Ясс Каселаан. Фото из персонального архива

Экспресс-интервью с лауреатом Премии Келлера 2015 Яссом Каселааном 0

13/02/2015
Агнесе Чивле

Ясс Каселаан. Площадь кукол. Творческая мастерская выставочного зала ЛНХМ «Арсенал». 14 февраля – 22 марта, 2015

В Творческой мастерской выставочного зала ЛНХМ «Арсенал» 14 февраля  (Jass Kaselaan, 1981) «Площадь кукол».

Андерс Хярм (Anders Härm), директор Музея современного искусства Эстонии и руководитель жюри премии, высказывается об Яссе Каселаане следующим образом: «В последние годы работы Каселаана приобрели такое высокое качество, что это делает его одним из самых значительных скульпторов/художников инсталляций в Эстонии и, возможно, во всей Европе. Такие его работы, как „Голос Бога” (The Voice of God, 2013), „Сад” (The Garden, 2012) или „Объекты в поле” (Objects in the Field, 2013), полностью убеждают правление музея, что автор в своём искусстве достиг совершенно нового уровня. Поэтому он и номинирован на премию. Жюри Премии Келлера в своём пояснении отметило, что Каселаан приобрёл совершенно новое качество, работая в традиционном языке скульптуры. В особенности это относится к „Площади кукол” (Square of Dolls) – работе, созданной специально для конкурса на Премию Келера».

В разговоре с Андерсом Хярмом для Arterritory.com было важно узнать, свойственна ли номинантам Премии Келлера способность не только конкурировать друг с другом, но и побеждать самих себя и создавать свои условия игры. На это Хярм ответил: «Я думаю, в силе – второй вариант. Любой лауреат Премии Келлера способен представить на выставке „своё путешествие” – потому что есть условие, что нужно представить и одну более старую работу (появившуюся в течение последних трёх лет), и тогда художнику приходится показать, как этот предыдущий шаг в его творческой деятельности трансформировался во что-то более зрелое/основательное/отличающееся в его более новой работе, созданной именно для выставки номинантов. Два раза из четырёх Премия зрителей и главный приз были присуждены одному и тому же художнику, в то же время и в оба остальных раза это почти случилось. Следовательно, победившие художники убедили и зрителей, т.е. регулярных посетителей выставок, и профессионалов – членов жюри».

 

В момент перед открытием выставки Arterritory.com связался с самим художником Яссом Каселааном, чтобы задать несколько связанных с выставкой и его творческой деятельностью вопросов.

Художественные критики называют представляемое вами поколение «монументальными скульпторами, у которых не хватает амбиций, чтобы создавать монументы». И всё-таки – ваши работы для выставки «Площадь кукол» вызывают ассоциации с памятниками. Как бы вы охарактеризовали свои отношения с памятником как медиа?

У меня нет чёткого определения для памятников – я не знаю, что это слово в сущности означает. В современном мире это совершенно неясный термин. Каждую вещь, которую ты создаёшь, или каждое движение, которое совершаешь... можно воспринимать как монумент кому-то. Я не создал ни одного традиционного памятника – статую какой-нибудь важной персоны в бронзе на пьедестале на городской площади или что-то подобное. Однако я могу сказать, что мне нравятся традиционные памятники – они представляют то время и ту ситуацию, в которых они возникли.


 Ясс Каселаан. Площадь кукол

Ваш проект «Площадь кукол» – пространственная инсталляция, которую образуют монументальные сломанные бетонные бюсты кукол, найденные в мусорных контейнерах окраинных кварталов высотных зданий. Не могли бы вы раскрыть эмоциональное и философское послание этой работы?

Боюсь, что это невозможно. Если бы можно было передать послание в краткой литературной форме, я бы вместо скульптурных инсталляций создавал, например, плакаты. Надеюсь, что зрители смогут найти послание сами.

Что этот проект рассказывает о материальности и форме?

Надеюсь, что в общем-то ничего – материальность и/или форма не стоят в центре этой работы.

Свои скульптурные объекты вы решаетесь дополнить участием других медиа, например, в «Площади кукол» вы используете фотографию. Скульптура не кажется вам достаточной сама по себе?

В своих инсталляциях я использовал и объединил много различных медиа – фотографию, печатную графику, видео, звук и т.д. То, что я работаю в скульптуре, не означает, что инсталляции должны быть лишь в трёхмерной форме. Я использую то, что кажется мне подходящим и необходимым.

В наши дни довольно распространённой является манера помещать произведения искусства в повседневную среду. Однако ваши работы чаще всего представляются в выставочных помещениях. Почему вы по-прежнему отдаёте предпочтение традиционным выставочным залам?

Мне кажется, что выставочный зал даёт бóльшую свободу, чем так называемая повседневная среда. В традиционном выставочном помещении мне нравится то, что есть сравнительно фиксированный формат, специфическое место, с которым можно поиграть.

Вы представляете молодое поколение эстонских скульпторов. Руководитель жюри Премии Келлера Андерс Хярм как-то выразился, что ваши работы доказывают, что созданные художниками молодого поколения инсталляции и скульптуры становятся «живительным медиа» современного искусства. А каковы ваши отношения с творениями старых мастеров эстонской скульптуры?

Мои отношения со старыми мастерами эстонской скульптуры крепкие. Когда я тружусь над своими работами, я использую совершенно традиционные методы – то, чему я научился у так называемых старых мастеров. Это – методы, о которых большая часть представителей современного эстонского искусства ничего не знает или же решила их игнорировать.

 

Другие работы художника в формате видео можно посмотреть на канале You Tube.