Фестиваль открылся в московском Мультимедиа Арт Музее выставкой Voici Paris!

Хищный туризм 0

7/03/2012
Сергей Хачатуров 

Международный фестиваль «Мода и стиль в фотографии». Москва, 20 февраля  26 мая 2013.  В программе – 44 проекта, в том числе 21 – зарубежный, все их объединяет тема «Красота: мифы и источники вдохновения».  Фестиваль проходит на 6 площадках: Мультимедиа Арт Музей/Московский Дом Фотографии (12 выставок), Центральный выставочный зал «Манеж» (4 выставки), Московский музей современного искусства (11 выставок), Галерея Искусств Зураба Церетели (5 выставок), Фонд культуры «Екатерина» (6 выставок), Институт Сервантеса (1 выставка).


На восьмом московском международном фестивале «Мода и стиль в фотографии» сквозной темой стало препарирование понятия «красота». Тема красоты как наваждения, прельщения, соблазна волнует мир издавна. Однако именно с эры фотографии аналитика прекрасного стала особым способом исследования мира, соотносимым с началом века модернизма. 

Фотография прельщает иллюзией обладания, присвоения. Для моды и стиля эти иллюзии – синоним правильной маркетинговой стратегии. Потому Мода и Стиль – это и философия рекламного снимка. Cоблазн обладания предметным миром по-особому отрефлектирован в эру модернизма, в эпоху сюрреализма, конструктивизма. Анатомия вожделения мира тотальной предметности, сексуальной притягательности выверенной конструкции была гениально препарирована в дадаистском фильме Леже и Антейля «Механический балет» 1924 года – своеобразном манифесте конвейера fashion-индустрии.

Весьма резонно, что фест открылся в московском Мультимедиа Арт Музее выставкой Voici Paris! (Вот вам Париж!). На ней экспонируются фотоотпечатки из лучшего французского собрания модернистской фотографии – Кристиана Букре. И Ман Рэй, и Жермена Круль, и Леже, и Бунюэль, и Кертеш показывают совершенный в своей последовательности процесс разъятия миметической природы изображения. Создают точно рассчитанные визуальные помехи, что позволяют видеть мир отлично сконструированной механической игрушкой, которую так соблазнительно приобрести и собирать-разбирать как кубик Рубика.


Из экспозиции Voici Paris! (Вот вам Париж!)

Другой модернистский метод: бесстрастная и перфекционистская фиксация зримой оболочки мира, предполагающая феноменальную остроту зрения, свойственную не человеку (в модернизме антропоморфное измерение перестало быть законодателем в мире искусства), но той же совершенной оптической конструкции – микроскопу, телескопу. Так, представленный на главной выставке в МАММ Август Зандер в 20-е годы XX века снимал вроде бы обычных немецких обывателей из разных социальных слоёв. Однако скальпельный взгляд модерниста присутствует и здесь, и вводит в ступор даже сегодня. Не зря Сьюзен Зонтаг в своей книге «О фотографии» писала, что Зандер «стремился пролить свет на социальный порядок, атомизировав его». Бесстрастный взгляд и протокольная точность характеристики наводят ужас: понимаешь, что эта кажущаяся безмятежная сытость существования нации вот-вот взорвётся страшной бедой. Нацисты в 1934 году ликвидировали проект Зандера «Лицо нашего времени» как антиобщественный.


Август Зандер. Секретарь на западном немецком радио в Кёльне, 1931

Любопытно, что в пандан Зандеру можно выбрать фотографии жившего во второй половине XIX – начале XX века Карла Блосфельдта. Блосфельдт делал макрофотосъёмку растений. И его сногсшибательная острота зрения и совершенство репрезентации превращают каждый пестик и венчик в какие-то тревожные амулеты древних цивилизаций, одновременно превращают их в предмет, вещь. Эту дихотомию (странный, тревожащий воображение амулет древних империй и соблазнительный, вызывающий рефлекс обладания дорогой предмет) очень любили как раз в конце 1920-х – 1930-е годы, в эпоху господства стиля ар-деко.

