Арт-кластер «Винзавод», где размещаются все три галереи

Финал эпохи трёх китов 0

О чём пишут московские журналисты и арт-критики в связи с закрытием трёх наиболее известных столичных галерей современного искусства

Анна Арутюнова
30/04/2012
 

Галереи Марата Гельмана («М&Ю Гельман»), Айдан Салаховой («Айдан») и Елены Селиной (XL) на протяжении около двадцати лет выполняли роль трёх китов, на которых покоился пусть и не слишком интенсивный, но все же развивающийся московский рынок современного искусства. Три совершенно непохожие друг на друга галереи с разными задачами, целями и средствами были своего рода барометром коммерческого успеха современного искусства из России в целом. Про эти галереи хорошо и довольно давно знали на Западе, они участвовали в международных ярмарках, и каждый их шаг на внутреннем пространстве российской арт-сцены редко оставался незамеченным. 

Ни для кого не секрет, что в России с рынком современного искусства не всё гладко, но такого резкого поворота событий никто не ожидал – сразу три галереи как будто не сговариваясь объявили, что прежний формат их больше не устраивает. Паническую реакцию сообщества на это заявление понять можно – раз о закрытии говорят сразу три отца-основателя, кажется, что местному арт-рынку и правда конец. И хотя такой скоординированный шаг лишний раз свидетельствует о проблемах, последствия его пока что предсказать невозможно. Каждый теперь уже бывший галерист преследует свои собственные цели, и каждому решение о переформатировании принесёт разные результаты. 


Галерист и культуртрегер Марат Гельман. Фото: www.glammilk.ru 

О том, что закрытие галерей по сути нельзя назвать новостью, пишет Ольга Кабанова в газете «Ведомости», справедливо отмечая, что все трое галеристов уже давно проявляли интерес к более разноплановой деятельности в сфере искусства. Например, Салахова довольно успешна в качестве художника, Гельман, уже не первый год заигрывающий с государственными инициативами, уделяет немало внимания развитию региональных арт-центров, а Селина уже давно говорит о феномене «профессионального выгорания». (Более подробно о дальнейших планах Гельмана, Селиной и Салаховой можно прочитать в статье Дианы Мачулиной для Полит.ру.

В своём развернутом заявлении, опубликованном на сайте Artguide.ru, Селина отмечает специфику галерейного бизнеса в России – когда всё только начиналось в 1990-е годы, в отсутствие музеев и фондов, системы рынка искусства, галерея часто понималась как независимое выставочное пространство, в котором возможны хоть какие-то художественные эксперименты. Такую высокоинтеллектуальную и одновременно рискованную в коммерческом смысле игру себе могут позволить только очень успешные галереи, которым не нужно завоевывать новых покупателей, и тем более не нужно отстаивать своё право на существование. Селина делает неутешительные выводы и говорит, что за 20 лет рынок искусства в России в том виде, в котором он существует на Западе, так и не прижился – а значит, формат классической коммерческой галереи, не имеющей никакой сторонней финансовой поддержки, изжил себя. К слову, Селина единственная галерею закрывать не собирается – продажи будут продолжаться; но появится проект XL Projects, задача которого – продвижение русского искусства всеми возможными способами. 


Художница и галерист Айдан Салахова. Фото: www.aidans.ru 

На том же сайте Artguide.ru вскоре после этого была опубликована статья исполнительного и финансового директора «Айдан галереи» Илья Вольфа, в которой он подробно объяснил (а вернее, посчитал), сколько стоит содержание галереи. Он подсчитывает бюджет среднестатистической галереи (который, к слову, можно взять на вооружение тем, у кого ещё не отпало желание попробовать свои силы в этом деле), а также описывает контекст, в котором существует галерея и от которого так или иначе зависит её успех. Ведь на него влияет практически всё: художники, арт-критики, государство, коллекционеры, СМИ и так далее. 

