Гости Re Re Riga – Circus Studio Folie (Эстония)

Уличный цирк + музыка с корнями = … 0

7/08/2013
Сергей Тимофеев 

Мартиньш Киберс и его команда готовятся удивить Ригу и её гостей фестивалем roots-музыки и нового цирка. Фестиваль Re Re Riga начнётся уже в эту пятницу. В этом году нас ждёт первый выпуск, а максимум творческой мощи фестиваль наберёт в 2014-м, когда Рига станет Европейской столицей культуры. Я знаю Мартиньша Киберса уже давно, вместе крутили пластинки, «дежурили» в ночном радиоэфире, и вот я рад снова встретить его за столиком кафе на улице Блауманя. Мартиньш выглядит похудевшим и довольным. Наступил самый пик организаторской предфестивальной активности. Артисты числом более 100 человек пакуют вещи и прибывают в аэропорты 14 стран мира, чтобы лететь в Ригу. Всё это происходит прямо сейчас, но начинаем мы всё-таки издалека. Потому что, безусловно, во всём, что делает Мартиньш, есть отпечаток его собственной индивидуальности, его личного выбора.


Мартиньш Киберс. Фото: Arterritory.com

Расскажи поподробнее, как сформировался твой музыкальный вкус?

Наверное, можно начать с того, что однажды в наш класс пришёл кто-то из Дома пионеров и стал спрашивать – нет ли желающих пойти петь в тамошнем хоре. И я сказал: «Да, я хочу!» И вот нас, желающих там петь, сразу же стали прослушивать. И мне говорят: «Ну, Мартиньш, извини, тебе надо что-то другое поискать…» Короче, выяснилось, что у меня нет музыкального слуха. (Смеётся.)

Второе важное событие – это когда мне родители подарили мономагнитофон «Яуза». Я тогда ещё слушал «Радио Люксембург», смотрел телепередачу «Голоса планеты», которая, кажется, выходила всего 3 раза в год. И уже тогда появились какие-то школьные вечеринки… Потом музыка как-то отступила на задний план и вернулась снова, когда я уже жил в Канаде. Шёл 93-94 год, как раз было на подъёме движение acid-jazz'a, новая волна интереса к фанку, появился и стремительно развивался трип-хоп. И эта культура меня как-то очень захватила. И возникло желание попасть в backstage всего этого. Я представлял себе клуб, и вот я за кулисами, и знаю кого-то там… В общем в конечном счёте я всё это осуществил, теперь это уже вполне пройденный этап. Но в тот момент у меня была какая-то неосознанная мечта. И тогда и сформировался, наверное, вкус или что-то такое, что можно было бы так назвать.

Я ещё совершенно не мог слушать гитарные группы, мне весь этот звук казался роком мастодонтов. А сейчас я смотрю на музыку так – если это исходит от сердца, в этом нет лжи и есть понимание, почему и зачем так делается, то почему бы и не электрогитары? Например, инди-поп или инди-фолк. А вообще у меня в машине и дома приёмник настроен на волну «Radio Klasika». Уже пару лет в доме нет телевизора, а это радио даёт правильный камертон. Думаю, нет особого смысла следить за модой в музыкальной сфере, скорее нужна правильная селекция. А что для тебя сейчас стало интересно?

Хм, даже не знаю. Я, наверное, тоже бываю чаще на волне «Radio Klasika», чем какой-либо другой станции. А вообще я как-то много стал слушать старого джаза на пластинках, которые я покупаю во всяких антиквариатах. Реально видавший виды, прошедший через не одну пару рук винил.

Да-да, у меня тоже дома есть проигрыватель и пластинки. Как-то раньше было в общем-то всё равно, в каком формате слушать музыку. Но появилось ощущение, что цифровой формат как-то всё немного нивелирует, хотя качество звукозаписи всё растёт и растёт. А вот старая пластинка с чуть-чуть таким скрипом…

Я даже познакомился с людьми, которые на специальных аппаратах, переделанных из проигрывателей, моют старые пластинки, чтобы посторонних шорохов было поменьше. Они скупают целые коллекции где-то в Англии, везут сюда и продают поштучно… Наверное, дело в том, что такой музыки не так уж много, и она существует в этом мире в каком-то ограниченном количестве. В то время, как новая музыка воспроизводится самоделением, её поток только растёт с каждым годом. И тут как никогда прежде становится важной роль селекционера. Ты им являешься уже довольно давно, ещё с диджейского проекта Casablanca 2000, в конце 90-х предлагавшего рижской публике непривычные здесь музыкальные форматы.

Тогда, наверное, самым интересным для меня были наши программы на Radio Rigai, когда каждый рабочий день мы выходили в эфир с десяти вечера до двух ночи. Всё это был чистой воды энтузиазм, единственная реклама, которая звучала в этих программах, – таксомоторной фирмы, развозившей нас по ночам домой. Потом был клуб Casablanca, но там всё время были рамки – рамки Домской площади и окружающего туризма, рамки партнёров, которых интересовала прежде всего прибыль. Приходилось постоянно искать компромисс. Я не так давно читал интервью с известным диджеем и продюсером Норманом Куком о том, что люди хотят теперь и развлекаться быстрее, не вникая в то, что за музыку им преподносят. Но, наверное, всё-таки можно искать «средний путь», что-то интересное и в то же время популярное. Смешивать что-то абсолютно новое с хорошо забытым старым.


Участники фестиваля – Electric Jalaba из Великобритании

И тут снова важна роль «вкусового фильтра», селекционера, чьему мнению можно доверять… Ты ищешь не музыкальные каналы или журналы, ты ищешь какого-то конкретного человека, чей вкус тебе интересен.