Во время очередного семинара в Школе фотографии имени А.Родченко мы со студентами «прокрутили» на скорости визуальный ряд главных иностранных выставок фестиваля и российских. Большой корпус российских экспозиций открылся на днях в Московском музее современного искусства (филиал в Ермолаевском переулке). Контраст разительный. «У них» – скальпель, перфекционизм, анатомия прекрасного. «У нас» – артистическая небрежность, парение эдакое в сказочных фантазиях и связанные с этим страсть к травестийности, лицедейству, а также соблазн путешествий. 


Видеотрейлер к  фотосерии Петра Ловыгина, посвященной композиции Луи Армстронга What a wonderful world

Та же Зонтаг определила, что «хищническая сторона фотографии» проявляет себя в том, что она стала частью мировой индустрии туризма. Это тоже жажда потребления и обладания, только пространством и временем. Наиболее интересно эти туристические качества фотоснимка артикулированы в сюитах фотографа Петра Ловыгина, особенно в его серии «Луи мой не возвращается ко мне». В ней Луи Армстронг и мир его культуры отправляются в путешествие по Золотому кольцу. И вот уже на фотографиях жирафы трутся боками о церковь Покрова на Нерли, а Армстронг играет на трубе напротив. Такой сугубо русский фольклорный сюжет: «поди туда – не знаю куда», но только конвертируемый в сувенирную продукцию.

Работающий в горячих точках сотрудник ИТАР-ТАСС Илья Ефимович снял девушек в израильской армии. Однако выбрал стиль презентации military fashion. Очень «по-нашенски» получилось во всех отношениях спекулятивное и двусмысленное зрелище. Самый что ни на есть хищный туризм.

Игорь Гавар обратился к теме фольклорной ипостаси моды. Его серия называется «Бабушки». На улицах разных российских городов он запечатлел пожилых дам в нарядах вызывающе экстравагантных. Эти наряды наверное нужно счесть за альтернативную версию модного имиджа. Характерно, что если «у них» кодом анатомии моды становится язык модернизма, то у нас – родимое передвижничество и атмосфера спектаклей Малого театра.

Театральность наотмашь определяет эстетику великолепного проекта «Полоний», созданного гуру арт-лицедейства Владиславом Мамышевым-Монро. Недавно прошедший экспериментальный спектакль «Полоний» был определён создателями как fashion-шоу и генетически связан с поэтикой акционизма «Новых художников» 1980-х годов, а более опосредованно, однако архетипически – с карнавальной площадной культурой. Сыгравший все роли в чудесных костюмах Кати Филипповой Влад Мамышев-Монро сам себе и образ, и комментарий к нему. Человек-Театр Влад Мамышев-Монро создал к самому себе комментарий из кадров немого кино, детских киносказок Александра Роу и Георгия Милляра, клубной травести-культуры. Вот она, истово русская версия анатомии красоты!


Фотосюита Александры Катьер очень располагает к романтическим общениям и обобщениям. Фото: Сергей Хачатуров 

Один проект в российском наборе ММСИ оказался территорией встречи двух способов анализировать стиль и моду, условно говоря, прагматичного («их») и романтичного («наш»). Имею в виду выставку «Здесь, за туманом» художницы Александры Катьер. Катьер начала свою карьеру в бывшем Советском Союзе. Сегодня творит во Франции и США. В ходе трёхмесячной стажировки в Музее праотца фотографии Ньепса в бургундском городе Шалон-сюр-Сон художница создала серию «мимолетностей» жизни: в сквозняках пространства, с выхваченными из потока времени лицами. Точность фиксации каждого момента не отменяет атмосферичность всего действа, запоминающегося как целый фильм. Фильм о неповторимо прекрасных узорах, вышитых жизнью.

 

mamm-mdf.ru/festivals/fashion-and-style-in-photography-2013/