Культуртрегерами называет российских галеристов Елена Баканова в интервью для сайта журнала «Арт-Хроника». И объясняет это полной неразвитостью рынка, а также отсутствием какой-либо положительной динамики в галерейных продажах после кризиса 2008 года. Произошедшие перемены она также связывает с общим изменением ситуации в стране, отмечая, что период стабильности закончился, а разочарование в происходящем приводит к апатии и потере всякого интереса. Впрочем, свою галерею Paperworks на Винзаводе Баканова закрывать не собирается, надеясь, видимо, на то, что система современного искусства всё-таки будет развиваться дальше. 

О причинах закрытия галерей размышляет Валентин Дьяконов на страницах газеты «Коммерсант». Среди них – мизерное число коллекционеров, которые к тому же не слишком хотят вкладываться в местных художников, концентрация денег в руках чиновников, не желающих демонстрировать свои доходы, отсутствие поддержки государства для «тружеников арт-бизнеса», а также непонимание со стороны художников, считающих галеристов врагами, отсуствие интереса к галерейным выставкам у СМИ и, наконец, существование фондов, которые поддерживают художников вне привычных рыночных моделей. Есть, по мнению автора, и другие проблемы – проблемы в головах, которые выражаются в вечном стремлении заработать на культурных инициативах, а также подменить частную инициативу коллективным действием. 

В блоге Арт-Хроники Мария Семендяева удивляется, что жалобы на то, как трудно содержать галерею в Москве, появились так внезапно сразу у трёх галеристов. Из пресс-конференции, на которой объявили о закрытии галерей, она делает вывод о том, что главная проблема рынка современного искусства – отсутствие коллекционеров. И приводит слова Гельмана, назвавшего потенциальными коллекционерами новый класс бизнесменов, которые, будучи к тому же чиновниками, предпочитают не демонстрировать своё богатство. Такой печальный приговор совсем не соответствовал тому веселью, с которым на Винзаводе «отмечали» закрытие площадок (репортаж о прощальной вечеринке можно прочитать на сайте журнала Interview Russia ). 

Более серьезный оборот дискуссия о закрытии галерей приняла на круглом столе, прошедшем в ЦДХ, на котором побывал Валерий Леденёв. В блоге журнала «Арт-Хроника» он написал о том, что бывшие галеристы весьма уклончиво отвечали на вопросы о новых источниках финансирования и дискуссия шла своим чередом. Однако в ходе разговора прозвучали предложения о том, чтобы начать пользоваться поддержкой государства, которое озабочено созданием «позитивного образа России за рубежом». Автор отмечает, что события последних нескольких месяцев выстраиваются в неприятную последовательность: преследования Pussy Riot, уход Софьи Троценко в мэрию, новости об инициативе Всеволода Чаплина по созданию арт-центра (при участии Марата Гельмана), а теперь и переформатирование галерей, которые, не исключено, могут обратиться в поиске денег к государству. 


Елена Селина, XL-галерея и XL Projects 

О том, возможно ли ради государственной поддержки закрыть глаза на то, что сегодня именно государство чаще всего преследует художников и современное искусство, с Еленой Селиной поговорили Мария Кравцова и Екатерина Алленова. Селина рассказала о том, что, на её взгляд, могло бы сделать государство для того, чтобы улучшить ситуацию с искусством в стране. Свою нынешнюю задачу она видит в том, чтобы начать разговор с государством о нуждах современного искусства. Также Селина объяснила, почему разнообразных существующих арт-институций и новых инициатив (скажем, Шалва Бреус собирается открывать новый музей современного искусства) недостаточно для полноценного функционирования системы современного искусства. 

Как бы то ни было, произошедшее вполне можно назвать системным кризисом, и как всегда, кризис позволил более предметно взглянуть на российский арт-рынок и сложившиеся на нём отношения. Три кита уплыли каждый в своём направлении. Система не рухнула, но в ней определённо произойдут новые перестановки, появятся новые лидеры и новые точки отсчёта.