Из книги Jasper'а Leonard'а «New York Resized»

Tilt-Shift, опора реализма 0

27/04/2017
Андрей Левкин

Вышла книга JasperLeonard'а «New York Resized». Понятно, о NYC книг на свете очень много, но эта – полностью построена на применении эффекта Tilt-Shift. Что, собственно, окончательно утверждает данный метод. Что за метод – сразу видно: в резкости только небольшая зона изображения, остальное размывается. Получается, как говорит сам автор, что-то вроде лего. Даже и 8-битные картинки близко.

Чтобы понять, в чём там дело, надо исследовать термин, Tilt-Shift. История уже давняя, только смотреть надо не в художественных трендах, а чуть в другой области. Найдётся Tilt–shift photography: «Sometimes the term is used when the large depth of field is simulated with digital post-processing; the name may derive from a perspective control lens (or tilt–shift lens) normally required when the effect is produced optically». То есть хотя Tilt–shift как термин используется и для описания метода цифрового постпродакшна, когда симулируется глубина, он основан на perspective control lens (tilt-shift lens), оптике, которая и обеспечила такой эффект. Совершенно техническая опция. Да и что такое «наклон-сдвиг» в художественной области? Не очень-то соответствует получающемуся.

В фотографии термин вполне укоренен: «Шифт-объектив – название группы специальных объективов, обладающих возможностью подвижек относительно кадрового окна фотоаппарата за счёт конструкции оправы и увеличенной кроющей способности. В маркировке объективов, допускающих только сдвиг оптической оси в поперечном направлении, присутствуют буквы PC, означающие управление перспективой (англ. Perspective Control, Perspective Correction). При наличии дополнительной возможности наклона оптической оси объектив чаще всего маркируется аббревиатурой TS, означающей сдвиг и наклон (англ. Tilt and Shift). Шифт-объективы стали компактной заменой крупноформатных карданных камер, пригодных для архитектурной и иной технической съёмки, требующей оптической трансформации изображения» 

То есть исходный смысл состоял в том, чтобы как-то лучше фотографировать архитектуру. Например, чтобы она влезала в кадр. Ну, а «первый в мире шифт-объектив „PC-Nikkor 3,5/35” был выпущен в 1962 году компанией Nippon Kogaku K. K.» Давно уже, но в искусство метод добирается только сейчас.

Тут нюанс. Из интервью с автором книги – вопрос: «In total, you took 23,000 photos. How did you narrow it down to the selection in the book?» 23 тысячи фотографии для книги, как отбирали? Ответ не так важен, а мораль даже не в том, что работать надо много. По этому объёму видно, что художественный эффект возникает не в любом случае, не автоматически. Tilt-Shift просто очередная машинка, которая работает вот так. Инструмент, который сам по себе определяет далеко не всё. Краски же тоже каждый купить может.

Та же справка о линзах сообщает, что они «в последнее время получили распространение в фотоискусстве и кинематографе для получения различных художественных эффектов». «Последнее время» здесь уже примерно лет десять минимум. Например, на сайте Mymodernmet можно обнаружить, что в 2010-м метод использовался уже и не только в фотографии. Там был материал Top 10 Most Popular Posts in 2010, где среди прочих была и такая картинка:

Издание сообщало, что «Serena Malyon (a third-year art student) обнаружила, что tilt-shift photography превращает сценки в небольшие модели, и решила применить метод к картинам Ван Гога. Используя опции Фотошопа, она модифицировала эти работы в невообразимый ранее вид». Тут работали уже не линзы – но к книге Леонарда это не относится, там чисто оптика, без программ (не считая постпродакшна книги). Что до первопроходства Malyon, то кто ж знает, может, и раньше так делали, но её всё же вписали в Топ-10 за год, так что определённая прецедентность была.

А что Malyon могла увидеть? Тот же Mymodernmet двумя годами ранее, в 2008-м, дал подборку Optical Illusions с 12 Tilt-Shift Miniature Faking Photos. Видно, что приём уже ушёл в массы, там даже не кто-то один конкретный, а подборка авторов, причем – соцсетевых, у них и имён нет, только ники. Следующую фотографию сделал некто B Tal.



