Янис Авотиньш. Фото: Андрей Строкин

12 вопросов Янису Авотиньшу 0

 17/01/2013
Arterritory.com 

На «Дневную дюжину» вопросов отвечает живописец Янис Авотиньш (1981). С 17 января до 23 февраля в берлинской галерее Johnen, которая представляет таких известных мастеров, как Мартин Крид, Анри Сала, Йошитомо Нару, пройдёт персональная выставка этого художника. В тот же день в Bundeskunsthalle в Бонне откроют выставку «Новинки современного искусства Федеративной Республики Германия: 2007–2011 годы», в которой также примет участие Янис Авотиньш.

Его работы есть и на выставке новых приобретений Латвийского национального художественного музея, которая вчера открылась в Музее декоративного искусства и дизайна (её можно будет посмотреть до 17 февраля). А весной пройдёт персональная выставка художника в Мюнхене, в галерее Rüdiger Schöttle, которая работает вот уже более 40 лет и представляет таких художников, как Лайам Гиллик, Томас Руф и др. Открытие выставки – 22 апреля. 

1. Лучший момент дня.

Этот момент может тянуться часами. И самое главное в этот момент – это осознание того, что не надо ничего делать, что ничего не запланировано, скажем, на всю следующую неделю. Это совершенно не связано с ленью. В такие «моменты» нередко получается сделать что-то хорошее. Моментами я их называю потому, что их очень легко «разъять», и тогда пропадёт тяжесть времени.

 
Одна из картин Яниса Авотиньша, которая в 2012 была представлена на его выставке в лондонской галерее IBID Projects

2. Почему вы занимаетесь искусством?

Потому что я решил, что у того факта, что искусство – это самая интересная штука на свете (так мне самому кажется), есть какое-то отношение к тому, что я могу сделать или делаю. Если бы я не был художником, стал бы дизайнером. Если бы не был дизайнером, обратился бы к природе. В моём понимании создание искусства – это любое созидание, разницу определяют только мотивация и стиль создающего. В каждом отдельном случае мотивации и стилю приходится учиться у других, но в итоге ничего из этого для тебя не подходит. Произведение искусства выживает в том случае, если его кто-то бережно хранит и если оно оказывается уникальным в смысле мотивации и стиля. Между создателем и стилем создания всегда есть аналогии, но общее знает и видит только сам создатель. Я ещё точно не знаю, «занимаюсь ли я искусством». Об этом, очевидно, свидетельствуют формальные признаки.  Выбрать «занятие искусством» невозможно, это происходит, это – слабость. 

3. Фильм, концерт, выставка или книга, недавно оставившие глубокое впечатление.

Практически всё, что в первый раз оставляло «неизгладимое впечатление», я искал повторно. Когда перечитываешь книгу или снова смотришь фильм или произведение искусства, всё в отношении к ним меняется, и тогда становится не столь существенно, как было в первый раз. То, что пережито неоднократно, вплетается внутрь как знания, и каждый новый раз впечатления немного другие. Раньше я подчёркивал в книгах что-то, а теперь, перечитывая их, нередко не понимаю, почему подчеркнул, больше не подчёркиваю. 

Только что вышла компиляция фильмов Йонаса Мекаса. Когда-то на выставке Documenta я видел его пятичасовой фильм.  Наконец посмотрю его во второй раз.

 В этом году во время просмотра фильма режиссёра Белы Тарра «Туринская лошадь» я почувствовал свою неотёсанность. Сильные и незабываемые впечатления остаются, когда вырываешься из банального мира и стремишься в мир точный и определённый, когда получаешь удары и когда у тебя выбивают землю из под ног; такое время, надеюсь, у меня уже в далёком прошлом. Поэтому теперь такого рода катарсис не происходит не потому, что нет иллюзий, а потому, что всё время можно находиться во впечатляющем «внутреннем пространстве» мира и собирать впечатления о других мирах, радоваться их схожести или отличиям или сетовать по этому поводу.

Линк по теме:
Йонасу Мекасу – 90.

4. Где у вас рождаются идеи для работ?

В уже созданных мною работах. Всё остальное имеет второстепенное значение. Момент появления идеи можно констатировать, когда становится видно, как по-новому использовать уже известные, давно имеющиеся материалы. Новой идея становится, когда для неё используют уже известные материалы. При помощи неподвластных мне материалов новые идеи я находить не умею.

5. Какие произведения искусства вы бы выбрали для себя?

Почти всегда, когда смотрю на произведение искусства, первое, о чём задумываюсь – это хотел ли бы я его иметь его у себя дома. И если бы у меня дома были те работы, что мне нравятся, то сразу бы проявились все те банальности, которыми я занимаюсь и которые есть во мне, и тогда я стал бы лучше. Или, если бы это не получилось, стал более жалким. Поэтому пусть лучше произведения искусства находятся в музее. Такой музей должен находиться поблизости.

 Сильными произведениями искусства надо делиться, и я бы хотел иметь в «собственности своего государства», то есть в музее, такие работы, которые попали туда как материализация надежд и тоски какого-то конкретного человека (профессионала), осмысленные, с живой, страстной значимостью для кого-то, а не оказались там путём институционального нигилизма. Многие значимые коллекции мира – это наследство частных коллекций, потому что выбор каждой работы в условиях такого субъективизма вынашивается и взращивается, он определён. Создать такую коллекцию я бы не отказался.

 

Картина Яниса Авотиньша 2011 года, которую в свою коллекцию приобрела галерея Bundeskunsthalle в Германии

 6. Что вы делаете, когда не занимаетесь искусством?

Все те же банальности, что и другие люди. 

7. Вы много спите?

По природе я сибарит. Поэтому да, как только можно – много.

8. Коллекционируете ли вы что-нибудь?

Нет.

 9. Одна из самых важных вещей в вашей мастерской?

Именно те, что «важны», вызывают наибольшие сомнения. Например, фотографии, сорт какого-то определеного полотна или пигмента. Самые важные вещи в мастерской происходят совсем по другим причинам, не знаю, по каким. Свет северной стороны, тишина, порхающие птички и то, чего нет, а надо было бы.


В гамбургской галерее Vera Munro во время выставки Яниса Авотиньша There Are No White Spaces, 2012

10. Что из еды вам нравится, что не нравится?

Не нравится ничего в больших количествах. В небольшом количестве нравится всё. Но лакрицей и луком можно по-настоящему испытывать моё терпение.

 11. Кем вы хотели быть в детстве?

В девятом классе я пошёл изучать моду. Она до сих пор в поле моего зрения, и я восхищаюсь некоторыми хорошими модельерами и дизайнерами. Сила воли у пятилетнего мальчика не та же, что у мужчины среднего возраста (32). В пятилетнем возрасте желания менялись ото дня в день, поэтому честно ответить даже не смогу.

 12. Три творческих личности, вместе с которыми вечер бы обязательно удался?

«Творческих» людей, с которыми вечера удавались, у меня значительно больше. Скорее так: когда люди становятся «творческими» и открываются, «вечер» удаётся.