Фрагмент экспозиции Stinking Dawn Gelatin & Liam Gillick

Kunsthalle, коллективный психотерапевт 0

19/09/2019
Андрей Левкин

Венский Kunsthalle до 6 октября продолжает нечто под названием Stinking Dawn Gelatin & Liam Gillick (кураторы: Lucas Gehrmann, Luca Lo Pinto). Dawn – это рассвет, у Stinking веер вариантов: вонючий, зловонный, мерзкий, подлый и даже «купающийся в деньгах», но это уже какая-то производная. Все слова нехорошие, да. 

В этом году у Кунстхалле была, что ли, некоторая пауза (по моему ощущению). Выставки были дежурные, что ли. Зато теперь там всё сразу, практически эпос. Реально всё сразу, если по жанрам. Ну, и актуальная политическая тематика, она же – вечная. Как ещё объединить разное, если не вечной социальной тематикой? В частности, можно считать, что так выглядит социальный протест в актуальном дизайне.

В пресс-релизе Stinking Dawn сначала расписывается именно социально: это «выставка в форме процесса создания полнометражного художественного фильма Gelatin'а и Liam'а Gillick'а. Совместно разработанный импровизационный фильм исследует пределы человеческой терпимости перед лицом угнетения, политического кризиса и чрезмерного самообмана. Фильм следует за судьбой четырёх привилегированных молодых людей, которые через различные стадии развития и саморефлексии приходят к окончательному краху». Будто социальная тематика тут и в самом деле главная.

Авторы. Gelatin (попросту «Желатин») – четыре венских художника. Встретились в каком-то арт-лагере в 1978-м, с тех пор работают вместе. Пресс-релиз: «Их практику отличают методы реляционной эстетики, свой скульптурный язык, анархический и непочтительный подход». То есть работают вместе уже 40 лет. Вроде не на слуху, но на международном уровне выставляются вполне интенсивно. Вот проекты на их сайте. Там, например, совершенно какой-то венский проект о Громадных Кроликах, 2005 года.

Liam Gillick, Лиам Гиллик – из Нью-Йорка. Точнее, живущий в Нью-Йорке британец, скульптор-концептуалист, номинант Премии Тёрнера за 2002 год. «Представляет поколение YBA [Young British ArtistsА.Л.]; точнее всего его работы маркирует термин из словаря искусства XXI века – „Эстетика взаимодействия”». Озадачен «раскрытием новых систем идеологического контроля, появившихся с 1990-х годов». При этом – всеми возможными художественными методами. Участвовал в documenta, в Венецианской, Берлинской и Стамбульской биеннале. Персональные выставки были в Музее современного искусства в Чикаго, MoMA в Нью-Йорке и лондонском Tate.

Люди взрослые, серьёзные. Не юные активисты. Чрезвычайно солидные люди. Может, их сейчас как-то допекло, всех пятерых одновременно.

Далее пресс-релиз пошел в сторону технологий: «В период съёмок (4–13 июля) к художникам присоединились друзья художников и их давние сотрудники. Посетители выставки стали потенциальными дополнениями к обширной, постоянно модифицируемой сцене – игрушечные блоки из искусственного камня составлялись то в колоннады, то в амфитеатры, то в ночной клуб, то в тюрьму». После съёмки начался постпродакшн, а на выставке были представлены разукрашенные остатки декораций плюс большое слайд-шоу съёмочного процесса. В пространстве «бессистемно играет музыка», а посетители «могут прогуливаться среди потрёпанных декораций, создающих весьма яркий контекст».

Там ещё милое примечание в конце: «Оплата по вашему желанию: каждое воскресенье вы платите за посещение выставки столько, сколько захотите». Но – только по воскресеньям. Надо полагать, в октябре и кино покажут. Но это не анонсируется. Или, может, его и не доделывают, главное же процесс.

Считаем жанры. Кино, производство объектов, инсталляции. Некая актёрская игра, но это не так важно. Кино (или видео, неважно). Живопись-граффити. Музыка, даже и с песнями. Тут же и как-то забытая тема хеппенингов – там есть отличие от акций, хеппенинг предполагает коллективное действие при активно-пассивном участии зрителей. В акциях действует сам художник, в хеппенингах уже как-то все, вольно или невольно. Ну вот, это он и есть, а что до результата, то у хеппенинга он быть может, но – не обязательно. Тут же художественный процесс как жанр в ограниченном времени и пространстве, с полным уходом в его реальность. Ну, изрядно полным.

И это не все жанры. Ещё есть буклет (можно загрузить на сайте Kunsthalle). Выглядит так.

 

И это уже вполне книжный арт, а внутри ещё и сценарий. Вот несколько начальных сцен.

ПРОЛОГ

Звуковое оборудование должно находиться где-то в помещении. Это пространство для репетиций песни, к которым мы будем возвращаться до конца фильма. Первая сцена репетиции позволит познакомиться с каждым персонажем и начать идентифицировать их личности.

БЭКГРАУНД ПЕРСОНАЖЕЙ

Перед тем, как мы останемся с персонажами, мы станем понимать биографию этих людей. Будут изложены различные пути, на которых каждый их них стал политически просвещённым.

НАСТРОЙКА, SET-UP

Мы начнём видеть противоречия в персонажах. Расхождения между ними. Каждому из них суждено присоединиться к разным, противоположным, но тесно связанным между собой социально-политическим движениям.

