Небоскрёбы Сингапура. Фото: bryangeek

Галерея, которая идёт на Восток 0

12/11/2012
Беседовала Лиза Боровикова 

На 22 ноября 2012 года назначено открытие отделения московской галереи «11.12» в Сингапуре. Её директор Александр Шаров поделился с Arterritory.com своим мнением о реалиях и перспективах сотрудничества российского и сингапурского арт-рынков и рассказал о своём видении места, которое может занять «11.12»  в «бананово-лимонном Сингапуре», который уже давно стал местом пересечения и торговых путей, и разнообразных культур.


Ринат Волигамси. В штабе

Вы – первая российская галерея, открывающая филиал в Сингапуре?

Попытки открыть галереи русскими уже были. Но, как я это понял, придя туда и пообщавшись, это всё-таки больше какие-то пейзажи, берёзки, матрёшки. Когда люди видят то, что мы привозим, они спрашивают: «А разве это русское?» Мы для них, конечно, некое открытие, даже для русских, которые там живут уже давно. Поэтому, наверное, в таком формате мы – первая московская галерея. До нас открывались небольшие галерейки, одна или две, но это было сделано именно под свой формат. То есть люди не обладали  галереями в других местах, а просто либо имели одного-двух художников, которые им нравились, либо рисовали сами. Такие попытки были. А мы, базируясь здесь, в Москве, делаем бранч в Сингапуре, и мы хотим его довести не просто до уровня бранча, а сделать самостоятельной единицей, которая будет показывать не только наших русских художников, но ещё и местных. Здесь я постоянно нахожусь в поиске для того, чтобы найти новые имена. То же самое я хочу перенести туда. Я хочу открывать, показывать интересных талантливых ребят из того региона. Когда мы там разведаем всё и поймём местных художников, мы будем привозить их сюда. То есть для меня это всё-таки еще и база обмена. Здесь я показываю наших авторов, привозил швейцарца Матиаса Циммермана, сейчас проходит выставка израильского художника, у нас есть и голландец. Но всё равно это не так много. Есть сложности ещё и в плане транспортировки, пересечения границ. Но я думаю, что мы всё-таки наладим обмен, будем показывать индонезийское искусство, искусство Азии.

У вас уже есть какие-то предпочтения среди азиатских авторов?

Это надо увидеть. Вообще благодаря нахождению в Сингапуре я хочу пробиться на соседние рынки. Меня очень интересует Индонезия, потому что там огромный пласт самобытной культуры. Они культивируют живопись, скульптуру, это у них прямо на государственном уровне. В этом году на Art Stage Singapore выделяют огромную площадку для индонезийских художников и будет представлено множество ребят и галерей. Поэтому будем подбирать постепенно. Сначала, может быть, будут персональные, а не групповые выставки. Сейчас задача номер один – дотянуть до Art Stage.


Вова Марин. Гаражи

Что в русском современном искусстве может заинтересовать сингапурский рынок?

Спросите меня об этом через год. Я в Сингапуре сейчас, можно сказать, молниеносно открываюсь. Начав в начале августа, мы уже заканчиваем ремонт помещения и делаем открытие, и даже на выставку успели вскочить в уходящий поезд. В январе мы будем участвовать в крупнейшем азиатском шоу, Art Stage Singapore 2013. Мы уже получили подтверждение о том, что нас берут, нас включили в состав участников. Я думаю, в этом году мы будем единственными из России. Там будут представлены европейские галереи, но 75% будет азиатских. На таком шоу мы как раз увидим то, что люди показывают, что им интересно, с чем выходят на эти выставки. Это шанс заявить о себе уже не через глянец, а непосредственно лицом к лицу со зрителем.

Я открываю выставку Art mosaic, даже название такое, арт-мозаика, потому что из всего того, что вы здесь видите, надо сложить мозаику – из художников, из скульпторов. И первые два месяца выставка будет репрезентативной, как раз в период до конца января, пока не пройдет Art Stage Singapore, чтобы люди могли прийти ко мне в галерею и посмотреть наши работы. И тогда мы сможем понять, что им интересно, и сделать план на следующий год, кого и как показывать, чтобы было наверняка. До этого момента ничего не могу сказать. Поэтому мы берём такой максимально широкий срез. У меня все ребята разные. Тот же Макс Башев, допустим. Не скажешь, что традиционный русский художник. Вова Марин тоже. Есть традиционный русский арт, он существует, а вот современное искусство, мне кажется, уже стало международным. Потому что очень многие художники ездят по другим странам и видят, что происходит на ярмарках, и всё равно подспудно что-то копируют, что-то пытаются привнести, чтобы это стало международным. Вот Ринат Волигамси, я не ожидал, что сейчас при отборе работ Art Stage Singapore поставит его номером один. То есть азиатский рынок отреагировал на эти работы, хотя тема наша, советско-российская. Но рынку это интересно. Конечно, традиционные работы, которые близки нашей школе, я тоже повезу, например, Володю Семенского, Семёна Агроскина. Там очень востребована скульптура, это я точно понял, и мы отправляем туда работы Оли Муравиной, Серёжи Соболева и Алексея Морозова. Три совершенно разных скульптора, у каждого свой собственный стиль. Пока непонятно, что понравится, что будет интересно. Но в любом случае это не проходные вещи, а нами отобранные, нам самим это нравится.


Максим Башев. Las meninas

Почему именно Сингапур, а не, скажем, Гонконг?

Про Гонконг я знаю достаточно давно, слежу, смотрю, даже подавал на Art Hong Kong заявки, но не получил подтверждения. Но я, наверное, не хотел бы быть в Гонконге, потому что там я буду пятидесятым, в сотню, наверное, войду. Но это уже отстроенное здание. Все квартиры заняты. Интересно жить где-нибудь на чердаке или в подвале? Мне кажется, не очень. Всегда интереснее новое место. Поэтому и в континентальный Китай я тоже не хочу. Все говорят: «Давай в Шанхай, в Пекин!» А я не хочу, мне Сингапур интереснее. Он находится на пересечении всех торговых путей, это огромный порт. Я думаю, что в перспективе у него есть такие же серьезные шансы стать местом пересечения культурных событий. Кроме того, в Сингапуре очень много экспатов, это та армия, с которой я работаю и здесь. Они у меня являются и посетителями, и покупателями. Я знаю их, там их больше. То есть я вхожу не просто в чистое поле, я уже знаю определенную группу людей, которым это может быть интересно. А работают они в крупных компаниях с китайцами, с местными сингапурцами. Если это понравится экспатам, местные придут за ними.

В общем, если мы с вами увидимся через год, тогда уже будет видно, что из задуманного сбылось, а что нет.