Lesley Oldaker

Мрачняк – не печаль, а просто фактура 0

16/06/2017
Андрей Левкин

Так получилось, что связь искусства и города (которой я здесь преимущественно и занимаюсь) предполагает хорошие, что ли, вибрации. Но это как-то однобоко, могут же быть и неблагополучные чувства. Мрачняк, наконец. Да, это появился повод (см. картинку в заголовке). Новости я смотрю в Твиттере, а там какой-то из арт-сайтов сообщил, что художница Lesley Oldaker стала FLUX Artist 2017. Ссылки на сайт нет, потому что я и не помню, чей это был Твиттер. Я просто стал выяснять детали по первоисточникам. Но, разумеется, в Твиттере была картинка, которая и склонила их выяснять. Вроде эта:

Тут будет не только про городской мрачняк и художника в нём (или – его производящего). Здесь также об устройстве некоторых арт-институций и производимых ими арт-ивентов. Что такое FLUX Artist 2017, например? Сначала – кто автор. Цитата из Lesley Oldaker – FLUX Artist 2017: «#FLUXExhibition рад объявить о том, что Лесли Олдэкер снова стала… exhibiting artist (как перевести, просто «участником выставки»?) престижного Колледжа искусств Челси (prestigious Chelsea College of Art). Лесли – британская художница, живущая сейчас в Цюрихе, Швейцария». А также, Lesley has exhibited in the UK, USA, Switzerland, Slovakia, Italy, India and China, её работы находятся в частных коллекциях в UK, USA, Bratislava, China, Australia and India. Автор – британский, мрачняк – лондонский.

Это Сити, конечно. При этом лондонский автор, пишущий мрачняк о Лондоне, живёт теперь в Швейцарии. Логично. Впрочем, участвует в британской выставке. Конечно, есть её контакты. Есть сайт. Есть список выставок с её участием, большой. В частности, видно, что она была FLUX Artist и в 2015-м, но это частности. Выставлялась и в Saatchi Art. Там же и продаётся (картинка, которая первая в статье, стоит 225 €, а подробнее тут. Размеры работы – 16 x 20 x 0 in – то есть в дюймах.

У неё есть Твиттер, где она, само собой, выставляет свои работы (иллюстрации к этой заметке взяты не только с сайта FLUX, но и оттуда). Там же и краткое кредо: «Lesley Oldaker, Zurich based, UK artist, explores the connections, relationships, and purpose of random figurative groups and personal responses to co-occupying public spaces». Исследует связи, взаимоотношения и намерения случайных фигуративных групп и частные реакции на взаимное присутствие в общественных местах.

Что такое FLUX (разумеется, судя по картинам Oldaker, он не имеет никакого отношения к Fluxus'у) и что такое Chelsea College of Art? В самом ли деле он prestigious? По поводу FLUX Exhibition на сайте есть по нынешнему поводу: Summer FLUX at The Chelsea College of Art 12th – 16th July. Топография: The Cookhouse Gallery, The Triangle Space and Outdoor installation in the Parade Ground (facing Tate Britain). Говорится, что «FLUX Exhibition - инновационный тип арт-ивента, в котором взаимодействие наиболее динамичных художников с приглашёнными музыкантами и артистами перформанса обеспечивает альтернативный вариант встречи с современным искусством». Еще детали: «FLUX утвердился как место для выявления новых художников и как составляющая „штучного”, нетрадиционного арт-процесса. Колледж искусств Челси и куратор, основатель FLUX'а Лайза Грэй (Lisa Gray) в четвёртом FLUX'е выводят на передний план 70 художников. В течение пяти дней интерактивного арт-ивента Грэй будет выбирать лучших из новых талантов».

Ну, некий пятидневный интерактивный формат, а куратор как бы из лонг-листа выберет ещё и какой-то шорт, что станет итогом. Такой формат, их дело. Цитируется и сама Lisa Gray, сообщающая, что «FLUX – и не ярмарка, и не рядовая выставка. FLUX – уникальный опыт как для художников, так и для зрителей. Работы художников здесь не состязаются друг с другом, но каждая из них отдельна и сияет своим светом». Дальше на сайте самопиар, даже переводить не охота, The support we have gathered since the first exhibition has cemented our place in the contemporary art world and allowed us to continue to be creative. Добавлено, что «Шоу (The show) представляет редкую возможность прямого контакта с группой одарённых художников, находящихся по пути к тому, чтобы стать в будущем знаменитостями». А также «… о нас писали Time Out, Aesthetica, Fad Magazine, Galleries, Glamour Mag и многие другие».

Да, пафос и список дружественных медиа (Time Out, Aesthetica, Fad Magazine, Galleries, Glamour Mag, and many more) несколько настораживают. То есть художник-то хороший, тут сомнений нет. Не так чтобы вперёд, в неизведанное, но хороший. Но по части институций возникли сомнения. Я решил выяснить, что такое Chelsea College of Art, и написал К.Кобрину, который в этом понимает и как лондонец, и как автор Arterritory: «Chelsea College of Art, оно такое что? Реальное или так, олигархов грабить через детей?» Ответ: «Реальное. Очень хорошее, в частности, отделение графического и книжного дизайна. Там преподаёт даже замечательный ирландский пижон, который делает книжки Fitzcarraldo. А это по дизайну самые сейчас в Британии тонкие. Но это, конечно, не Royal College of Art, ниже. Но место жутко дорогое, да».