Характерно, что само издание тогда как-то не понимало, с чем имеет дело, что это может быть за жанр, и вообще, какой вид искусства (и искусства ли). Приём был, но как-то плавал, к чему его пристроить? Они даже не решили, в какую рубрику поставить материал, у них указано UNCATEGORIZED. Ну, а за Ван Гога в связи с этим тоже взялись массово (непонятно, почему именно за него). Тут уже явно разные авторы, например:

В самом деле, непонятно, что делать с методом. Нью-Йорк-то красивый получился, с архитектурой приём работает хорошо, а люди по факту там тоже вполне условность относительно громадных объемов. Даже Public Spaces архитектурны и соответствуют среднестатистической равномерности (снова Нью-Йорк Леонарда).

Что еще можно извлечь из метода? Серии, конечно, всегда выручают – книга Леонарда вполне демонстрирует мощность приёма, переводя его в новое качество. Но это, разумеется, если на входе 23 тысячи фотографий – тогда методика работает иначе, автор работает иначе, полагаясь вовсе не на особенности техники. Но, несмотря на явный художественный результат, вопрос остаётся: метод годится только для разовых мероприятий подобного рода или же умеет делать что-то ещё? При этом, несмотря на неприкаянность жанра, в нём ощущается что-то весьма знакомое. 

Эффект отчасти уравнивает в правах всё вокруг – органику, неорганику, здания, людей, деревья, трамваи, погоду. Какой-то идеальный перевод в какую-то унифицированную субстанцию. Не так что именно игрушки, но вот так по ощущениям в среднем всё и выглядит. И общий смысл налицо, да и симпатично.

Вообще, странно же выходит: если охватить как можно больше, но делая чётким небольшой выделенный участок, то всё в сумме получится как лего. Это же ровно реалистические романы, вот что. Широкий охват пространства, времени и обстоятельств, в центре – главные персонажи, они прописаны, а остальное в той или иной степени размыто. Вот же, обнаруживаются на свете такие фичи, которые неожиданно, только с их появлением позволяют понять, как именно всё устроено уже давным-давно. Да, лего, 8-битные картинки. Реализм – это вот они, 8 битов. Что, кажется, поясняет, почему такие романы до сих пор имеют массовый спрос: а просто глаз давно привык, то есть – не глаз, а мозг. Не только романы, а и журналистика, например. Можно даже считать метод дарованным свыше компромиссом в пользу общего смысла. Причём ещё же и выглядит мило.

 

Другие выпуски блога Андрея Левкина на Arterritory:

Стрит-арт без спрея, варианты
Место стыка двух миров

Поэзия, ежедневное искусство
 

Тревожность перед Рождеством
Алисия Маккарти и панк-минимализм

Стрит-арт и метахудожник
Сдвиг контекста голубой собачкой
В Санкт-Петербурге – Ленинград, а в Ленинграде – Петербург
Художесственное возвышение магнитиков
Жесть, масло, Нью-Йорк, время
Одна француженка из воздуха
Поэзия как визуалка, но не в этом дело
Города и – само собой – искусство
На том же месте через 40 лет
Неторопливый апокалипсис (в хорошем смысле)
Минималистский экспрессионизм и городская песенка
Стрит-арт 2016: на улице почти как в галереях
Не знаешь, как быть – тыкай в нетипичное
Каунас: инвентаризация методов
Бетон, абсолютно пластичная тема
Расшифровки Матье Тремблина или наступление полной ясности
Арт или аттракцион: роковая (или нет) черта
Тут уже постинтернет, или Постинтернет уже тут
Резиновые обстоятельства: как мы (каждый из нас) выглядим ровно сейчас?
Складные котики Стабу, 29, или Арт непрерывных утрат
Жильё в почве как доходчивый cloud-art
Филадельфийский проволочник
Найденное повсеместно (Found Art)
Арт, приближённый к телу, или Искусство внутри нас
Город inside: покинутые офисы
Город как страшной силы машина связей
Хорошо недоделанный Kunst
Акаунт Zetteldichter в соцсетиWien
Town-арт, городское кабаре