурой выставочной экспозиции стала вымышленная героиня Саша, которая встаёт на путь феминизма, но из-за многочисленности его ответвлений теряется и не знает, куда двигаться дальше. У неё в голове есть разные голоса, которые тянут её в разные стороны – от романтической любви до полного отрицания возможности таковой.


У работы daria «Любовь не продаётся». Фото: Антон Хлабов

Симптоматичны разнообразные трактовки темы любви в работах участников. Настоящим открытием стали коллажи «Любовь не продаётся» художницы daria, посвящённые проблеме проституции. Художница – настоящая активистка и борется с засильем уличной рекламы подобного рода, регулярно совершая рейды и срывая все объявления. Найденный материал она трансформирует в женские фигуры, а также полностью деконструирует смысл объявлений посредством коллажной техники. Её работа является радикальным политическим высказыванием, ставящим под сомнение само понятие любви, которое полностью оказалось присвоенным секс-индустрией.

Деконструкция стала также методом и для меня самой, в трёхканальном видео «Реквием по романтической любви» я испытываю на прочность принятое в медийной культуре понимание романтики, вскрывая такие её составные элементы, как ревность, страдания и чувство собственности. Художница Ольга Шаповалова в видеоработе «Быт» показывает бытовую сцену в трёх актах, которая изменяет смыслы в зависимости от гендерной смены ролей, предлагая представить реальность равноправия. В инсталляции Анны Терешкиной «Ячейки отчуждённого бессознательного: семья, влюблённость, общество» разрушению с помощью двухканального аудиошторма и буквализации метафоры связанной сети подвергаются общепринятые точки зрения на брак.


Микаэла. 9 неотправленных писем бывшему мужу. Фото: Маша Гельман

Другая часть работ продолжает тему личного, рефлексируя собственный опыт и встраивая его в общую систему координат. «9 неотправленных писем бывшему мужу» Микаэлы реализованы в виде многочисленных интервенций в пространство экспозиции, где они обретают свой уверенный голос, будучи начертаны на разных бытовых предметах. Художница Alena Petite в работе «Женщина Иисус» помещает собственную фотографию в прозрачный бокс, вдохновляясь уличными католическими алтарями и тем самым ставя под сомнение традиции религиозной иконографии. Художница София Акимова выставляет на публичное обозрение узкую семиметровую линию «Дневники девушки Сони», где через чувственное соединение текста, рисунков и ксерокопий, перенесённых непосредственно из интимного пространства, зрителю являются многочисленные эпизоды несчастной любви. Личный опыт также подвергает изучению Саша Качко, попытавшись в работе «Любовь» собрать и визуализировать в коллажной технике различные виды прошлых отношений, которые она принимала за любовь. Марина Винник представила серию сентиментальных фотографий «Никогда не дарил мне цветов / никогда не писал мне писем», где посредством символической интеракции цветочков и текстов художница пытается предъявить и материализовать собственные эмоции, перестав блокировать их внутри.

Темпоральность возникает в другой работе Микаэлы «Если любовь, то это про живопись», которая посвящена исследованию собственной манеры рисования в зависимости от внутренних эмоциональных состояний, где важным становится осознание влюблённости в сам процесс производства живописи. Художницы Екатерина Шелганова и Маша Ру в фотопроекте «ZERO_STATES» изучают процессы взаимоотношений между фотографом и портретируемым, постоянно изменяя собственные роли в попытке избежать доминанты авторства. Акварели «Разговор» Полины Заславской через пойманные куски времени, событий, предметов и фраз показывают попытки художницы построить диалог с Другим и заново воссоздать реальность, которая помимо любви наполнена тревогой и войной.


Адель Черешня и Елена Костылева. Утопия. Одна полиаморная семья. Фото: Пётр Принев

Отдельным блоком становятся работы, стремящиеся классифицировать те или иные аспекты любви и отношений. Самой монументальной здесь является работа Адель Черешни и Елены Костылевой «Утопия. Одна полиаморная семья», где через язык интерактивной инфографики представлены реально существующие брачные/любовные отношения в одном знакомом им сообществе. Эта работа вступает в непосредственный диалог с главной героиней Сашей и призывает её понять, что выбор «или-или» ложен по своей сущности, а реальность гибка и открыта для экспериментов. Художница Лита Полякова с минималистичным фотопроектом «Пары. Совместимость. Связь» более скептична в своём понимании отношений, которые она представляет как серию парных, искусственно созданных привязанностей. Фотоинсталляция Тани Сушенковой «Эмпатия» посвящена механизмам принятия другого человека и попыткам понять его через общий язык тела.


Наталья Краевская. Люси. Фото: Маша Гельман

Многоступенчатая инсталляция Натальи Краевской «Люси» демонстрирует способы репрезентации брачных/любовных отношений в тех или иных предметах и товарах общего потребления. Через сравнительный анализ и исторический обзор художница поднимает проблему насильственного возврата к средневековью в современной российской политике. Отдельно проблемы глобальных экономических коллапсов в контексте их влияния на обычные семьи освещает Ксения Сонная, проводя полевое исследование «Прививка выживаемости», где через фотографию и тексты рассказывается, как в тяжёлое время выживают матери-одиночки, и как они, несмотря ни на какие трудности, сохраняют свою любовь к детям. В работе «Третий/другой пол (гендер)» Сюзанны Ориордан через этнографический аспект зритель узнаёт о специфике выстраивания отношений в других культурах, наблюдая относительность этих структур.


Фото: Маша Гельман

Большой зрительский ажиотаж в день открытия показал, насколько сильно ощущается нехватка подобных феминистских инициатив в условиях нагнетания патриархальной риторики со стороны государства. Отдельно стоит отметить интерес со стороны СМИ. Перформанс дуэта «Мохнатая подмога» под названием «Феминистическое подполье: встреча на конспиративной квартире», призванный завербовать посетителей для будущей феминистской революции, привлёк внимание телеканала НТВ-Петербург, который неожиданно благосклонно осветил выставку в своём репортаже. Удивление также вызвал отчёт телеканала 100 ТВ, назвавшего феминизм «модным течением», что очень порадовало всех активисток, которые до этого момента ощущали на себе лишь постоянное давление и неприятие со стороны власти и не слишком сознательных граждан. Не обошлось и без откровенной провокации, когда журналисты Питер ТВ зацепились за религиозную тематику и показали чудеса журналисткой этики и волшебство переворачивания фактов в нужную им сторону.


Таня Сушенкова. Эмпатия. Фото: Маша Гельман

Безусловно, каждая участница проекта предпринимала свои попытки сформировать язык феминистской рефлексии в искусстве, но во многом результат повторял уже пройденные в своё время пути. Художницы выбрали простой путь тематизации любви и отношений, хотя могли бы проблематизировать их в более широком смысле. Именно поэтому важной составляющей стала образовательная программа, освещающая вопросы проституции, нонмоногамных отношений, конструирования мифологии любви и другие важные элементы феминистской повестки сегодняшнего дня.

Но несмотря ни на что, подобный опыт чрезвычайно важен в условиях информационной лакуны в пространстве феминистского искусства в России. Ведь самым главным политическим жестом сейчас, как мне кажется, является формирование самовозобновляемого сообщества, которое, следуя гегелевской логике, однажды из количественных изменений перейдет в качественные.


Саша Качко. Любовь. (Фрагмент)

Вопрос «А как же любовь?», кстати, нашел неожиданный ответ в устах художницы Саши Качко, волей случая ставшей телесным воплощением Саши – героини выставки.

Только искренне полюбив себя, ты сможешь искренне полюбить другого.