КАТАЛИТИЧЕСКИЕ ИНЦИДЕНТЫ

Каждый из персонажей шокирован банальностью выбранного им политического движения. Всякий с бессвязной яростью взорвётся на важной для него встрече.

СОМНЕНИЯ В СЕБЕ И ТРАНСФОРМАЦИЯ

Они необходимы любому из персонажей, чтобы избежать кризиса в своем направлении. Каждый из них унаследовал огромное богатство, а это вызывает саморефлексию и замешательство.

[...] 

Последнее, что ли, о том, что социальные проблемы не всегда имеют материальные основания (богатые тоже и т.п.). В буклете есть и графика.

Также участвует поэзия, вполне милая. Как бы и трагичная, но как-то окончательно, то есть уже даже и по-хорошему трагичная поэзия. Немного дадаистская, но это логично. Абсурдность бытия, то да сё.

 

 

Какие жанры не упомянуты? Разве что балет, но, может, и он был. Да, обратим внимание на мультикультурализм, внимательнее рассмотрев граффити в заголовочной картинке.

Судя по банальной изощрённости сюжета, они и в самом деле вкладывали в проект некие гражданские чувства. Но, конечно, он более онтологический, чем активистский. Всё это разнообразие жанров и всего подряд упорядочить возможно не просто социальной темой, а именно что онтологией, пусть даже и в мизантропическом варианте дурного рассвета.

Налицо куча связей, даже и непредумышленных – при таком-то кавардаке. По нынешней арт-логике, уже и это сделает искусство, есть и другая обязательная теперь штука –

многослойность месседжа. Тут возможны разные толкования, кому что милее, а это и само по себе может быть результатом ивента. Может, провоцирование толкований тоже смысловой слой, а под ним ещё несколько каких-то других. И где-то там настоящая интерпретация. Но необязательно.

Что у них было на уме – откуда ж знать. Нет даже уверенности в том, что Желатин и Гиллик имели в виду что-то одно. Но тут в самом деле делают проект, подробно его документируя – как-то даже избыточно подробно. Сам процесс, конечно, тоже арт – вот он тут вместо отсутствующего балета. Да и логистика мудрёная – в таком варианте и она станет элементом искусства.

В конце концов, не так и важно, о чём именно говорить. Да хоть малые голландцы, например. Семантика и не обязана быть предъявленной. Некоторые истории производят невербальный смысл – а тут общепонятный вербальный и не сделать. Слишком всего много, каждый поймёт, как сумеет. Несмотря на конкретность темы и представленность процесса, всё это смутно-неопределённое, в этом качестве и существующее. А действующую неопределённость сделать сложно. Собственно, неопределённость потому, что по части трагизма явный перебор – с этакой-то выпуклой серьезностью.

Так что тут и венское кабаре заодно. Песенки вполне, кстати.

 

В общем, хаос как таковой. Искусство его обустраивает, аккуратно оставляя хаосом, и переживать тут незачем. Тем более имея в виду социальную сторону дела. Тут же даже и весёлое несоответствие: два месяца в Музейном квартале Вены происходит мероприятие на тему, как всё ужасно – право же, MQ исключительно удачное место для этого чувства. Нет, всерьёз: уж если и там этакий ужас, то что говорить обо всех прочих местах? В этом несомненно присутствует гигантский оптимизм: а чего ж вы вообще хотите, если на свет родились? Психотерапия, короче, от Kunsthalle.

 

 

Другие выпуски блога Андрея Левкина на Arterritory:

Искусство города, СПб-style
Чикенчёрч, рождественская история

Министерство без министерств
Гуманизация знаков, британский опыт
Серое без оттенков
Tilt-Shift, опора реализма
Стрит-арт без спрея, варианты

Место стыка двух миров

Поэзия, ежедневное искусство

Тревожность перед Рождеством
Алисия Маккарти и панк-минимализм

Стрит-арт и метахудожник
Сдвиг контекста голубой собачкой
В Санкт-Петербурге – Ленинград, а в Ленинграде – Петербург
Художесственное возвышение магнитиков
Жесть, масло, Нью-Йорк, время
Одна француженка из воздуха
Поэзия как визуалка, но не в этом дело
Города и – само собой – искусство
На том же месте через 40 лет
Неторопливый апокалипсис (в хорошем смысле)
Минималистский экспрессионизм и городская песенка
Стрит-арт 2016: на улице почти как в галереях
Не знаешь, как быть – тыкай в нетипичное
Каунас: инвентаризация методов
Бетон, абсолютно пластичная тема
Расшифровки Матье Тремблина или наступление полной ясности
Арт или аттракцион: роковая (или нет) черта
Тут уже постинтернет, или Постинтернет уже тут
Резиновые обстоятельства: как мы (каждый из нас) выглядим ровно сейчас?
Складные котики Стабу, 29, или Арт непрерывных утрат
Жильё в почве как доходчивыйcloud-art
Филадельфийский проволочник
Найденное повсеместно (Found Art)
Арт, приближённый к телу, или Искусство внутри нас
Город inside: покинутые офисы
Город как страшной силы машина связей
Хорошо недоделанныйKunst
Акаунт Zetteldichter в соцсети Wien
Town-арт, городское кабаре