Это, наверное, происходит не только в музыке, но и в кино, театре, литературе…

Но, пожалуй, музыкальный поток – самый интенсивный… И что, как тебе кажется, важно для хорошего селекционера?

Чтобы было знание предмета, не только современных течений, но и прежних «поколений». Чтобы был горизонт.


The Retuses поют один из самых главных своих хитов на стих Сергея Есенина

Вот ты отбирал в своей жизни музыку для вечеринок, радиопрограмм, для клуба, а теперь – для целого фестиваля. Что это будет за музыка?

Мне очень нравится такое обозначение, как roots music. Это не world music в классическом понимании. Это скорее синтез разных культур, но это что-то, у чего есть корни в традиции. При этом традиция не воспроизводится, а развивается. И каждая группа, которую мы приглашаем, представляет одно из направлений, с которыми я в последнее время сталкивался. Я, конечно, консультировался. С Илмарсом Шлапинсом, с тобой, например, или с Алексом Дубасом, который посоветовал привезти группу The Retuses. Сначала они мне показались слишком замедленными, но потом я прослушал весь концерт ещё раз со всеми их гитарами, мандолинами, флейтами и понял, что это что-то очень чистое и классное. Ещё мы пригласили бельгийцев из Jaune Toujours – это чуть-чуть шансон, чуть-чуть Балканы, плюс фанковская духовая секция. Виртуозное владение инструментами и весёлый гонор «уличных музыкантов». Они выступают уже более 10 лет и объездили полмира. 

Ещё приедет питерская команда Theodor Bastard, настоящий tribal. Трип-хоповый ритм и голос девушки, поющей по-арабски. Они тоже участвуют в массе фестивалей, мы с ними познакомились, когда они направлялись на очередные гастроли по Европе. Всё приходит и происходит в своё время и правильно, и вот они уже будут выступать здесь. Потом марокканская тема – для меня она всегда важна, ещё со времён «Касабланки». И мы нашли группу Electric Jalaba, британский джаз-рок, чуть психодилеческий. Но они выступают с марокканским певцом, который исполняет такие мистические, «пустынные» напевы. Мы, кстати, ещё хотели привезти «пустынный блюз» от Tinariwen, которые в прошлом году получили приз World Music Awards, но поняли, что всё-таки не потянем по бюджету. Ведь в этот раз все концерты и выступления фестиваля предлагаются бесплатно. Мы не хотим это афишировать, чтобы не поднимать ажиотажа. Но читателям Arterritory это скажем. Мы хотим познакомить рижскую публику с этой музыкой и новым цирком – цирком, в котором не дрессируют животных, а всё строится на тренировке собственного тела и на действии коллектива единомышленников. Я думаю, это будет очень интересное сочетание. Всего на наш трёхдневный фестиваль приезжают более 100 участников из 14 стран. А из Латвии будет, например, проект Pulsa Effekts un Leila – это drums, ритм и девушка, которая учится в консерватории в Баку технике мгаба – народного азербайджанского пения. Очень здорово. У нас будут концерты на Эспланаде, и на АБ Дамбис, где будут 2 сцены – музыкальная и цирковая…

Как у тебя появилась идея совместить музыку с цирком?

На самом деле сначала появилась идея привезти именно новый цирк и уличное искусство. А музыка – это своеобразный мост ко всему этому. Ведь такого рода цирк – здесь всё ещё новинка, хотя что-то подобное я видел в Риге лет 10 назад, когда британских циркачей привозил British Council, потом здесь же, на АБ Дамбис, устраивали гастроли коллективов, которых приглашал латвийский Институт нового театра во время фестиваля Homo Novus. Меня такой цирк всегда привлекал, чуть ли не с детства, когда зачитывался Виктором Гюго. А сейчас у всего этого новый виток. Там есть огромный потенциал. Великолепные представления без слов на чистой мимике и акробатике плюс немного музыки. Это очень популярно, скажем, в Скандинавии, куда нас сейчас постоянно зовут на фестивали и шоу такого рода. Конечно, тут сыграло роль, что в нас поверил штаб «Риги 2014», ведь статус культурной столицы – это хороший момент, с которого можно начинать разговор. В нас поверили и Re & Re, которые решили всё это поддержать, полностью доверив нам сам выбор артистов.

Если честно, всё началось в кризисном 2008-м, когда мы шли с моим товарищем Янисом Калейсом по улицам Риги, как будто вымершим, – социальная жизнь в столице тогда еле-еле теплилась. И мы стали думать над тем, что бы могло это всё всколыхнуть, чтобы люди выходили на улицы, чтобы там что-то происходило. Конечно, мы учитывали мировой опыт, но, я думаю, такой синтез – мировой музыки и нового цирка – это всё-таки что-то особенное. И этот синтез будет во всём, скажем, у нас будет представление на АБ Дамбис, где классический индийский танец будет смикширован с чечёткой от девушек из Soul Tap. Так что ждите неожиданностей и новых впечатлений.

И музыканты, которые играют такую музыку, и артисты цирка – это, мне кажется, ещё и сами по себе интересные люди с увлекательным бэкграундом. Что всегда чувствуется в том, что они делают. Даже просто посидеть поговорить с ними было бы здорово.

Да, это то же, о чём мне говорила Гундега Лайвиня из Института нового театра – что на таком мероприятии самый кайф – это побыть со всеми этими артистами, этими людьми, обменяться какой-то информацией, просто познакомиться. И всё это даёт какой-то импульс к будущему. Так что я с большим нетерпением жду фестиваля. И, надеюсь, что он сможет стать даже одной из рижских традиций.

 

ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