Павильон Шигеру Бана прост, красив и дружит с природой

Долгая традиция того, что ненадолго 0

23/10/2012
Сергей Хачатуров

Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана. Центр современной культуры «Гараж». 20.10.2012–09.12.2012

По опыту преподавателя МГУ знаю, что самый каверзный вопрос для студента на экзамене по истории советской архитектуры: где первый адрес выставки, которая сначала называлась ВСХВ, потом – ВДНХ, а теперь – ВВЦ? «Ну, понятно, где, – в большинстве случаев отвечают четверокурсники, – там, где сейчас стоит мухинская скульптура „Рабочий и Колхозница”, рядом с проспектом Мира». Перефразируя стих Дмитрия Александровича Пригова, понять ошибку можно, ну а простить нельзя.


Сквозь современную модель возведённой командой Жолтовского главной арки мы смотрим на всю экспозицию ВСХВ

Простить нельзя потому, что обязаны знать творчество великого в мире архитектора Константина Степановича Мельникова. И первые его шаги: возведение из недолговечных материалов павильона «Махорка» на ВСХВ (Всесоюзная сельскохозяйственная и кустарно-промышленная выставка) 1923 года, что проходила на территории нынешнего модного места досуга москвичей – Центрального парка культуры и отдыха имени М.Горького. Эта «Махорка» – ну просто дайджест многих открытий Мельникова в области формотворчества: ступенчатый план, разомкнутая в пространстве форма, господство диагональных осей, консольные конструкции.

В то же время понять студентов можно потому, что саму «Махорку» и даже главную известную её фотографию с диагональной надписью на огромном плакате они, допустим, помнят, но вот историю ЦПКиО, а точнее – первой ВСХВ – не помнят совершенно и помнить не могут, так как все материалы касательно этого уникального ансамбля были разрознены, фрагментарны, не удостаивались в новейшее время ни книг, ни популярных рассказов.

И вот – эврика! В субботу в новёхоньком павильоне Центра современной культуры «Гараж», построенном по проекту и технологиям фригана от архитектуры японца Шигеру Бана, открылась выставка, которую можно без преувеличения назвать исторической, «вписанной в Вечность». Самое смешное: эта выставка, как и павильон Шигеру Бана, как раз про Недолговечное, про временные постройки Парка Горького от 1923 года до дома Шигеру Бана.

 

Павильон Шигеру Бана расположен в самой старой части ЦПКиО, рядом с Пионерским прудом и сохранившимся от ВСХВ 1923 года, спроектированным академиком Иваном Жолтовским (учителем Мельникова), построенным из железобетона (потому и сохранился, хоть и скелет) павильоном «Машиностроение», в котором будет главный выставочный зал продюсируемого фондом Айрис «Гаража». Для временного сооружения Шигеру Бан выбрал форму овала с вписанным в него прямоугольником. Стены овала состоят из круглых в сечении стержней-труб. Эти трубы – фирменное ноу-хау приверженца экономичных и экологичных сооружений Бана: они собраны из многих слоев картона. Выглядят просто, обнимают пространство красиво. На вопрос, сколько простоит? – Шигеру Бан ответил: «Бумажная церковь в Японии возведена в 1995 году и жива. Простоит столько, сколько хватит вашей любви и усердия на содержание павильона».

 
Шигеру Бан – архитектор озорной: для своих домов он использует переработанное сырьё, дерево и картон 

Внутри павильон сделан с акцентом на простоту, утилитарность, удобство трансформации к различным нуждам. И выставка про «недолговечное» организована просто отлично в контексте этих требований и, между прочим, в согласии с назначением большинства построек самой ВСХВ 1923 года. В её павильонах не собирались показывать изысканную маньеристическую живопись Приматиччо, а собирались, например, демонстрировать, как перерабатываются продукты животноводства и полеводства.


Вторя очертанию павильона в центре выставки – интерактивная карта ВСХВ 1923 года

В центре – под огромным белым световым овалом – овальная интерактивная инсталляция «Генеральный план ВСХВ 1923 года». Она очень привлекательна, к ней и другим центральным интерактивным инсталляциям без Ipod и QR-кода не приближайся, но – да простят меня организаторы российского павильона на Архитектурной биеннале в Венеции – всё же главное в зале Бана не интерактивность. Главное справа от неё – те документы, что размещены на наклонных деревянных планшетах и освещены рабочими лампами над ними. Главное то, что стоит рядом с планшетами: маленькие модели зданий, то, что по стенам: фотопанорамы строек, то, что проецируется в торец зала: кинохроника ВСХВ 1920-х годов. Главное и то, что слева, в полупрозрачных белых шестиграннике и параллелепипедах – фотографии истории ВСХВ после 1923 года и первых десятилетий ЦПКиО (парк открылся в 1928 году).

 
Среди экспонатов – макет едва уцелевшего до наших дней павильона «Машиностроение» Ивана Жолтовского, состоящего из шести классических домиков, которые образуют на плане конструктивистскую шестерёнку 

Совершенна культура подачи архивов: не в привычной густой шпалерной развеске по стенам, а в точном ритме движения зрителя: так, чтобы ни один фрагмент не затерялся, чтобы ему было максимально комфортно, чтобы были смысловые ряды, доминанты и цезуры. И чтобы вся экспозиция напоминала архитектурную лабораторию, где зритель – на правах уважаемого творческого сотрудника интересного большого проекта.

Ну а чем же уникальны сами материалы по строительству первой ВСХВ и Парка Горького? Прежде всего тем, что даже специалистам незнакома вовсе львиная доля планов, чертежей, фотографий, эскизов декорации. А ведь данные проекты, их фотофиксация принадлежат лучшим из лучших как из стана авангардистов, так из стана еще не радикально оппозиционных им в начале 20-х неоклассиков. Вот некоторые имена: Жолтовский, Лисицкий, братья Голосовы, Мельников, Щусев, Фомин, Гинзбург, Экстер, Щуко, Кокорин, Колли, Родченко, Буров… – из этих фамилий и состоит история отечественной культуры первой половины XX века. Причина неизвестности: большая часть показанного хранится в частных коллекциях. Но даже то, что из музейных собраний (прежде всего – Музея архитектуры имени А.В. Щусева), впервые собралось вместе в таком составе, в такой суперкачественной экспозиции да ещё с сопровождением тщательно изданного каталога. Реально восстановлена в правах глава истории российской культуры. И интересно, что работала над ней команда молодежи (в каталоге 18 имен) без начальства главного куратора.

Эта восстановленная глава завершается не точкой, а многоточием. У входа-выхода расположен еще один коридор с визуальными и текстовыми материалами «Современное временное» про долгую традицию того, что ненадолго.
 

Фото: Сергей Хачатуров