Питер Гринуэй. Пресс-фото

Золотая визитка Года Британии 0

20/01/2014
Сергей Хачатуров

Гвоздём программы русско-английской дружбы 2014 обещает быть проект Питера Гринуэя 

Британский кинорежиссёр Питер Гринуэй – такой вылезший из водной стихии и по его подсознательному желанию стремящийся туда уйти ископаемый кит. Подобных больше днём с огнём не сыщешь. Его киноживопись – это во многом наивный, в духе старинных оптических ящичков с чудесными картинками трюк. Гринуэй – совершенный раритет сегодня, потому как он – законченный постмодернист, упорно отказывающий жизни в каком-либо смысле и считающий, что самое приятное – жонглировать картинками (уже придуманными до него) и быть эдаким гедонистом-позитивистом, эдаким старичком-бодрячком, твердящим в сотый раз везде и всюду, что миром движут только две сущности: Эрос и Танатос. Их он как последовательный циник переводит как Секс (хотя вообще-то Эрос толкуется чуть сложнее) и Смерть. Под колпаком этих сущностей он и разглядывает всю цивилизацию.

Приплыл этот кит несколько лет назад в Первопрестольную и начал лекцию на финале Премии Кандинского читать. Нехитрый в лекции месседж: что современное кино типа умерло, что вербальный язык и нарратив более неуместны, что мы живём в мире нескольких пространственных реальностей, что лучше учиться только видеть, следовать за энергией визуального, которая и есть высший смысл. Уши-то все тогда на гвоздь внимания повесили. И поверили. А зря. Ведь Гринуэй – старинный, из древнего площадного шапито фокусник-манипулятор. Своими словами в том числе. Спустя некоторое время после лекции на Премии Кандинского посмотрел я новый фильм мастера про Рембрандта, биография которого интерпретируется сквозь судьбу картины «Ночной дозор». Отрицая перед аудиторией нарратив, в собственном фильме Гринуэй «вчитал» в великую картину такие линейные и простые повествования (прежде всего о замысле убийства, улики которого якобы зашифрованы на полотне), что картина именно из-за вульгарного вербального её прочтения стала пленена литературщиной, будто оковами. Оказывается, все великие формальные и колористические прозрения Рембрандта, что так смущали современников, объясняются его желанием зашифровать тайну убийства. Тут и доверяй речам великих режиссёров. В одном лекция и фильм совпали: кино действительно выдохлось. Но, увы, речь идёт о кино именно Гринуэя. Смотреть фильм про Рембрандта оказалось просто дико скучно.


То самое дело о «Ночном дозоре», где в роли сыщика выступает Питер Гринуэй

Уже, кажется, я с досадой забыл о нём, и списывал на ошибки юности позитивные мои впечатления от фильмов режиссёра 80–90-х, как вдруг от уважаемых мною людей, искусствоведов-профессионалов, услышал восторженные отзывы о другом «Ночном дозоре» – той видеоинсталляции, которую признанный мастер позволил сделать себе в Год Рембрандта в Рейксмузеуме Амстердама, где картина и хранится. Посмотрел видео. Даже по записи понятно, что действительно здорово. Здорово как раз потому, что это не фильм и все досужие мысли об Эросе и Танатосе капитулируют перед тайной общения с собственно шедевром. Гринуэй с его ископаемой философией смирился, ушёл в тень. Заговорил разными способами (с помощью видео, работы с текстурой, фактурой поверхности живописи) сам шедевр. И, что отрадно, заговорил о том, что речи неподвластно. Это получилось красиво. И это было поддержано другими опытами Гринуэя по «смене оптики» на «Тайную Вечерю» Леонардо и «Брака в Кане Галилейской» Веронезе.

Благодаря самоотверженности, любви к искусству и смелости директора МВО «Манеж» Андрея Воробьёва и директора Музея экранной культуры «Манеж/МедиаАртЛаб» Ольги Шишко обожающий высокотехнологичные аквариумы ископаемый кит Гринуэй сделает уникальный проект в Москве. Слава Богу, не кино, а именно мультимедийную инсталляцию – оптическую коррекцию сегодняшнего дня на классическое искусство. По логике оксюморона будем классическим считать антиклассический русский авангард. Программа «Золотой век русского авангарда», что откроется 14 апреля, официально начнёт Год Британии в России и обещает быть его же кульминацией.


Трёхмерная репродукция выставки «Золотой век русского авангарда». Фото: пресс-служба «Манежа»

Сам режиссёр (с помощью своей жены Саскии Боддеке и Ольги Шишко) предложил полифоническую структуру, в которой будут сочетаться видеопроекции работ великих авангардистов, инсценировки фильмов. В этом плане, подчёркивает Ольга Шишко, инсталляция будет более сложная, чем в случае с «Ночным дозором» в Амстердаме: «Он всё-таки возвращается к режиссёрству и не хочет делать всё только на визуальных образах. Он вводит персонажей, которые больше, чем даже то, что они создавали: это метафоры создания новой культуры. В „Ночном дозоре“ у Гринуэя всё было совсем не так, там не было индивидуальностей, а было только оживление эпохи, среды. Здесь же будет выход на людей как на реальных личностей и одновременно на людей как концепции – на культуру как на спор разных видов искусства: музыки, архитектуры, изобразительного искусства, дизайна. Поэтому он и берёт не только Кандинского, Малевича и Родченко, но и Эйзенштейна, и Мейерхольда, и Лилю Брик, которая ничего не создавала, но была эдакой музой авангарда». Возможно, мы увидим визуализацию метафоры «В спорах рождается истина». В данном случае – Истина модернистского искусства. Визуализация метафоры – это не много, но и не мало. Это как раз для Художника, каким Гринуэй себя и покажет. Покажет наряду с выбранными им двенадцатью лидерами авангардного процесса в России. Среди которых – не только Малевич и Родченко, но и Филонов, и Любовь Попова, и Дзига Вертов.

Выглядеть всё будет так: внутри зала площадью 5 тысяч м² будут выстроены три башни, каждая сторона которых – экран. Человек попадёт в буквальном смысле внутрь живописи и объектов русского авангарда. Кожей почувствует, каково это – стать частью супрематической композиции. Наверное, главную действительно невербализуемую и действительно прекрасную цель проекта сформулировал директор Манежа Андрей Воробьёв: «Необходимо погрузить человека в пространство авангардной геометрии». Вот это об Искусстве и возможно новых, непознанных доселе его смыслах!


Трёхмерная репродукция выставки «Золотой век русского авангарда». Фото: пресс-служба «Манежа»

Чтобы такое погружение состоялось, были изысканы немалые средства. Ведь Гринуэй – перфекционист и желает всё самое новейшее и бескомпромиссно дорогое: полиэкраны, например, метод создания которых ещё не освоен в принципе… Деньги собирали всем миром: от Британского cовета до российского минкульта. Львиную долю изыскал МВО «Манеж», то есть власти Москвы. Это уникальный прецедент. Благодаря тому, что проект делается Манежем, само выставочное объединение будет вправе планировать его возможные гастроли по лучшим музеям мира, – считает Андрей Воробьёв. В самом деле, русский авангард – золотая визитка страны, а теперь ещё и Года Британии в России.