Да, на сайте Oldaker видно, что прагматика обучения присутствует. А её фотографии вполне совпадают с живописной манерой и общей темой «connections, relationships, and purpose of random figurative groups».

Это был общий фактчекинг. Что до художницы, то её работы как бы вполне прямолинейны и, в принципе, можно бы уже заключить, что и городской мрачняк тоже повод для искусства. Тоже дело. Но там не всё так прямолинейно. Вообще, она не всегда пишет толпы.

Кроме того, иногда у неё нет людей вообще.

Ещё интересно, что по ходу раскрутки манеры письма происходит определённое абстрагирование. Вот ранний вариант.

Нынешние работы уже лаконичнее, а что это именно последние – понятно по выставке Flux 3 в прошлом ноябре в The Old Truman Brewery, London. Заодно видно, как они выглядят в экспозиции.

То есть эмоции тут уже можно оставить в стороне. Видно, как формируется определённое ядро манеры, нечто компактное и индивидуальное. Вполне обходящееся без оценки типа какие чувства автор хотел затронуть своими работами. Это уже по другую сторону такой воображаемой линии. Впрочем, К.Кобрин по поводу следующей работы сказал, что «рыночек – это, кажется, в Бетнал Грин, судя по красным социальным домам конца сороковых». То есть, невзирая на скольжение автора в абстракцию, физическая реальность вычисляется. Само собой, это не сувенирные работы.

А вот и мораль по поводу нарастания аскетизма Oldaker: всё равно, с чего и как начинаешь, потому что если в авторе есть какая-то своя штучка, то она сработает с любыми исходниками, сделав в конце концов то, чего бы ей – штучке – хотелось. Результат будет вполне отделён от начального импульса. Вообще, с искусством (литературой и т.п.) всё просто: если художник (литератор и т.п.) делает своё пространство – он да, художник, литератор и т.п., а если он работает в пространстве готовом, известном, и не выходит за его границы – ну, это типа искусство крепостных. Для раздела «культура» таблоидов. Тут дело не интровертное, а вполне социальное – в меру социальности культуры со всеми её слоями: производить пространства. Они не изолированы, но они отдельны. Не так что каждое под такое или сякое настроение, это вполне самостоятельные пространства, в которых – и не обязательно в единственном таком – человек (зритель/читатель) ощущает себя естественно. Почему-то он ему соответствует, пространству. Или наоборот, не важно.

Психология тут ни при чём, всякие типа тестовые параметры разобраться не помогут. Просто есть взаимное соответствие. Дело, конечно, знакомое до очевидности: кто-то себя чувствует естественно, глядя на Рембрандта, а кто-то – на Шишкина. Но тут давно в расширенном варианте, когда связь с общедоступной реальностью не обязательна. Кандинский, например, тоже такое пространство. Собственно, сто лет назад и в самом деле произошёл переход в другую цивилизацию. До этого по умолчанию реальность у всех была одна. Имелась ещё и духовная реальность, но и она была нормативной. Разве что какие-то ереси и отдельные партизаны вроде Бёме, Блейка, Сведенборга, наконец. А теперь пространства жизни как таковые произвольны. Следовательно, под существованием и форматом жизни предполагается уже нечто другое, а частная идентификация происходит не по таким и сяким общепринятым параметрам, но – по пространству, в котором человеку естественно. По набору таких его пространств, по их грозди, скажем.

В таком варианте главным будет именно это соответствие, а эмоциональные частности – позитив, негатив – уже как-то и ни при чём.

Впрочем, вот тут в самом деле мрачняк или нет? Что определяет мрачняк – толпы народа в одну сторону как автоматы, всё черно-белое и темное с вкраплениями цветного, тоже не сияющего. Но, в принципе, и что? Из чего следует, что это должно производить мрачняк? Темно – так погода такая. Толпы — людей там много, а им самим и не ужасно, не сбегают же всё-таки. Просто отношения и чувства строятся уже внутри ситуации, а она вот такая. Они в этом пространстве живут, а оно вот такое. Имела ли в виду мрачняк сама Oldaker? Мало того, вот следующая картинка – уже не её, моя фотография.

Это пассаж возле Сити, пятница (19 августа 2016-го). Толпа есть, печали не видно, индивидуальности налицо. Полагаю, эти люди благожелательно отнеслись бы к работам Олдэкер – по крайней мере, в тот момент. Всё же такое колеблющееся, поди пойми, где найдёшь, где потеряешь – хорошее настроение, например. Ну, а ещё Leadenhall присутствует и в известном клипе Erasure с уместным здесь названием: «Люблю ненавидеть вас», Love To Hate You. Ну, и все весьма радуются, слушая эти слова рефреном. Так что и в мрачности есть поводы для удовольствия как минимум – если это и была мрачность. Потому что в действительности всё обстоит совсем не так, как на самом деле.